mobile menu Меню
Рубрики новостей

Казахстан и Узбекистан поделили Сырдарью print

25.03.2016 635 просмотров

Согласно недавно озвученному заявлению первого заместителя премьер-министра Казахстана Бакытжана Сагинтаева, Узбекистан подтвердил готовность предоставить казахстанским фермерам достаточный объем воды для полива из реки Сырдарьи, передает Liter.kz.

Это шаг на пути к решению проблемы нехватки воды в регионе путем коллективных договоров, к чему не раз страны Центральной Азии призывали представителей международных организаций, считают эксперты. 

– Ежегодно в вегетационный период у нас в Южном Казахстане, особенно в Мактааральском районе, поднимается вопрос по получению воды в достаточном объеме. Сегодня узбекская сторона подтвердила, что Казахстан получит в полном объеме воду, о которой мы договаривались. Это нас обнадеживает, и мы можем сказать, что в вегетационный период наши фермеры в Южно-Казахстанской области смогут получить воду в достаточном объеме, – пояснил Бакытжан Сагинтаев.
 
В цикличных условиях 

Срывы строительства Камбаратинской и Нарынской ГЭС в Кыргызстане не могут не радовать Узбекистан, который уже испытывает серьезные проблемы с поливом в весеннее-летний период. Поэтому достигнутое между Астаной и Ташкентом соглашение по Сырдарье эксперты считают прорывным, так как начиная с 2008 года страны бассейна реки Сырдарьи никак не могли договориться по вопросу о рациональном использовании речной воды.
Напомним, что в 2008 году Кыргызстан, Узбекистан и Казахстан так и не смогли признать Сырдарью трансграничной рекой, на чем настаивал Ташкент. Но против такой постановки вопроса выступил Кыргызстан. Дело в том, что статус трансграничной реки ограничил бы возможность Бишкека по строительству гидросооружений, так как подобные вопросы нужно было согласовывать с Узбекистаном, который не раз выражал свое негативное отношение к планам КР. 
Как отмечают экологи, для Сырдарьи и ее притоков характерна цикличность: 5 многоводных лет и 5 маловодных. Поэтому как только наступает второй цикл, в Узбекистане и Казахстане сталкиваются с серьезными проблемами, поэтому две страны продолжают искать пути решения проблемы.
Политолог Султанбек Султангалиев считает, что обладание контроля над водными ресурсами имеет для центральноазиатских стран важнейшее значение как в экономическом, так и в военно-политическом плане. И геополитическая роль воды, по его словам, будет только возрастать. Дальнейший рост водного дефицита в регионе становится фактором, тормозящим социально-экономическое развитие стран, что в свою очередь ведет к обострению политической ситуации. Проблема распределения водных ресурсов в Центральной Азии является не только острой, но и обладает взрывным потенциалом катализатора напряженности в межгосударственных отношениях, убежден эксперт. Наглядным примером он назвал только что имевший место конфликт интересов Узбекистана и Кыргызстана вокруг Орто-Токойского водохранилища, приграничный конфликт из-за контроля над водой имел место и в отношениях между Узбекистаном и Туркменистаном. 
– Вода выступает яблоком раздора в первую очередь из-за того, что центральноазиатские республики имеют различный взгляд на проблему водопользования. Казахстан, Туркменистан и Узбекистан используют реки как источник ирригации. Главные же водные игроки – Кыргызстан и Таджикистан, на которых приходится 85% формирования стока рек, – видят в них в первую очередь природный ресурс для развития энергетики. И урегулировать это противоречие очень сложно, так как предлагаемые какой-либо стороной варианты решения не устраивают остальных участников. Конечно же, например, решение о рациональном водопользовании, достигнутое между Казахстаном и Узбекистаном, является хорошей иллюстрацией к утверждению, что всегда можно найти приемлемый вариант. Однако в общем водном узле находятся не две, а целых пять республик и без нахождения компромисса между всеми проблему не решить: необходима выработка согласованной схемы водно-энергетического обмена и совместного освоения потенциала рек. Наиболее оптимальным в качестве первого шага было бы создание регионального водно-энергетического консорциума с участием всех пяти стран, в рамках которого были бы разработаны и урегулированы экономические и правовые механизмы использования водных ресурсов. В условиях постепенного истощения природных ресурсов надо прийти к пониманию того, что вода стала таким же товаром международного значения, как, например, нефть или газ. А за товар надо платить, – заметил Султанбек Султангалиев.
 
Болезненная реакция

Координатор исследовательских проектов евразийского центра «Самрау» Дмитрий Михайличенко сказал, что проблема с водными ресурсами в Центральной Азии постоянно дает о себе знать и формирует негативные и конфликтные информационные поводы, которые плохо влияют на все без исключения страны. По его словам, эта тема вообще может поляризовать Центральную Азию, так как элиты «верхних» и «нижних» стран чрезвычайно болезненно реагируют на различные новости по поводу Аральского моря, использования гидроресурсов Амударьи, Сырдарьи, различные аспекты строительства ГЭС. 
– Период противостояния остался далеко в прошлом, и нынешние соглашения двух стран региона внушают оптимизм. Этап конструктивного сотрудничества Казахстана и Узбекистана позитивно скажется на имидже двух государств. Основным инструментом для решения водного вопроса, который действительно остро стоит для региона, является интеграция и синхронизация позиций различных стран, однако в ближайшей перспективе это маловероятно. Противоречия слишком велики, и вряд ли будут разрешены в ближайшие годы. Особенно это касается споров между Таджикистаном и Кыргызстаном с одной стороны, и Узбекистаном и Турк­менистаном – с другой, – сказал Дмитрий Михайличенко.
 
Водное голодание 

Председатель экспертного совета фонда поддержки научных исследований «Мастерская евразийских идей» Григорий Трофимчук заметил, что проблема гидроресурсов в регионе стояла уже во времена Советского Союза, который искал решения, чтобы её снять, включая такие нестандартные, как переброска северных рек. Уже тогда было ясно, что местные возможности не соответствуют потребностям региона в пресной воде, включая хозяйственные нужды. Сегодня, по сути, страны региона идут по этому, не самому лучшему варианту, так как ничего другого им просто не остаётся, сказал он.
– Неплохо, что Астана и Ташкент достигли соглашения по водопользованию, однако это не означает, что временные договорённости носят устойчивый, стратегический характер. Пресная вода становится главным рычагом влияния в регионе и даже, возможно, первых настоящих «водных» войн. Были войны религиозные, были сырьевые, теперь наступает эпоха водных – Water Wars. Таджикистан и Кыргызстан как наиболее обеспеченные водными ресурсами страны, возможно, и могли бы насытить регион водой в той или иной мере, однако для этого необходимо, чтобы у всех пяти стран было примерно одинаковое видение политических и геополитических проблем. А это сегодня невозможно. Чисто теоретически можно себе представить ситуацию, когда в ЕАЭС могли бы войти Таджикистан и Узбекистан, Туркменистан естественным образом выпадает изо всех схем, даже умозрительных, что позволило бы осуществлять совместный контроль и за запасами пресной воды. Однако на деле это вряд ли осуществимо. Наоборот, как раз сегодня налицо все признаки тяжёлого будущего конфликта по теме воды между Бишкеком и Ташкентом. В любом случае, как показал опыт, только единое образование способно снять такого рода проблемы. Сегодня в регионе пересекаются взгляды слишком многих мировых центров силы, не говоря уже о факторе радикалов, террористов. В этих условиях вода просто не может не быть оружием. Строительство различных ГЭС, замороженное и в Таджикистане, и в Кыргызстане, может быть в любой момент разморожено. Без денег и нефти, как известно, выжить можно, а без воды – ни одного дня, – убежден Григорий Трофимчук.
Однако директор аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев считает, что недавнее соглашение о рациональном водопользовании, достигнутое между Казахстаном и Узбекистаном, – доказательство того, что сложная водно-энергетическая проблема в Центральной Азии в принципе решаема при наличии доброй воли сторон. 
– К сожалению, острота проблем в отношениях между Узбекистаном и Кыргызстаном, Узбекистаном и Таджикистаном намного больше. Вопрос о том, сливать ли воду в плотинах в отопительном режиме – зимой, как нужно вышележащим странам, или в режиме оросительном – летом, как нужно Узбекистану, в принципе пока трудно решаем. Недавнее фактическое приостановление строительства Камбаратинской ГЭС в Кыргызстане стало не результатом договоренностей, а просто следствием недостатка денег у кыргызской стороны и отсутствия внешнего инвестора. То же самое и в отношениях Узбекистана и Таджикистана. Там тоже конфликт несколько тормозит не наличие договоренностей, а отсутствие денег, – заключил Андрей Казанцев.

В избранное
Нравится





Поделиться

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей