mobile menu Меню
Рубрики новостей

СУЛТАН ХАН АККУЛЫ: БЕЗ ГОЛОВЫ КЕНЕСАРЫ ХАНА ПРАЗДНОВАНИЕ 550-ЛЕТИЯ КАЗАХСКОГО ХАНСТВА БУДЕТ НЕПОЛНЫМ print

31.05.2015 549 просмотров

В середине 80-х годов соответствующие ведомства решили было передать Казахстану исторические и культурные ценности, в том числе и череп последнего казахского хана, как в декабре 1986 года грянули известные декабрьские события, после чего российская сторона отказалась от своего намерения. Об этом и о том, почему 170 лет голова Кенесары хана  — внука хана Аблая, которую он в буквальном и переносном смысле положил на борьбу за восстановление единого казахского национального государства, не может вернуться на родину, в преддверии празднования 550-летия Казахского ханства мы решили поговорить с  исследователем истории движения и Автономии «Алаш»,  директором Общественного фонда «Алашорда», доктором PhD Султан Ханом Аккулы, передает 7News.kz.


- Султан Хан Аккулы, расскажите, что побудило тогда еще советскую верхушку отказаться от намерения передать культурные и исторические ценности, в том числе и череп Кенесары хана, Казахстану?

Султан Хан Аккулы: После того, как в 1986 году в Алматы грянули декабрьские волнения казахской молодежи и студентов, в недрах КГБ СССР появляется докладная записка под грифом «совершенно секретно», завизированная председателем КГБ СССР Виктором Чебриковым. В ней, в частности, говорилось: «Запретить запланированную передачу республиканским министерствам и ведомствам исторических и культурных ценностей досоветской эпохи; ряд экспонатов, теоретически способных подтолкнуть рост «национального самосознания», засекретить и передать из хранилищ общедоступных музейных фондов в ведение научно-исследовательского института происхождения человека при РАМН СССР». Среди экспонатов, перечисленных в приложении записки, как раз значились и мумицированный череп хана Кенесары, а также многие другие предметы, так или иначе связанные с его именем. Эти экспонаты были переданы в научно-исследовательский институт происхождения человека - один из секретных подразделений КГБ СССР. Руководителем его являлась профессор Лидия Ахундова - аж с 1972 вплоть до его упразднения в 1992 году. «Я сама лично сдавала экспонаты по описи. А на следующий день меня с почетом проводили на пенсию», -  признавалась впоследствии Лидия Георгиевна.

Различные исторические документы, касающиеся восстания хана Кенесары периода 1837-1847 годов, его переписка с российскими колониальными властями и многое-многое другое, а также «дело о возмутителе султане Кенесары Касымове», действительно хранятся в российских архивах – в Омске, Москве, С.-Петербурге, Российской государственной библиотеке и т.д. В Гохране России с 1992 года находятся еще и несколько трофейных мечей, подлинники книг девятнадцатого столетия, боевые знамена войска хана Кенесары и, собственно, его голова, точнее, его мумицированный череп.

И очень важно подчеркнуть, что теперь череп хана Кенесары уже не спутать ни с каким другим аналогичным фрагментом человеческого тела, коих в российских архивах и музеях хранятся тысячи. Исходя из одного важного документа, обнаруженного в июне прошлого года в Государственном историческом архиве Омской области (ГИАОО), он имеет особую отметку – «казённую печать на его лобной части». Под «казённой печатью» имелось в виду, по всей видимости, печать самодержавной России до 1917 года. А документом, в котором было найдено это утверждение, является две пожелтевшие тетрадные страницы с рукописным текстом, написанным простым карандашом, имеющиеся в  личном архиве Андрея Палашенкова, известного среди омских краеведов как «Фонд Палашенкова». В этой рукописи безусловную ценность представляют следующие строки (приведу дословно): «Среди многочисленных архивных связок, хранившихся в Главном управлении Западной Сибири, здесь в канцелярии, как пишет литератор Сергей Марков, чиновники держали дело о возмутителе султане Кенесары Касымове. «Дело» имело при себе необычайное «приложение» – пожелтевший от времени крепкий человеческий череп С КАЗЁННОЙ ПЕЧАТЬЮ НА ЕГО ЛОБНОЙ ЧАСТИ. Это – голова султана Кенесары Касымова, внука Аблай-хана...».    

han.jpg

Помимо всего, в упомянутом выше ОГИК музее в Омске находится ружьё хана Кенесары. Оно является экспонатом музея уже более века! Ружьё было преподнесено в подарок первому генерал-губернатору Казахского степного края Герасиму Колпаковскому в 1882 году – спустя 35 лет после трагической гибели хана Кене. Генерал Колпаковский подарил его в том же году музею Западно-Сибирского отдела ИРГО. Прошлогодней научной экспедиции, которую можно условно назвать «Омской», удалось выяснить имя этого «щедрого» дарителя. Им оказался казах по имени М.Дусентаев...  

ruzhe1.jpg

- Почему уже больше полувека казахам не удается вернуть ставшей уже сакральной голову своего хана на историческую землю?   

Султан Хан Аккулы: Это нелепый и возмутительный факт. Некоторые архивные дела о Кенесары хане по сей день хранятся под грифом «для служебного пользования», или сокращенно – ДСП. Это сильно ограничивает доступ к архивным документам.  Например, ряд исторических дел, имеющий более полуторавековую историю – относящийся к периоду восстания хана Кенесары – первой половине ХІХ столетия, где речь идет о его попытках установить, точнее – восстановить былые дипломатические отношения с Китаем, в Омском областном архиве до сих хранится под грифом ДСП и выдается лишь с личного разрешения директора архива. Что это означает, я думаю, не надо долго объяснять.

Требования о возврате останков хана Кенесары поступали в Кремль периодически, начиная с 50-60-х годов прошлого века, еще с советского периода. Причем как от государственных учреждений – министерств, научно-исследовательских институтов Казахстана, так и от частных лиц. Подобные требования зачастили особенно в годы независимости. В 2009 году я лично видел письмо консула Казахстана в С.-Петербурге с подобной просьбой, адресованное директору петровской Кунсткамеры. В тот раз я в С.-Петербург приехал с одной единственной целью: убедиться либо опровергнуть устоявшееся мнение, что останки хана Кенесары хранятся или в Кунсткамере, или Эрмитаже. И убедился в том, что останков хана Кене там уже давно нет.

Не далее как в прошлом году группа лиц из Алматы отправила президенту России Владимиру Путину открытое письмо с требованием вернуть голову хана Кенесары. Какой ответ последовал на это письмо и вообще дошло ли оно до адресата, мне не ведомо.

Встреча с писателем, журналистом-исследователем, ныне покойным Амантаем Сатаевым, посвятившим немало времени изучению восстания хана Кене (в частности, поиску его головы), в корне изменила моё отношение к этой легендарной исторической личности.  Подчеркну, что покойный Сатаев свои исследования и поиски вёл в советское время, в 60–80-х годах, серьёзно рискуя попасть в немилость всевидящего ока и коммунистического режима и КГБ, что чаще всего заканчивалось для любого смельчака, по крайней мере, «психушкой». Мне же, волею обстоятельств, но уже в годы национальной независимости и при полной свободе действий, приходилось возвращаться к этой теме лишь эпизодически. Признаюсь, что продолжение дела покойного Амантая Сатаева велось параллельно с исследованием истории национально-освободительного движения «Алаш» начала ХХ века и его лидера Букейхана. Последняя экспедиция в Омск не стала исключением. 

В Омском государственном историко-краеведческом музее (ОГИК), особенно в госархиве, где потрудилась экспедиция, их руководители пытались убедить нас в том, что информация о нахождении черепа султана Кенесары Касымулы в ОГИК или ГИАОО – не более чем легенда, неизвестно кем распространённая, но не имеющая под собой никаких оснований.

Особо подчеркну, что, интересуясь дальнейшей судьбой останков хана в Омске и Санкт-Петербурге в 2009 году, члены экспедиции не ставили своей целью непременно найти сам предмет поисков, сколько искали ответы на не менее важные вопросы: когда, куда, кем, кому – до революции 1917 года или после – и по чьему приказу или распоряжению он передан?

Мне, имеющему более чем 20-летний опыт работы в архивах России, пришлось впервые за эти годы столкнуться с этим наследием советского прошлого. К примеру, архив КГБ СССР образца 1991 года, архив КГБ Казахстана образца 1992 и ФСБ РФ образца 1995 года (в 1995 году ещё ФСК– федеральная служба контрразведки) – самых закрытых государственных ведомств – показались более открытыми и доступными, нежели «гражданский» ГИА Омской области образца 2014 года. Поскольку в ГИАОО все дела, отмеченные грифом ДСП, выдаются только исключительно с разрешения первого руководителя учреждения. Тогда как спецслужбы СССР, Казахстана и России по первому же письменному обращению предоставляли настоящие копии документов из некогда «совершенно секретных» дел. А КГБ Казахстана образца 1992 года вообще допустил к работе в архиве без лишних формальностей.

Не менее странным показалось и то, что грифом ДСП были отмечены дела, имеющие более полуторавековую историю – к периоду восстания хана Кенесары – первой половине ХІХ столетия.

Директор ГИАОО, к кому мы обратились за разрешением, к сожалению, буквально на следующий день после нашего визита в архив отправилась в заслуженный летний отпуск. Несколько виноватые ответы рядовых сотрудников ГИАОО, вроде «как нам сказали, так мы и сделали: обращайтесь к руководству», а ответ и.о. директора о том, что «разрешение может дать только сама директор после выхода из отпуска» лишь усилило наше недоумение. Судя по всему, это явление возникло недавно. И очень похоже, что оно – не плод собственной инициативы руководства ГИАОО, а последствия указания откуда-то «сверху».
Ничего приятного не было и в грифе «ОЦ» (очень ценное), который при заказе копий необходимых архивных документов чувствительно ударил по карману без того небогатых учёных из Астаны.

- Что говорят и думают о Кенесары хане в России?

Султан Хан Аккулы: Немного предыстории. Русская императрица Анна Иоановна грамотой от 12 февраля 1731 года согласилась принять казахов в подданство России на условиях, содержащихся в письме-просьбе хана Младшего жуза Абулхаира. Этот акт юридически заложил начало вхождения Казахстана к России. 10 октября 1731 года хан Абулхаир принял присягу в верности императрице от имени, как свидетельствуют последние материалы из российских архивов, не только подвластных ему казахов Младшей орды, но и всех трех жузов, что явилось обманом.

Тем не менее окончательно уточненными условиями соглашения о добровольном подданстве Казахстана являлось следующее: казахи обязывались сохранять верность императрице и ее наследникам, согласились на ограничение внешнего суверенитета ханства, обязывались нести воинскую службу, не нападать на торговые караваны и других подданных России, вернуть пленных, платить подати или налоги, выделять аманатами детей ханов и султанов.

В свою очередь, принимающая в свое подданство сторона в лице Российской империи обязалась - обратите внимание - «охранять своих новых подданных от внешнего нашествия и притеснения». Очевидно, что в условиях соглашений не предусматривалось правомочие русской империи вмешиваться  во внутренную политическую жизнь казахов, не говоря уже о покушении на их земли и территорий. Переговоры носили добровольно-договорный характер, пусть даже при фактически неравноправном положении договаривающихся сторон. В итоге Казахстан вошел в подданство Российской империи, юридическим признанием чего явились торжественные клятвы ханов, султанов, родовых вождей, народных биев и батыров [тарханов] в верности ей.

С государственно-правовой точки зрения, по условиям соглашений формой зависимости Казахстана от России являлся протекторат. Юридическим критерием протектората является ограничение суверенитета протежируемого государства, в частности, Казахские ханства потеряли самостоятельность во внешней политике, перестали быть субъектом международно-правовых отношений. Но, в то же время, я подчеркиваю, протекторат предусматривал сохранение для государства-протектората внутреннего самоуправления, тогда как уставами 1822 и 1824 годов, не говоря уже о более поздних политико-административных реформах 1867-1868 годов, а также положениях от 1886 и 1891 годов, русская империя грубо и безаппеляционно нарушила односторонне все условия вхождения Казахстана в подданство.

Юридически отношения ханств Младшего и Среднего жузов с Россией до 1822-1824 годов именовались «подданством», но в соглашениях нет ни слова о превращении казахских ханств и их территорий в неотъемлемую часть и собственность России. Казахские ханства существовали как вассальные государства, как, например, Австралия относительно Великобритании, и русская империя вплоть до 20-х годов ХIX века все сношения с казахскими правителями осуществляла через свою коллегию иностранных дел.

Дальнейшие реформы, проводившиеся русской империей в Казахстане, имели конкретную задачу: «добиться слияния киргизских степей с прочими частями России». Между тем ликвидация ханского института государственной власти в Среднем и Младшем жузах уставами 1822 и 1824 годов было ничем иным как ликвидацией казахской национальной государственности. Это явилось вопиющим, грубым и односторонним нарушением Российской империей условий присоединения Казахстана и своих же вышеупомянутых обязательств по двусторонним соглашениям. Так была грубо и незаконно прервана история Казахского ханства, 550-летие образования которого мы празднуем в этом году.

В очерке «Исторические судьбы Киргизского края (замечу, что под «киргизским» и «киргизами» подразумевались Казахский край и собственно казахи - вплоть до 1925 года) и культурные его успехи», который был издан в 1903 году в Санкт-Петербурге в многотомном сборнике «Россия. Полное географическое описание нашего отечества»  мы найдем такие строки: «В сороковых годах ХІХ века Киргизская степь в последний разъ вспомнила старину. Внук Аблай-хана Кенесары Касымов, затмивший в народных сказаниях славу своего популярнейшаго  деда, собрал  несколько  тысяч  наездников из представителей недовольных и, объявив себя восстановителем былого величия киргизскаго народа, пытался поднять под свое знамя весь киргизский народ... Благодаря этому обстоятельству Кенесары В ТЕЧЕНІЕ 7 ЛЕТ ПРОДЕРЖАЛСЯ ГОСПОДИНОМ КИРГИЗСКОЙ СТЕПИ, которую исколесили его приверженцы ОТ ОРЕНБУРГА ДО КАРКАРАЛОВ, ОТ ПЕТРОПАВЛОВСКА ДО ТУРКЕСТАНА».

Кенесары Касымулы пытался не просто восстановить единое-неделимое казахское национальное государство с изжившим свой век ханским институтом государственной власти, а с вполне современными структурами государства, как система налогооблажения, казна (государственный бюджет), регулярная армия и т.д. В этом можно убедиться, прочитав труды историка Ермухана Бекмаханова о восстании казахов под предводительстом Кенесары, переизданные в последние годы.

Другой исторический факт в том, что регулярная, профессиональная и вооруженная современными видами стрелкового оружия армия могущественной русской империи оказалась бессильной на протяжении 10 лет – с 1837 по 1847 годы – перед полководческим талантом Кенесары. Например, один из российских исследователей середины XIX века Л. Мейер отмечал, что Кенесары «был храбр донельзя». Русский географ, известный исследователь истории и этнографии казахов  тургайского края А.Добросмыслов также не смог удержаться от похвалы: «Этотъ султанъ былъ человекъ энергичный, решительный, обладавшій къ тому же недюжиннымъ умомъ».

Еще один русский исследователь, краевед Семипалатинской области, депутат І и ІІ Государственной Думы Николай Коншин не скрывал своего восхищения личностью хана Кене: «После гибели в Туркестане султана Касыма Аблайханова и его сыновей Саржана и Исеньгелды во главе киргизскаго движения стал их брат Кенесары Касымов. Это был выдающийся во всех отношениях человек, стоявший много выше своих сподвижников, навсегда умевших выйти из узкой сферы личных и родовых отношений. Только в лице Кенесары мы встречаем в истинном смысле национального киргизскаго «героя», мечтавшаго о политическом объединений  всех киргиз».

Британский ученый, исследователь истории казахов середины XIX века Т.-В. Аткинсон утверждал следующее: «Кенесары готовил из киргизов прекрасных бойцов. Многие говорили  мне, что именно необычайная ловкость в обращении с копьем и боевым топором позволяла джигитам Кенесары столь успешно воевать с превосходящими силами противника. Имея хороших офицеров, киргизы могли бы составить лучшую кавалерию в мире».

Кенесары хан пал по нелепой и трагичной случайности, каких немало в истории легендарных исторических личностей. Он погиб из-за предательства своих близких соратников, киргизов. Он был пленен, когда находился со своим небольшим отрядом,  и казнен издевательски, а его голову передали в дар русскому князю Горчакову в 1847 году в Омске. Дальше что стало с головой последнего из казахских ханов, вы уже знаете...

И после своей трагической гибели имя Кенесары, его бескомпромиссная борьба за свободу и независимость, его выдающийся талант государственного деятеля и полководца, его непоколебимый дух и воля к свободе, преданность интересам своего народа и страны, его яркий патриотизм и беспримерная храбрость воодушевляли благодарных потомков продолжать его дело и сотни лет спустя, спустя века.  Даже его поражение послужило горьким, но столь же необходимым уроком в борьбе за восстановление национальной государственности и независимости уже новому поколению казахов – лидерам движения «Алаш» в начале ХХ века.

- Что нужно сделать, чтобы голова казахского хана вернулась на свою историческую землю и была похоронена согласно обычаям предков?

Султан Хан Аккулы: Скажу прямо и без обиняков: ученые, журналисты, отдельные граждане, неравнодушные к судьбе отечественной истории и лично к судьбе хана Кенесары, общественность и даже ряд государственных учреждений Казахстана сделали все возможное, чтобы розыскать, где находится останки легендарного хана. Достаточно достоверные источники сообщили мне, что остальные фрагменты тела покойного Кенесары, кроме черепа, похороненные на территории Киргизии после казни, уже найдены и находятся в надежном месте. Требуется определенные денежные средства для проведения тщательной экспертизы, чтобы развеять любые даже мало-мальские сомнения относительно принадлежности этих фрагментов к Кенесары.

Ну а последнее слово в возвращении черепа хана Кене - за государственной властью, а именно за Президентом – лидером нации Нурсултаном Назарбаевым. Он, имея непрерикаемый авторитет на всем постсоветском пространстве и мире, этот вопрос может решить одним словом, подняв его перед президентом России Владимиром Путиным.

- Какой смысл возвращать голову Кенесары хана в Казахстан? И что это нам даст?

Султан Хан Аккулы: Если государственная власть действительно заинтересована в пробуждении и подъеме национального самосознания казахов, как государствообразущей нации, то она предпримет все меры, чтобы вернуть останки хана Кенесары Касымулы. Поскольку он является воплощением свободолюбивого и вольного духа степного народа, ярким примером патриотизма, искренней любви к земле отцов и бескорыстного служения отчизне, подлинным символом свободы и независимости страны казахов.

Ведь, согласитесь, что укрепление суверенитета, территориальной целостности, обороноспособности страны – это не только усиление армии, спецслужб и других силовых ведомств государства, а, прежде всего, укрепление духа, воли народа, подъем его национального самосознания, возрождение его исторической памяти. Возвращение останков хана Кенесары может и станет мощным началом возрождения исторической памяти нашего народа, его великого духа и воли. Образ Кенесары мог бы стать примером для воспитания нашей молодежи. К сожалению,  у нас телеканалы заполонены всякими зарубежными боевиками, турецкими и прочими сериалами, а почему бы не снять современный  фильм про Кенесары, пусть даже в стиле боевика? К примеру, фильм «Храброе сердце» в свое время поднял национальный дух всей Шотландии.

- В Казахстане намечается празднование 550-летия  Казахского ханства.

Султан Хан Аккулы: Здесь я еще хочу особо подчеркнуть: празднование 550-летия Казахского ханства будет далеко-далеко неполным, недальновидным - и исторически, и политически - актом, если не вернуть останки Кенесары Касымулы - последнего казахского хана всех трех жузов, на родную землю, в родную страну, за свободу и независимость которой он боролся до последней минуты своей короткой, но яркой жизни. И вернуть именно в год 550-летнего юбилея Казахского ханства. И именно в период правления первого президента Независимого казахского государства. И похоронить в национальном пантеоне в Астане с почестями, соответствующими его статусу главы единого Казахского ханства. Этим актом президент Н.Назарбаев стал бы зачинщиком доброй традиции, традиции народа чествовать и почитать своих славных правителей.

- Спасибо за интервью.

Лиза Калиева

Справочно: Султан Хан Аккулы Жусип, исследователь истории движения и Автономии «Алаш», жизни и деятельности Алихана Букейхана, составитель 9-томного собрания сочинений А.Н.Букейхана, директор Общественного фонда «Алашорда», доктор PhD.

В избранное
Нравится





Поделиться

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей