mobile menu Меню
Рубрики новостей

Мертворожденное дитя индустриализации print

03.12.2013 2348 просмотров

Продовольственная безопасность и социально-экономическое благополучие -одни из тех факторов, оценочных индексов, по которым определяется состояние государства, его экономическое развитие и благополучие граждан, сообщает член КНПК Степаненко Олег.

Тот фактор, что страна способна сама себя прокормить в условиях, когда рынки открыты для импортной продукции, говорит о том, что её промышленность и сельское хозяйство конкурентоспособны, пользуются соответствующей поддержкой государства и имеют выходы на рынки страны. Такое положение показывает, что граждане данной страны активно заняты в данной сфере, которая дает им рабочие места, экономический доход и возможность приобретать качественный отечественный продукт произведенный ими же самими. В конце концов, всё это определяет, продовольственную независимость странны.

Различного рода программы, принятые правительством республики, ставили перед собой задачи решить и данный вопрос, дать государственную поддержку сельскому хозяйству, пищевой и перерабатывающей промышленности, обеспечить население стабильной работой, государственную казну доходом и получить возможность выхода отечественной продукции на рынки других стран. Не обошла стороной данная инициатива и наш район. В рамках данных программ в 2009 году была начата реализация крупного инвестпроекта по реконструкции и модернизации АО «Комсомольская птицефабрика». Проект по сути своей должен был стать прорывным и весомым событием в социально-экономической жизни района. Реализации его ждали как местные районные власти, на его возлагали свои надежды областное руководство, но особенно его ждали, а точнее сказать нуждались в нём местные жители. На реализацию проекта государственной компанией «КазАгроФинанс» были выделены средства в размере 2,7 млрд. тенге и еще порядка 720 млн. в проект вложило руководство предприятия. Все средства предназначались для проведения строительных и монтажных работ, закупку оборудования и пополнения оборотных средств.

На этом в принципе все, что касается красивых слов, радужных иллюзий и большого светлого будущего, стоит закончить. Начался этап практической реализации инвестпроекта, который, как показало время, не очень хотел вписываться в рамки государственных программ, чаяний и желаний, как чиновников, так и простых людей. Если период реконструкции зданий птичников и прочих производственных помещений, инженерных коммуникаций можно, мягко говоря, назвать пройденным без особых усилий, то запуск производства больше похож на реанимацию безнадежно больного.

По намеченным срокам продукцию птицефабрика должна была начать давать летом 2011 года, начиная с малых объёмов и постепенно наращивая производственные мощности и заселяя птичники, выйти на проектную и даже не к лету 2012, предприятие не способно дать продукции. Зимой 2010-2011 года на предприятие были привезены цыплята, которых разместили в трёх птичниках. Один птичник предназначался для будущего маточного поголовья, с которого планировали получить инкубационное яйцо, поголовье двух других птичников являло собой несушек, которые должны давать товарное яйцо. Если несушек удалось в дальнейшем задействовать в производственном процессе, и они давали яйцо и прибыль предприятию, зарплату рабочим, то маточное поголовье через год было вырезано или распродано. Инкубационного яйца предприятие не получило, практически все ресурсы, истраченные на содержание «маточного» поголовья ушли, как вода в песок. Между тем хочется отметить, что именно это самое «маточное» поголовье так активно засветилось в декабре 2011 года, когда в момент визита акима области (тогда Кулагина С.) предприятию давали «пуск» в жизнь. В торжественной обстановке по конвейеру убойного цеха прокатились тушки годовалых курочек из несостоявшегося маточного стада. Чему, кстати, все были рады, районные власти получили галочку, областные власти так же получили галочку, а вот рабочие оказались в недоумении от всего действа и последующего информационного сопровождения в СМИ. А ведь и было с чего. Назревали простые и в тоже время безответные вопросы. Где в принципе производство? Где рабочие места и, в конце концов, где заработанные деньги? Но кто тогда думал о тех, у кого зарождались данные вопросы? Всё вроде пошло, поехало, а временные трудности на то и временные – всё поправимо. Уже упоминавшаяся несушка давала яйцо, небольшую прибыль и работу десятку – другому рабочих рук. Плюс ко всему на предприятии содержалось некоторое количество поголовья уток, тех самых которыми когда-то славилось предприятие. Зарплаты шли с двух, а порой и трехмесячными задержками, люди терпели и надеялись на то, что государство не даст умереть проекту и предприятию в целом. На стенах предприятия висел плакат, вещавший, что сей объект во внимании партийного контроля правящей партии с указанием фамилии и инициалов ответственного лица. Плакат со временем охранники забросили в дальний угол – чтобы лишний раз не раздражал ждущих автобус рабочих. Это был, можно сказать, первый производственный год модернизированного предприятия.

Второй этап был куда более обнадеживающим в своем начале и соответственно более прискорбным по своему окончанию. В течение лета 2012 года был расширен инкубатор, в котором к тому времени уже год простаивало новое голландское оборудование, произведена техническая доводка кормоцеха, который также ещё не работал. Были приглашены иностранные специалисты, которые должны были всё это хозяйство запустить и попутно научить местных специалистов работать с оборудованием. Осенью того же года в инкубатор была заложена первая партия яиц, завезенных из Жезказгана, попутно готовился и начинался подвоз цыплят в птичники с целью форсирования производственного процесса. Вопросы о выплатах зарплат сошли на «нет». По мере того как данный вопрос был улажен, люди стали более оптимистично смотреть вперед и соответственно подход к работе изменился. В ноябре 2012 предприятие впервые дало продукцию согласно техническому регламенту, то есть инкубация, сорок дней содержания на откорме и соответственно – убой. Предприятие впервые начало давать реальную продукцию, на которую оно рассчитывалось в процессе модернизации, конечно, не в объёмах 12 тыс. тонн, но это был заметный и существенный шаг вперед. Старт был хороший, но проблемы не заставили себя долго ждать.

Вначале началась чехарда с руководством фабрики так сказать на местах, в разгар производственного процесса сменилось все исполнительное руководство птицефабрики. Что с ними поделил или не поделил генеральный директор Богдевич Г. Э., вопрос достаточно сложный. Между тем стоит отметить, что смена руководящих и исполнительных работников высшего звена для птицефабрики такая же визитная карточка, как и невыплата зарплат. Несмотря на то, что предприятие хоть с горем пополам, но работало, начались появляться долги по зарплате. 

Кроме того, появились долги перед поставщиками минеральных и прочих добавок к кормам. Плюс ко всему шел слабый или не шел вообще расчет за инкубационное яйцо, которое поставлялось из России (как в принципе и многие остальные компоненты). А свое маточное поголовье, как известно из текста выше, предприятию осилить не удалось. В конце концов, в процессе работы выяснилось, что птицу нечем кормить, яйцо брать неоткуда – в долг давать никто не хочет, да и не станет, если ещё за старое не расплатились. Постепенно в корм пошел семенной фонд предприятия, которое имея свои поля, ежегодно сеялось. К весне семенной фонд был практически скормлен птице, и вопрос о кормах вновь встал ребром.

 Слабые попытки властей решить данную проблему не привели к какому либо существенному прогрессу. Выделенного корма едва хватило с горем пополам прокормить то, что ещё оставалось в базах. И как следствие были случаи преждевременной отправки птицы на убой по причине срыва её роста и привеса в связи с некачественными кормами. По ходу всего процесса было принято решение об отправке на убой поголовья уток, которое объяснялось тем, что содержать данное поголовье экономически не выгодно. Чуть позже к лету 2013 года на убой пошло поголовье несушек. Таким образом, к концу лета 2013 года на предприятии не осталось какой-либо живности, и соответственно оно фактически было закрыто.

Итог всех этих стараний и попыток запустить предприятие стало то, что рабочие оказались без работы. Конфликт, связанный с долгами по зарплате, задолжность за которые доходила до трех месяцев, чуть не перерос в открытый социальный конфликт, наделав шуму в районном центре и переполошив всех чиновников из различных государственных структур. Власть, которая гордо рапортовала о запуске предприятия, молча меняется на своих местах, и так же молча отсиживается по кабинетам.

 А ведь как раз в интересах государственных чиновников, держать на жестком контроле такие вопросы, доказывая то, что оно, это самое государство, у нас ещё есть. И что народные деньги, вложенные в предприятие, будут работать на благо народа, повышая тем самым благосостояние всего государства. Между тем на полках в магазинах по-прежнему красуется мясо птицы, привезенное к нам из США, России и других стран, а предприятие, рассчитанное на производство 12 тыс. тонн мяса простаивает, как бы говоря, что о продовольственной независимости и социально-экономическом благополучии села говорить ещё очень рано. 

В избранное
Нравится





Поделиться

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей