mobile menu Меню
Рубрики новостей

Давай меняться! print

03.08.2016 287 просмотров

«Махнемся не глядя: одна красная скрепка, которая потрясла мир» – так называется книга Кайла Макдональда. В ней рассказывается, как обычному канадцу удалось обменять дизайнерскую канцелярскую скрепку на двухэтажный дом, рассказывает ko.ru.


От собственного особняка автора книги отделяли год и 14 обменных операций, в которых он не задействовал ни цента. Начал он с того, что в Ванкувере обменял скрепку на шариковую ручку в форме рыбки. В тот же день она была обменена на самодельную дверную ручку в виде смешной рожицы. Ручка превратилась в газовую плитку для кемпинга с запасом топлива, потом – в 1000‑ваттный генератор, пустой кег для пива с обязательством наполнить его выбранным напитком, снегоход, путевку на двоих в Скалистые горы, автофургон, контракт с канадской студией звукозаписи, бесплатное годовое проживание в доме начинающей певицы в Орегоне, вечер в компании рок-музыканта Элиса Купера, сувенирный снежный шар с надписью Kiss. Шар Кайлу Макдональду удалось удачно обменять у голливудского режиссера Корбина Бернсена, коллекционировавшего подобные шары, на роль в его фильме «Донна по требованию». И наконец, почти год спустя после начала эксперимента, Макдональд обменял роль в фильме на двухэтажный дом в канадском городке Киплинг. Кстати, обмен предложила сама мэрия Киплинга, которая провела общегородской кастинг среди желающих сняться в кино.

Молитва как расплата

Если для Макдональда обмен был своего рода игрой, то для россиян бартер может вновь стать реальным экономическим инструментом. Для оживления экономической активности в России до уровня 2013 г. в экономику необходимо влить около 19 трлн руб., считает советник президента РФ Сергей Глазьев. В условиях нехватки живых денег подзабытый за сытые двухтысячные бартер снова набирает обороты. Бизнес, особенно в провинции, постепенно переходит на безденежные расчеты. Бартерные механизмы предлагают использовать и на государственном уровне. Осенью прошлого года помощник руководителя Россельхознадзора Алексей Алексеенко заявлял, что для ухода от расчетов в долларах Россия получает предложения от Ирана, Турции, Индии и Китая об обмене продуктами. «Я думаю, это достаточно неплохая схема для обеспечения стабильности, со своими особенностями, плюсами и минусами, но тем не менее она может обеспечить определенную стабильность», – говорил тогда Алексеенко.

«Тема бартера в кризисные периоды возникает постоянно, и часто он кажется спасением, – уверен Дмитрий Жданухин, президент Ассоциации корпоративного коллекторства России. – На этом до некоторого времени (примерно до 2005 г.) старались зарабатывать различные площадки – биржи и т.д. Однако распространение Интернета привело к тому, что бартерные варианты стало проще искать самостоятельно, нежели через посредников, и поэтому проект Германа Стерлигова в 2008 г., связанный с поиском бартерных расчетов, не был успешным».

Стерлиговский Антикризисный расчетно-товарный центр (АРТЦ) стартовал в ноябре 2008 г. и позиционировался как антикризисная система бартерных расчетов. Но бизнес-партнеры обвинили Стерглигова в строительстве финансовой пирамиды. Клиенты АРТЦ должны были закупать у него программное обеспечение по цене от 30 000 до 200 000 евро. В начале 2010 г. был подан иск о банкротстве компании.

По мнению Дмитрия Жданухина, бартер интересен еще и тем, что иногда возможны необычные и даже нефинансовые варианты погашения задолженности. «Вспомним мировое соглашение, где РПЦ обязалась молиться за кредитора, если тот откажется от претензии по долгу за работу», – рассказывает Дмитрий Жданухин. Кроме того, в сложных корпоративных взысканиях случается своего рода бартер – кредитор отказывается от претензий в обмен на новые контракты, связанные с задолжавшей ему организацией.

Рост бартерных сделок становится индикатором кризиса, как и рост количества бартерных сервисов.«Предложения о бартере появляются все чаще. Так, недавно один клиент рекомендовал нам принять годовые карты на занятия в его спортивных клубах в качестве оплаты за мониторинг, – рассказывает гендиректор PR Partner Инна Алексеева. – Основной плюс бартера – экономия на налогах. Однако обмен при бартере не всегда будет равнозначным: приходится идти на компромисс ради сделки». По ее словам, агентство несколько лет подряд проводило конференцию «PR в сфере IT» с привлечением информационных партнеров по бартеру. При этом оценить результативность рассылки, размещение баннеров на сайтах и анонсов можно по количеству и качеству переходов по ссылкам. «Чем больше пользователи провели времени на нашем ресурсе, кликнув на ссылку, тем выше вероятность, что это наша целевая аудитория. Но просмотры не всегда дают продажи билетов, – утверждает Инна Алексеева. – Поэтому мы предоставляем партнеру место участника, только если в результате его активности приходят покупающие слушатели. Это проверяется по партнерскому коду на скидку. Такой подход гарантирует, что бартер будет эффективен и для нас». 

В России есть много площадок для бартерного обмена: для промышленного товарообмена (b2b.ru, rusbarter.ru, profbarter.ru и др.) или сайты для бартера услуг (например, barter.ru).

«Популярность бартерных агрегаторов на нынешнем этапе обусловлена двумя факторами, – уверен Алексей Гордейчик, адвокат, управляющий компании «Гордейчик и партнеры». – Во‑первых, распространение интернет-технологий, позволяющих быстро и эффективно сравнивать товары не только в целях их покупки, но и обмена, само по себе является набирающим обороты трендом. Во‑вторых, с правовой точки зрения регулирование бартерных отношений подчинено гл. 31 ГК РФ «Мена», касающейся древнейшей формы сделки, возникшей еще в первобытнообщинном обществе. Вполне закономерно, что интерес к этой архаичной форме идет вверх в кризисные периоды развития отстающих (индустриальных) экономик, когда существенно возрастает цена живых денег».

Деньги живые и мертвые

Интерес к бартерным сервисам прямо пропорционален действиям ЦБ. В начале года регулятор зажимал свободные средства, что вызвало аншлаг на бартерных площадках. «Пока 100‑процентной готовности к чисто бартерной торговле в России нет», – уверен Александр Морозов, сооснователь компании «Росбартер», которая была основана во время прошлого кризиса и специализируется на безденежных сделках, эквивалентных 500 000 руб. и более, и дисконтной торговле. Причем изначально в «Росбартере» ориентировались на многоходовые сделки и создали сложный алгоритм, по которому выстраивались обменные цепочки. Но затем систему максимально упростили. По словам Александра Морозова, большинство сделок проходит между профессиональными участникам – теми, кто бартером занимается постоянно. На их долю приходится 70% всех бартерных сделок. В основном реализуются оборудование, спецтехника, строительные материалы, недвижимость, чуть реже – автомобили. В топе – направления, где есть проблемы с платежеспособным спросом. Распространен этот механизм взаиморасчетов на строительном рынке, когда за поставку стройматериалов расплачиваются недвижимостью и стройвариантами – этот рынок Александр Морозов оценивает в сотни миллиардов рублей.

За все время существования «Росбартера» в системе зарегистрировались более 7000 пользователей. Александр Морозов утверждает, что начиная с конца 2015 г. увеличилось количество предложений: в день рассматривается 10–15 заявок, до этого было в три раза меньше. Если его компания не участвует в сделке в качестве стороны, она продает контакты или сопровождает сделку. В этом случае первоначальный взнос контрагента обычно равен 25 000 руб. плюс 3–5% от сделки. Максимальные квартальные показатели, по словам Александра Морозова, были достигнуты в 2013 г. – в пересчете на реальные деньги провели сделок на 10–12 млн руб. (это лишь сделки, по которым «Росбартер» проходил одной из сторон или сопровождал сделку; прямых договоренностей между контрагентами было намного больше).

В последний год на рынке появилось несколько молодых бартерных сервисов сходного профиля. Рост рынка вырабатывает привычку к такого рода сделкам. Недоверие и прочная ассоциация с девяностыми приводят к тому, что компании долго «ждут погоды» с затоваренными складами, а потом готовы сбывать товар с большим дисконтом. В совокупности сделок «Росбартера» треть приходится на чистый бартер и две трети – на дисконтную торговлю за живые деньги.

Денежное исключение

Для малого и среднего бизнеса, который начинает с нуля,  бартерные сделки – сейчас чуть ли не единственная стартовая возможность. В молодом интернет-проекте «Всепобартеру.ру», который в основном соединяет небольших заказчиков с небольшими же исполнителями, за четыре месяца зарегистрировались более 5000 пользователей. Многих привлекает девиз сервиса: «Забудьте о деньгах, давайте меняться!»

«Мы считаем, что роль денег в современном мире сильно переоценена. Деньги можно полностью исключить из экономического взаимодействия, заменив универсальным активом, универсальной валютой – временем», – говорит сооснователь «Всепобартеру.ру» Татьяна Коробкова. Впрочем, на площадке есть возможность условно оценить свои услуги и товары в рублях, что позволяет партнерам при совершении сделки соотнести объемы затраченного труда.

«Мы вышли на рынок в удачное время. В кризис, в период экономического спада у людей становится меньше денег, им сложнее покупать друг у друга товары и услуги. Запускается механизм порочного круга, а точнее, спирали, с каждым витком которой покупательная способность снижается. Сервис позволяет вновь инициировать процесс обмена товарами и услугами, удаляя деньги из сделки», – отмечает Татьяна Коробкова.

Проект вырос в среде московской digital-тусовки. Татьяна Коробкова рассказывает о его истоках: «Пиарщикам и маркетолагам хорошо известны принципы безденежного – информационного – сотрудничества: мы вас баннерами «посветим», в пресс-релизе упомянем, а вы нам кейтеринг на мероприятие организуете». Идеологи проекта изначально сосредоточились на разработке инструментов для небольших компаний, ИП и физических лиц. Регистрируясь на сайте, пользователь отмечает, что он имеет или может сделать и что хотел бы получить взамен.

Ресурс работает с полной премодерацией, что позволяет периодически избавлять его от номинальных фигур. По словам Татьяны Коробковой, основным спросом и предложением пользуются услуги маркетинга и PR. Очень много блогеров, готовых рекламировать все что угодно за «пробники». На сайте активно идет обмен самыми разными услугами и товарами: журналисты предлагают написание статей, веб-мастера – создание сайтов, владельцы интернет-магазинов – бытовую технику, одежду, другие вещи, рестораторы – купоны на бесплатные обеды и ужины, владельцы развлекательных заведений – билеты на мероприятия…

Целевая аудитория «Всепобартеру.ру» – фрилансеры, индивидуальные предприниматели, представители малого бизнеса, самозанятые лица. Амбициозные планы на «многомиллионную популярность» основатели стартапа подкрепляют статистикой: в России более 3 млн индивидуальных предпринимателей, около 1% всех работников РФ – фрилансеры (Бюро статистики труда, 2015), но, по неофициальным подсчетам, их намного больше, так как в этом сегменте высок процент теневой работы (по данным Upwork, фрилансеры составляют 15% от общего трудового ресурса планеты). Предложения о сотрудничестве на подобных ресурсах могут оставлять и занятые в теневом секторе, а таких граждан, по оценкам Минсоцтруда, около 20 млн. «Потенциально каждый пользователь Интернета, а аудитория Рунета превышает 80 млн человек, может стать клиентом бартерного сервиса», – считает Татьяна Коробкова.

Частая история: фрилансер, предоставляющий услуги профессиональной фотосъемки, хочет сделать ремонт в квартире и готов расплатиться за это своей работой. Его потенциальный контрагент – дизайнерское бюро интерьеров или бригада мастеров, заинтересованных в качественных фотографиях для портфолио. Однако цель сервиса – создание бартерных цепочек. Это позволит обмениваться услугами и товарами трем, пяти и более контрагентам. В бартерном многоугольнике могут оказаться ателье, которому требуется фотосессия; профессиональный фотограф, которому нужно починить джип; автомастерская, которая согласна получить оплату товарами из интернет-магазина; интернет-магазин, которому нужно SEO-продвижение, и наконец – команда «сеошников», которые готовы получить оплату одеждой из ателье. Но в бартерной стратегии пока есть слабое место. Если с подстраховкой выпавших звеньев и выстраиванием всей системы можно справиться с помощью автоматизированной платформы, то преодолеть недоверие пользователей, которые пока с большой опаской пробуют однократный бартерный обмен, будет сложно.

Всего с начала работы «Всепобартеру.ру» через платформу прошло бартерных сделок на сумму около 15 млн руб. Это только те сделки, что были учтены, но бывает так, что партнеры договариваются между собой сами.

Риски незнакомцев

«Для компаний бартерные площадки расширяют количество услуг или товаров, которые их клиенты получают на бартерной основе, – отмечает Дмитрий Васильев, руководитель отдела развития и рекламы Международного центра интернет-торговли Allbiz. – Но здесь возникает вопрос безопасности. Если компания не знает партнера, не общалась с ним лично, то какова вероятность того, что он выполнит свои обязательства качественно и в срок? Тут либо общение переходит в офлайн и онлайн-площадка становится одноразовой точкой контакта компаний, либо площадка берет на себя функции обеспечения добропорядочности компаний, которые оказывают бартерные услуги, выступая арбитром в сделке». Также к минусам такой схемы расчетов Дмитрий Васильев относит сложности в оценке товаров и услуг и трудности, связанные с выстраиванием рейтингов участников.

Преимущество онлайн-сервисов очевидно – они просты в использовании: не составит большого труда зарегистрироваться на площадке, указать свои навыки или товары и получить возможность договариваться о сделках.

Перспективность «Всепобартеру.ру» подтверждает интерес инвесторов, которые уже вложили в проект около 3 млн руб. И ресурсы для развития проекта Татьяна Коробкова оценивает все-таки в деньгах: «Чтобы выйти в хороший плюс, нам нужно много денег – больше 10 млн руб.».

Монетизацию сервиса, которая будет внедряться итерациями, включили месяц назад – это дало 150 000 руб. Уже сегодня действует закрепление сделок или возможностей пользователей в топ-ленте. Тестируются платное попадание в рассылки и прохождение тестов, а также сдача экзаменов на знание предмета своей деятельности (к примеру, подтверждение знание основ PR или Photoshop). Более востребованы услуги персонального ассистента, подбирающего потенциальных партнеров для проведения бартерных сделок. Сейчас это стоит 7000 руб. за сделку.

«Всепобартеру.ру» не несет юридической ответственности за качество сделок, единственное, что сервис предлагает своим клиентам, – возможность скачать договор мены. «Мы думаем над тем, чтобы внедрить механизм безопасной сделки, как во фрилансе», – рассказывает Татьяна Коробкова.

Неуверенность в безопасности сделки останавливает потенциальных участников крупных сделок, например, по недвижимости. А они имеют большой потенциал – обменные сделки, популярные в советское время, приобрели особое наполнение: бартер позволяет избежать привязки налога к кадастровой стоимости недвижимости. Меняют загородные дома на заводы, квартиры в столице на испанскую недвижимость. Так, на сайте «Авито.ру» можно найти объявления о продаже деревенского дома в 50 км от МКАД по Новорязанскому шоссе с вариантами обмена на квартиру в Москве, а также на новый автомобиль (Toyota Camry, Hyundai i40, Kia Sportage, Kia Sorento, Mazda 6) с доплатой. Или такое предложение: «Продается нежилое помещение в Германии. Возможен обмен на недвижимость в Москве или Подмосковье (квартиры, комнаты, доли), авто, а также на недвижимость (включая инвестиционные контракты) в Таиланде». По разным оценкам, на бартерные сделки приходится 1–5% всех сделок с недвижимостью. Сходятся эксперты в одном – их количество растет. Так было в 1998 г. и в 2008‑м, то же самое происходит и сейчас.

Стоит ждать судов

Алексей Гордейчик напоминает, что судебные споры по бартерным сделкам в настоящее время единичны, но прогнозирует возрастание их количества. «Основная сложность таких договоров с позиции досудебного интереса сторон (предварительных действий на случай возникновения спора) – сложность их своевременного документирования на бумажных носителях». По опыту 1990‑х можно сказать, что основной риск бартерных договоров в сфере бизнеса связан с затруднениями в уплате налогов. «В результате обмена стороны получают только товар, но не деньги, а имущество наше государство пока в исполнение фискальных обязательств не принимает. Как результат, развитие бартера будет подталкивать предпринимателей к серым схемам деятельности», – считает он.

По данным МВФ и International Reciprocal Trade Association, потенциальную емкость мирового рынка бартерных операций еще несколько лет назад можно было оценить в $240 млрд. В США действует около 400 компаний, специализирующихся на бартерных сделках, причем, как показывает 30‑летняя история отрасли, их бизнес жизнеспособен как в периоды кризиса, так и во время интенсивного экономического роста.

Отечественный рынок тоже знаком с бартером и взаимозачетом не понаслышке. В 1990‑е годы юрлица были вынуждены перейти на натуральный обмен продукцией и даже выплату зарплаты произведенным товаром. 

«Бартерные сделки – наиболее простой и удобный способ решения производственных задач предприятия без отвлечения на закупку сырья дефицитных сегодня оборотных средств, – подчеркивает Павел Дашевский, основатель Dolgi.ru. – Однако бартер – совсем не способ решения проблем экономики. Так мы и к натуральному обмену вернемся. Но с чем точно невозможно не согласиться, так это с тем, что долгов предприятий друг другу будет на несколько порядков меньше, что само по себе уже неплохо».

С помощью бартера можно не только обменять скрепку на дом. 

В избранное
Нравится





Поделиться
Теги данной новости

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей