mobile menu Меню
Рубрики новостей

Сколько лет казахстанцы едят продукты с трансгенами? print

01.02.2014 1672 просмотра

Несколько раз высказывались инициативы о запрете ввоза трансгенной кукурузы в 2011 году, в 2012 году – сои. Но дальше разговоров дело не пошло. Проблема заключается в том, что ни одно авторитетное исследование на предмет выявления потенциальной опасности употребления ГМО-продуктов не дало результатов, пишет "Литер"


Точку в этом вопросе поставил Глава государства Нурсултан Назарбаев в своем недавнем послании народу Казахстана. – Нам необходимо развивать аграрную науку, создавать экспериментальные аграрно-инновационные кластеры. Важно не отставать от времени, и наряду с производством естественного продовольствия вести разработку засухоустойчивых генно-модифицированных культур. С учетом обозначенных задач поручаю правительству скорректировать планирование развития агропромышленного комплекса, – сказал Лидер Нации. 

ГМО в каждом холодильнике 

Ожидается, что уже к середине лета текущего года соответствующее решение со стороны казахстанского правительства будет принято. Однако как бы там ни было, а население относится к продуктам-мутантам по-прежнему настороженно. А когда слышит, что и с чем скрещивают генетики, чтобы улучшить какие-либо свойства растений, так и вовсе волосы становятся дыбом. К примеру, как вам нравится картофель, в который внедрен ген скорпиона? Его наотрез отказываются поедать колорадские жуки. Заядлые огородники не дадут соврать, что эти насекомые стали настоящим бичом грядок. Стоит всего недельку пропустить сбор жуков с листьев растений – и кусты будут обглоданы практически полностью. А генно-модифицированному картофелю это абсолютно не страшно. Страшновато становится думать, что человек, поедающий этот картофель, идет против природы. Насекомое отказалось, потому что по каким-то причинам недолюбливает скорпионов. А найдется ли хоть десяток людей, которые скорпионов любят? Еще один пример: помидоры и пшеница с геном северной камбалы. Они дают неизменно высокий урожай и практически не боятся заморозков.

 В Канаде и США такую пшеницу выращивают до 60 процентов сельхозформирований. И для сравнения маленький факт: хорошая урожайность пшеницы в Казахстане – 26 центнеров с гектара. В Канаде 40 ц/га считается неурожаем, наши 26 ц/га для канадцев – катастрофа. – Генно-модифицированные растения тем отличаются от традиционных – селекционных, что в них внедряется ген иного биологического царства, – рассказывает доктор биологических наук Валерьян Капустин. – Биологических царств, как вы знаете, существует пять: растения, животные, грибы, бактерии и вирусы. Кроме того, селективным путем на выведение нового вида уходят десятилетия, генная инженерия сокращает этот срок до 2–3 лет. На сегодня известно 11 модифицированных видов сои, 24 –картофеля, 32 – кукурузы, 3 – сахарной свеклы, 5 – риса, 8 – томатов, 32 –рапса, 3 – пшеницы, 2 – дыни, 2 – папайи, 2 – кабачков, 9 – новых сортов хлопка. Я перечислил наиболее многочисленные модификации.

 В целом же практически к каждому виду сельхозкультур имеется минимум один мутант. По словам профессора Капустина, первым подопытным организмом в истории применения ГМО стала кишечная палочка, полученная американскими учеными в 1973 году. Чуть позже, в 1978 году, впервые был получен трансгенный человеческий инсулин, и с тех пор технология генетической модификации широко применяется в фармацевтике для изготовления различных лекарств. А вот первое ГМО-растение – табак – было получено лишь 1985 году. Всего через десять лет без должной проверки на безопасность для человека на мировом продовольственном рынке появилась первая ГМО-продукция. Начался глобальный неконтролируемый эксперимент на человечестве. Тренсгенные продукты появились в продаже на территории США в 1994 году. Это были томаты и соя с замедленным созреванием. Уже через два года биотехнологические фирмы поставили на рынок целый ряд генетически измененных растений: томатов, кукурузы, картофеля, табака, сои, рапса, кабачков, редиса, хлопчатника. На рынке СНГ продукты с содержанием ГМО официально появились в 1999 году. – Нужно твердо уяснить себе, что если вы едите продукты с соей, то вы едите ГМО, – говорит Валерьян Капустин. – Больше всего ГМО обнаружено в колбасных изделиях, мясных полуфабрикатах. 

Буквально нашпигованы трансгенами: вареные колбасы, сосиски, сардельки, пельмени, блинчики, кондитерские изделия, газировка, мороженое, сгущенка, чипсы, поп-корн, соусы, кетчупы и продукты быстрого употребления, то есть те изделия, в состав которых входит модифицированная соя либо кукуруза. По интернет-адресу можно даже ознакомиться с перечнем фирм, которые используют генно-модифицированное сырье при производстве своей продукции. Этот список настолько впечатляющ и там есть такие компании-гиганты, что отпадают все сомнения – мы уже прочно подсели на ГМО и отказываться от него в дальнейшем просто бессмысленно. 

ГМО-исследования 

В Казахстане как таковых исследований на предмет опасности-безопасности ГМО никогда толком не проводилось. В середине 2012 года было помпезно объявлено, что на таможню де прикупили новое оборудование для выявления ГМО. Куда оно делось – одному богу ведомо. Мы едва нашли специалиста для этой статьи, обзвонив с дюжину институтов и университетов по всей стране. К счастью, вышеупомянутый профессор Валерьян Борисович Капустин согласился нам помочь, но не в силу того, что ГМО по роду деятельности ему близки, а лишь потому, что эта тема является для него чем-то вроде хобби. Если же брать во внимание мировой опыт по изучению последствий от употребления ГМО, то выходит, что ничего вредного за этой аббревиатурой не стоит. В незначительной части исследований, в том числе и из России, утверждается, что употребление в пищу ГМО имеет негативные последствия. Эти исследования получили широкий общественный резонанс и были подвергнуты серьезной критике независимыми учеными в связи с наличием в них методологических, статистических и других ошибок.

 Так, общественный резонанс и дискуссии вызвали опыты доктора биологических наук Ирины Ермаковой, сотрудника Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН, которая еще до начала самостоятельных опытов с ГМО выступала с публичными призывами к «остановке трансгенизации страны». В ходе опытов, по утверждению автора, у крыс, употреблявших ГМ-корм, наблюдался ряд патологических изменений. Их потомство становилось стерильным, возникали раковые опухоли, выживало не более половины рожденных крысят. Научное сообщество подвергло критике работы Ермаковой за нарушения в организации эксперимента и некорректную обработку полученных данных. 

Результаты Ермаковой не подтвердились в независимых экспериментах. В августе 1998 года британский специалист по белкам Арпад Пустай, проводивший исследование токсичности картофеля с геном лектина подснежника, встроенного для устойчивости к вредителям, выступил на телевидении с заявлением о том, что у крыс, питавшихся картофелем, наблюдались отклонения в росте, нарушения функции органов и подавление иммунной системы, и сделал вывод об опасности трансгенной пищи. Заявление вызвало большой резонанс и подверглось сильной критике за неподобающую подготовку и выполнение опытов, статистическую недостоверность и недостаток необходимого наблюдения. Институт Роуэтта, в котором работал Арпад, отказался продлевать его ежегодный контракт и запретил публичные выступления. В ноябре того же года была опубликована критическая рецензия на статью Арпада, в которой указывалось, что результаты опытов недостоверны, поскольку рацион обеих групп крыс, кормившихся трансгенным и обычным картофелем, не был одинаков по количеству белка в нем. 

Изменения в слизистой могли быть вызваны переходом на нетипичный для крыс рацион. В 2007, 2009 и 2011 годах Жак-Эрик Сералини опубликовал статьи, в которых описывались систематические патологические изменения функций печени и почек у мышей, питавшихся тремя исследовавшимися сортами генетически модифицированной кукурузы. Эти данные были проверены Европейским агентством по безопасности продуктов питания (EFSA). Его специалисты пришли к выводу, что небольшие различия между экспериментальными и контрольными группами находились в пределах нормы. 

ГМО в свое оправдание

Защитники генетически модифицированных организмов утверждают, что ГМО – единственное спасение человечества от голода. По прогнозам ученых, население Земли до 2050 года может достигнуть 9–11 млрд человек. Естественно возникает необходимость удвоения, а то и утроения мирового производства сельскохозяйственной продукции. И проще всего это сделать посредством генетических модификаций. Кто-то может возразить: мол, зачем же выращивать генно-модифицированные овощи, если можно просто вывести обычные «нормальные» сорта, которые будут давать больше урожая? Такой ответ вполне оправдан. Подобную попытку мировое сообщество уже пыталось сделать в семидесятые годы XX века. На какое-то время подобные методы дали результаты. Только вот земля наша не обладает бесконечными ресурсами питательных веществ. Земля истощается. Особенно если ее настолько интенсивно эксплуатировать. 

А вот генетически модифицированные сорта растений отлично чувствуют себя при любых условиях: они устойчивы к болезням и погоде, быстрее созревают и дольше хранятся, умеют самостоятельно вырабатывать инсектициды против вредителей. ГМО-растения способны расти и приносить хороший урожай там, где старые сорта просто не могли выжить из-за определенных погодных условий. С появлением в нашей жизни ГМО ученые постоянно спорят о том, к чему могут привести такие манипуляции с генами. Эти споры напоминают споры об НЛО, когда существуют очевидцы их присутствия, а ученые заявляют: «не существует». А простые люди не имеют никакой информации. Так же дело обстоит и с ГМО. Одни заявляют, что это вредно, противоестественно и малоизучено, а другие уверены в том, что это полезно и даже необходимо. И непонятно, кому верить. Но если есть противоположные мнения, они, видимо, кому-то выгодны. Кому может принести выгоду производство генно-модифицированных продуктов? 

Прежде всего, тем, кто использует это сырье. Известно, что тонна натуральной пшеницы стоит порядка трехсот долларов, а тонна генно-модифицированной – около пятидесяти долларов. Экономия налицо. Но и производители продукта тоже не в накладе, ведь за счет новых свойств культур они удешевляются, а значит, становятся конкурентоспособны. Или еще одно предположение. Основное свойство, которое прививают с помощью ГМО, это стойкость к вредителям. Это значит, что компании, производящие средства для борьбы с вредителями, понесут огромные убытки. Отсюда возникает противоположное мнение о вреде ГМО. Непонятно, почему к этой проблеме так пассивно относятся ученые, правительства и здравоохранение во многих странах. Видимо, они получают свой куш. Сейчас в прессе «химия» уступила первое место ГМО в рейтинге главных «страшилок». Раньше боялись нитратов и пестицидов, и, кстати, вполне оправданно. Сейчас боятся ГМО. И здесь оправданность весьма сомнительна. – Когда мы едим, например, кукурузу, то в каждой ее клеточке содержится 50 тысяч генов, – говорит профессор Капустин. – В генно-модифицированной кукурузе один из этих 50 тысяч изменен. Во-первых, это количество просто ничтожно по сравнению с общим объемом генов, съедаемых нами, а во-вторых, такая замена гена может произойти и сама собой в ходе селекционной работы. Трансгенная пища абсолютно безвредна, так как гены мы едим постоянно.

 Каждый день человек с пищей употребляет 1 грамм генов, а отдает во внешнюю среду – 10 граммов. Кроме того, к ГМ-продуктам применяются гораздо более жесткие критерии контроля качества и безвредности, чем к обычным продуктам. Вы можете отравиться нитратами, потому что они содержат химические вещества в большой концентрации и впитываются пищеварительной системой, хотите вы того или нет. В случае с ГМО абсурдно считать, что наш желудок или кишечник сможет не просто всосать, а и мутировать вместе с трансгеном. Пищеварительная система устроена по-другому. В Китае люди тараканов едят, но человекотаракана пока никто воочию не видел. Впрочем, одно уже осознание того, что, съедая ГМО, мы имеем дело с мутантом, пугает. Мерзко это, отвратительно. Но, с другой стороны, о вкусах не спорят. 

Но примерно такие же впечатления могут испытывать люди, когда на глаза попадает кошка-сфинкс. Без человека это животное не жизнеспособно. Оно – мутант урабнизации. Тем не менее хозяева души в нем не чают. Можно также назвать с десяток пород собак, один вид которых у большинства может вызывать отвращение, но при этом есть и ценители. Одним словом, можно любить или не любить ГМО, но необходимо признать, что все мы, благодаря популярным западным брендам, уже съели не один пуд трансгенов.
Автор: Храмков Алексей

В избранное
Нравится





Поделиться
Теги данной новости

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей