mobile menu Меню
Рубрики новостей

Глава Нацбанка рассказал, сколько будет стоить доллар к Новому году print

26.10.2015 3857 просмотров

Председатель Национального банка в последние два года едва ли не самая обсуждаемая фигура в нашем обществе. Кайрата Келимбетова обвиняют во всех грехах — и в падении тенге, и в росте цен, и даже в возможной потере пенсионных накоплений, а сообщения о его возможной отставке собирают тысячи лайков в социальных сетях. Газете «Время» глава Нацбанка рассказал, как жить и работать под таким давлением, а также, сколько будет стоить доллар к Новому году, передает Nur.kz.

Прошел уже почти месяц с того момента, как неназванный источник отправил главу Нацбанка в отставку. Келимбетов высказал свое мнение по поводу своего «увольнения».

«Если взять всю историю Национального банка, то каждого руководителя неоднократно «провожали» в отставку с момента его назначения. Это нормальная для всего мира практика. Каждый, кто находится на ответственной должности, всегда является фокусом, концентрацией внимания заинтересованных лиц, кто-то из них может высказывать свои пожелания, рекомендации. Отсюда и появляются источники, сообщающие о скором увольнении. В этом нет ничего удивительного», — сказал он.

«Было бы странно, если бы меня сейчас еще и хвалили. Вот этому я бы удивился. А вообще, нужно понимать, что центральный банк — орган, подотчетный главе государства. Он назначает председателя и принимает решения», — отметил Келимбетов.

«Если же рассматривать исключительно Нацбанк Казахстана, то я уверен: других руководителей критиковали не меньше, чем меня, и слухов было столько же. Просто предыдущий период в экономике был другим: средняя цена барреля нефти составляла 100 долларов, поэтому людям было в основном безразлично, что происходит в Нацбанке или в правительстве. Сегодня нашей деятельности уделяют более пристальное внимание. Плюс особую роль играют социальные сети, которые подключают больше участников к обсуждению актуальных вопросов. Это нормально. Команда Национального банка считает, что коммуникационная стратегия — это наиболее важная часть нашей работы сегодня», — сказал глава Нацбанка.

Также он прокомментировал слухи о своем персональном лифте в здании Нацбанка.

«Все слухи — процентов 85, не меньше — идут из нашей профессиональной сферы, это продолжение обсуждения политики. Кто-то говорит об этом вслух, а кто-то предпочитает кулуарные разговоры или сетевые споры. Но вот каких-то сверхъестественно абсурдных слухов о себе я пока не встречал.

Что касается лифта — вам его обязательно покажут, чтобы вы своими глазами увидели: тут один лифт для всех руководителей. «Персонального» лифта у меня нет. В этом здании ничего не менялось 20 лет. Вообще, центральный банк — это традиционно консервативный институт, не подверженный резким изменениям», — отметил Келимбетов.

На этой неделе глава государства заявил, что наступивший кризис может быть даже сильнее предыдущего, и поручил премьер-министру подготовить антикризисную программу. Келимбетов ответил на вопрос, что будет делать Нацбанк в рамках этих мер в первую очередь?

«Многие аналитики считают, что вся эта неопределенность в мировой экономике, которую мы видим сейчас, связана с глобальным кризисом 2008 года, когда обанкротился Lehman Brothers (инвестиционный банк, чьи активы превышали 500 миллиардов долларов. — М. К.). Лопнул финансовый пузырь, и это продолжает оказывать влияние на весь мир. В Китае, например, замедляются темпы роста экономики, хотя еще два года назад все были уверены, что никто не сможет его остановить. Другой пример — Россия. Три года назад мало кто сомневался, что россияне вот-вот ворвутся в топ-10 мировых экономик, а сейчас там тоже обсуждают антикризисную программу.

Разумеется, у нашего правительства и Нацбанка всегда есть “план Б”. Но тот факт, что президент назвал кризис самым тяжелым, показывает, что есть озабоченность на самом высоком политическом уровне. Глобальная ситуация становится еще более взрывоопасной. Причин много — и геополитика, и цены на нефть, и многое другое. Поэтому правительству поручено дать четкую картину, что следует делать дальше. Главное — разъяснить народу, где мы находимся, что происходит и как с этим бороться», — пояснил глава Нацбанка.

Он отметил, что иногда возникает ощущение, что не все внимательно следят за событиями и в нашей экономике, и в мировой.

«Раз — и начинают удивляться: почему налоги повышаете, что за кризис? Мы же живем не в безвоздушном пространстве, правильно? Многие мировые валюты девальвировались на 30-50 процентов, некоторые даже на 100 процентов, бушует инфляция, везде введен режим экономии», — подчеркнул Келимбетов.

По его словам, есть две большие задачи, которые Нацбанк обсуждает с правительством.

«Первая — помочь экономике адаптироваться к новому курсу, к новым условиям. На это потребуется 3-6, может быть, 9 месяцев. Мы почувствуем, что наступает стабильный период, когда население начнет переводить сбережения из иностранных валют в тенге. Рано или поздно это обязательно произойдет. Вторая цель — предоставить доступные, дешевые кредиты экономике. Глава государства сказал, что бюджет остается таким же, Нацфонд трогать нельзя. Других денег «в тумбочке» нет, поэтому остается еще один инструмент — средства пенсионного фонда. Сейчас мы с правительством обсуждаем, как они будут использованы на поддержку кредитования экономики», — пояснил он.

Еще одна страшилка про Нацбанк, которая сейчас активно обсуждается, связана как раз с «тумбочкой»: деньги туда можно положить, если включить печатный станок, и это вот-вот должно произойти.

«Последние лет 800 идет активное обсуждение, можно ли допечатывать деньги или нет. Все научные теории утверждают, что делать этого категорически нельзя, но время от времени в разных странах пытаются провернуть эту операцию без тяжелых последствий: это, мол, точечная эмиссия, нам совсем чуть-чуть надо. К нам в Астану на экономический форум приезжал Кеннет РОГОФФ, профессор Гарварда, автор книги со смешным названием «На этот раз все будет иначе». Когда кто-то предлагает допечатать немного денег, всегда звучит эта фраза. Но заканчивается все одинаково: трехзначной, четырехзначной инфляцией, спиралью девальвации, то есть очень плохо.

У нас на самый черный день есть Нацфонд, поэтому мы печатный станок доставать не станем ни в коем случае. Да, сторонники этой идеи говорят: доллар допечатывают регулярно, евро новым тиражом не так давно вышел. Но давайте не будем забывать, что ни тенге, ни рубль не являются резервной валютой в отличие от доллара и евро. И для нас последствия будут не очень хорошими», — считает глава регулятора.

Также Келимбетов прокомментировал высказывания аналитиков в соцсетях,  некоторые из которых утверждают: к концу года доллар поднимется до 350-400 тенге — как раз в результате запуска печатного станка.

«Мы не планируем ничего допечатывать. Знаете, чем опасны валютные спекуляции? Вот как раз этим азартом: а будет 400? А давайте поставим на то, что будет 400 или 350! Это все больше напоминает казино», — отметил Келимбетов.

По его словам, ни народу Казахстана, ни банкам Казахстана, ни экономике, не нужно, чтобы доллар стоил 400 тенге.

«Нет, никому не надо! Есть информационные террористы, которые вот таким образом развлекаются, а люди почему-то больше верят негативным новостям. Нацбанк — это не казино, мы отвечаем за безопасность экономики. Было несколько вопросов — инфляция, финансовая стабильность. Фактор конкурентоспособности по сравнению с рублем сейчас на нас не давит», — отметил глава Нацбанка.

Также он ответил на вопрос, будет ли доллар стоить 300 тенге к концу года.

Сейчас 100 процентов аналитиков из Фейсбука в этом уверены.

«У меня встречный вопрос: а сколько баррель будет стоить к новому году — 100 долларов или 30? Вы же не готовы поставить всю свою зарплату на то, что нефть подорожает или подешевеет?» — заявил Келимбетов.

По его словам, сегодня, при нынешних ценах на нефть, курс тенге стабилен.

«То есть, если нефть будет и дальше дешеветь, то доллар окрепнет. Если же нефть подорожает, то окрепнет уже тенге. Все понимают, что в течение 3-5 лет энергоносители вернутся к нормальным ценам, но в краткосрочной перспективе никто точно не скажет, чего ждать. Может быть, к 1 января баррель будет стоить меньше 30 долларов, то есть обвалится сильно. Но в этом случае он и отскочит быстрее, то есть начнется рост.

Цены на нефть — это серьезный фактор, влияющий на тенге. Второй важный фактор — что будет происходить в российской экономике, как быстро там найдут антикризисный рецепт. А гадать, что будет, мы не станем. Мы тут за другое отвечаем», — заключил Келимбетов.

В избранное
Нравится





Поделиться

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей