mobile menu Меню
Рубрики новостей

Стали известны детали пожара в Рудном, где могли погибнуть четверо детей print

27.01.2016 695 просмотров

Пожар, случившийся в квартире, чуть не унес четыре детские жизни. Многодетная мать закрыла малышей и ушла, дверь пришлось выбивать топором, пишет газета "Хорошее дело".

Напомним, 16 января на станции Железорудная в результате пожара чуть не погибли четверо малолетних детей. Трагедия могла произойти в однокомнатной квартире дома №7 по улице Привокзальная. Мать ушла и оставила малышей одних. Когда из-за двери повалил едкий дым, и стали раздаваться крики, соседи подняли панику и вызвали пожарных, вызов на пульт специализированного отряда №1 поступил в 15 часов 43 минуты. На место происшествия выехали три единицы техники, но по прибытию огнеборцев, возгорание уже было ликвидировано неравнодушными жильцами 7-го дома. А детей из огня спас молодой человек, который в это время находился в гостях в квартире этажом выше. Он взломал двери горящего жилья с помощью топора. Оказалось, что дети, оставшиеся без присмотра, играли со спичками и подожгли диван. В пожарной части подтвердили, что в 23-й квартире горели диван и кресло, площадь пожара составила 2 квадратных метра, но из-за сильного задымления дети могли погибнуть, если бы на помощь не подоспели добровольцы. Вернее, доброволец. Им оказался рудничанин Евгений Попович. Мы бы не узнали о подвиге Евгения, да и самом пожаре, собственно, тоже, если бы не его товарищ, который позвонил в редакцию и все рассказал. Подробности уже поведал сам Евгений.

- Пожар произошел в квартире на третьем этаже, в это время я был в гостях у своей подруги, которая живет этажом выше. Когда услышали из подъезда шум и крики, спустились вниз, ощущался запах гари, а из-за двери 23-й квартиры шел дым и раздавались детские крики, видимо, услышав мой голос, дети стали кричать: «Дяденька, мы горим, помогите!». Я попросил у других соседей топор и стал ломать дверь, хорошо, что она не железная. Чтобы пустить в квартиру воздух, выбил часть двери снизу, оттуда показались детские руки, я аккуратно, чтобы не травмировать детей, продолжал ломать дверь. Когда она поддалась, мы вывели детей из квартиры. Они совсем маленькие, старшему, наверное, лет пять всего. Мы с моей подругой Ольгой стали тушить горящую мягкую мебель, открыли балконную дверь, стекла уже нагрелись даже изнутри, начали лопаться. Приехавшие на вызов пожарные поблагодарили меня за быстрое реагирование и сказали, что еще бы минут десять в задымленной квартире и детей уже бы не спасли. Отравление угарным газом и смерть. Соседи сказали, что сначала даже не обратили внимания на шум и крики из 23-й квартиры, потому что там всегда неспокойно. Мать детей вскоре прибежала, когда уже все закончилось, кричала: «Где мои дети!», как оказалось, она во время пожара была где-то в гостях, а детей закрыла. У нее еще двое детей есть, в общей сложности – шестеро, - говорит Евгений Попович.

Евгений шутит, мол, мне теперь должны благодарность власти города объявить за спасение детей. В каждой шутке есть доля правды, ведь если стражи порядка, к примеру, совершают подобный поступок, об этом тут же узнает весь регион. А в данном случае об этом происшествии не было никакой информации. После беседы с Евгением Поповичем, мы позвонили в пожарную часть города, там подтвердили, что, действительно, 16 января был вызов на станцию Железорудная, и сообщили подробности вызова, в рамках инструкций и формы записи в журнал.

В надежде получить информацию о семье, где едва не произошла трагедия, мы обратились в отдел опеки ГорОО. И что же выясняется? Специалисты отдела впервые услышали о пожаре от корреспондента... Оказалось, что никакого «сигнала» к ним не поступало.

Далее, следуя логике, редакция обратилась к старшему инспектору группы ювенальной полиции УВД Рудного Татьяне Гусевой. Она, как оказалось, тоже была не в курсе пожара на станции Железорудная, но, быстро наведя справки у инспектора, закрепленного за поселковой основной школой №20, перезвонила журналисту и сообщила, что данная семья, а именно, многодетная мать, находится под контролем и является «кандидатом» на комиссию по поводу пропусков занятий ее детьми. Других тревожных происшествий, угрожающих жизни и здоровью малолетних детей, полицейскими зафиксировано не было.

Когда на минувшей неделе на сайте нашего издания появилась информация о спасении из огня четверых детей, к этой теме проявили интерес другие средства массовой информации Рудного. Мы решили не ограничиваться одной лишь заметкой о «народном» спасателе (огромное спасибо Евгению Поповичу – авт.), а заодно и взяли на себя работу органов опеки и ювенальной полиции по сбору информации о многодетной семье из дома №7 по улице Привокзальная. Для чего выехали на станцию Железорудная.

Поселок маленький, и все жители друг друга знают, особенно те, кто проживает в одном доме. Разумеется, мы сразу направились в недавно горевшую квартиру, но дома никого не застали и решили побеседовать с соседями многодетной мамы, чьи малыши чуть не отправились на тот свет во время пожара.

Во время бесед удалось выяснить, что матери-одиночке Раушан Ахметовой, уроженке одного из районов нашей области, еще нет и 30-ти лет, на станцию Железорудная она переехала около трех лет назад, сначала поселилась в полуразрушенной двухэтажке, затем акимат предоставил ей однокомнатную квартиру в капитальном пятиэтажном доме №7 по улице Привокзальная, и у соседей молодой женщины начались серьезные проблемы…

- Вам честно все рассказать? Ее давно пора отсюда выселить. Она ходит постоянно по гостям. Детей своих либо оставляет на улице, и они «гуляют» до позднего вечера без присмотра, это наблюдают все жильцы дома, ужас просто, малыши бесхозные бегают, справляют нужду в подъезде. Либо мать закрывает их в квартире, как это и случилось в день пожара. В квартире часто гулянки, у ее гостей даже есть свой условный стук. Старший ребенок ее сейчас живет у бабушки, говорят, некоторых она сдала в интернат, - рассказала Лидия Елькина, соседка многодетной матери с первого этажа. – Вы к бабе Розе сходите, она уже не первый год с ней борется.

Баба Роза – 77- летняя Роза Кошкарова и ее супруг Болат Молгельдинов проживают как раз под квартирой Раушан, и пожилым людям достается больше всего. Приобретенную девять лет назад на свои кровные сбережения квартирку пенсионеры просушивали несколько дней - устраняли катастрофические последствия тушения пожара. Лампочки включать боятся до сих пор - с потолка буквально лилась вода, паласы плавали по полу. И ладно, было бы это в первый раз, но нет. Как рассказала Роза Нурбековна, два года назад у ее соседки сверху горел балкон - дети подожгли лежащие там вещи и матрас. Пожарные залили, конечно, и балкон бабы Розы, ремонт обошелся в 70 тысяч тенге.

- Приходила полиция, но соседка, тогда, еще будучи беременной, надавила на жалость, стала плакать, и в акте записали причиной пожара замыкание электропроводки. Где - на балконе? Дети тогда тоже были без присмотра и устроили пожар. А минувшим летом у нее ребенок чуть не вывалился с балкона, хорошо, соседи увидели, заскочили в квартиру и затащили его обратно, а он уже висел на той стороне, на перилах. Когда случился пожар 16 января, меня не было дома, ездила в город за пенсией. Вернулась - тут пожарные уже все потушили, дверь сломана, соседи все в шоке, моя квартира в воде. Мое терпение лопнуло. Тем более что Раушан в ночь на субботу не давала нам с мужем спать, гулянка у нее была. А тут и вовсе ушла из дому. Когда она прибежала и начала звать детей, я ей сказала: «Ты до утра спать не даешь, а теперь еще и такое устроила!», на что она в который раз огрызнулась: «Какое ваше дело? Что хочу, то и делаю!». И у этой женщины шестеро детей от 2-х до 11 лет! После пожара участковый наш ходил к ней, а она лежит, «умирает», еще и скорую помощь вызвала себе. Мол, это она на пожаре угорела! И всем ее жалко, а кто нас, соседей, стариков, пожалеет. У меня глаукома, я слепая почти, муж после инсульта с трудом ходит и разговаривает, разве нам не тяжело? Мы, получается, ненужный элемент в этой истории, - сетует измученная таким соседством Роза Кошкарова и продолжает свой рассказ о борьбе за спокойную старость. – Я уже куда только не обращалась, ходила в акимат, в маслихат городской, ведь это они заселили в эту квартиру Раушан. Мне говорят - судитесь. Адвокат спросил, чего я хочу - ремонт, или денежную компенсацию, а мне нужно, чтобы она съехала! «Мы не имеем права ее выселить», - такой дают ответ. У нее уже долги за коммунальные услуги огромные, только за отопление около 100 тысяч тенге. И никакой реакции. Конечно, ей же помогают. Мать-одиночка, не работает, конечно. И из мечети была помощь одеждой, продуктами, после пожара кто-то даже привез подушки и одеяла. Приезжала машина «Рахата», работников привезли ремонт делать в ее квартире. А до нас, пенсионеров, никому дела нет. Соседка ведь даже прощения не попросила, не то, что помощь какую-то предложить. Это сейчас все вроде стихло, детей, говорят, бабушка забрала к себе. Но скоро бедлам этот продолжится. Сколько раз стучалась к ним в квартиру, когда дети одни там допоздна балуются, так они отвечали из-за двери: «Мамы нет дома», потом и вовсе перестали отвечать, притихнут и сидят.

Также выяснилось, что беспокойная соседка Розы Кошкаровой в прошлом году на три месяца сдавала трех своих детей в детский противотуберкулезный санаторий, потом забрала обратно домой. Вот такой «анамнез» по этой семье нам удалось собрать. К слову, пенсионерке машина ГКП «Рахат» не привиделась. Как сообщил директор предприятия Сергей Бейферт, их работники действительно выезжали в квартиру, где случился пожар, однако, по его словам, никакой побелки-покраски не производили, так как на это средств не предусмотрено, да и вообще не входит в обязанности ГКП. Тем не менее, соседи говорят, что жилье многодетной семьи кто-то все же помог привести в порядок, да и дверь вставили, починили. Мало ли у нас волонтеров, готовых поддержать нуждающихся в трудной ситуации. К слову, от стражей порядка мы услышали такую версию, что пожар этот случился по причине «человеческого фактора», мол, мать же одна воспитывает детей. Но разве нельзя считать «человеческим фактором» сам факт совершенно случайного спасения детей из пожара? Кто знает, что могло бы произойти, если бы не Евгений и его подруга, которые услышали крики о помощи? Случись непоправимое, и в органы опеки, к инспекторам полиции уже наведались бы не журналисты, а сотрудники прокуратуры.

Кстати, соседи многодетной матери со станции Железорудная рассказали, что женщина планирует просить городские власти предоставить ее семье дом на земле. Для комфортного проживания, или для того, чтобы избавиться от посторонних глаз? Только тогда вряд ли кто-то придет на помощь в случае ЧП.

В избранное
Нравится





Поделиться

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей