mobile menu Меню
Рубрики новостей

Зачем Казахстану суд на английском языке print

04.05.2016 397 просмотров

Английский язык рвется не только в образовательную, но и в судебную систему Казахстана. В стране полным ходом идет создание суда, работающего на английском языке по англосаксонскому прецедентному праву, сообщает Zakon.kz.

В казахстанских социальных сетях и на кухнях активно идет обсуждение внедрения английского языка в образовательную систему. Однако значительно меньше людей в курсе, о том, что в Казахстане планируется создание финансового суда с привлечением иностранных судей и, что самое интригующее, использование англосаксонского права вкупе с английским языком. А между тем задача поставлена, и работа над его созданием уже идет.

Если говорить более конкретно, то речь идет о создании в Астане Международного арбитражного центра в рамках комплексной программы развития «100 конкретных шагов по реализации 5 институциональных реформ», выдвинутых Главой государства.

Конечно, возникает закономерный вопрос, какие вопросы должен решать данный суд и почему именно англосаксонское право? Дело в том, что в столице создается международный финансовый центр «Астана» (AIFC) на базе инфраструктуры ЭСКПО - 2017. Причем имеется соответствующий указ, подписанный президентом страны 15 мая текущего года.

Примером такого центра для Казахстана служит опыт финансового центра в Дубаи, который успешно функционирует с 2004 года. Собственно, именно благодаря своему успешному взлету за короткий период времени и географической близости Дубайский финансовый центр стал одним из образцов для создания аналогичного центра в Астане.

Деятельность финансового центра в Астане будет охватывать ряд направлений - это развитие рынка капитала с привлечением иностранных инвестиций, исламского финансирования как альтернативы традиционным банковским услугам, управление активами. По прогнозам, благодаря AIFC до 2025 года в Казахстан будет привлечено порядка 351 млрд долларов США. Сумма заоблачная, но вполне достижимая.

Понятное дело, что такие масштабы создадут новые рабочие места, по плану 2300, но на самом деле, как показывает практика, такие инициативы, при успешном выполнении носят мультикапликативный характер. То есть на одно созданное место в высокопрофессиональной нише создается еще десять в обслуживающем секторе. Это всевозможные консалтинговые, посреднические, юридические, логистические компании. А также столовые, центры связи, такси и т.д. и т.п.

Естественно, что такой масштабный финансовый сектор, оперирующий миллиардами долларов и сотнями тысяч компаний, должен иметь четкий арбитраж. Иными словами нужен суд, работающий по международным стандартам. Причем без этого никак.

Никто из крупных игроков не придет в Казахстан, если для него не создадут условий. К англосаксонскому праву международные компании привыкли, полностью признают его, имеют штат юристов, которые в нем досконально разбираются и самое главное доверяют ему.

Такой суд - это важное условие деятельности центра. Более того, создатели Дубайского финансового центра откровенно говорят, что без такого суда деятельность международного финансового центра просто- напросто невозможна.

В данный момент в Казахстане идет разработка законопроекта о финансовом суде с учетом Дубайской модели. Идея создания в Астане Международного арбитражного центра (AIFC) c использованием международных стандартов разрешения инвестиционных споров, с привлечением авторитетных иностранных специалистов в области коммерческого права, была воспринята с воодушевлением целым рядом крупных субъектов предпринимательства, являющихся участниками международных арбитражных разбирательств.

Еще нужно заметить, что успешный опыт создания международных арбитражных центров позволяет создавать целые международные хабы по предоставлению юридических услуг и судебной защиты, а также стимулирует деловую активность в регионе. Например, сотня лучших адвокатских контор Лондона заработала только в 2012 году около 5,4 млрд фунтов стерлингов от судебных тяжб.

В свое время в прессе сильно муссировалась очень показательная тема, что гонорары по такому нашумевшему делу как «Березовский против Абрамовича» в Лондоне, составили более 100 млн фунтов. Конечно, движение такого количества денег имеет прямой положительный эффект на самые различные отрасли экономики, начиная от транспорта, заканчивая сферой гостиничного обслуживания и переводческими услугами.

На сегодняшний день в мире насчитывается более десятка крупных и известных центров арбитража. В их числе: Международный центр по разрешению инвестиционных споров (ICSID) в Вашингтоне, центры коммерческого арбитража в Лондоне, Париже, Вене, Стокгольме. Высокой репутацией пользуются также центры арбитража Токио, Гонконга, Сингапура, Дубая, Куала-Лумпура. География расположения указанных центров является не случайной, и знаменует собой расположение площадок по внесудебному урегулированию коммерческих споров, являющихся составной частью комплексной инфраструктуры поддержки и развития торгово-промышленных и финансовых рынков.

У Казахстана сейчас есть уникальная возможность занять собственную нишу. Посудите сами, на территории Евразийского союза такого суда нет. А интеграция идет полным ходом и к ней проявляют интерес многие внешние игроки. Понятное дело, что такой суд не может появиться в России в силу геополитических причин. Но российские компании в таком суде уже заинтересованы.

С другой стороны активно реализуется проект Китая Шелковый путь, в рамках которого планирует масштабное инвестирование и строительство иностранными компаниями. Также интерес к Казахстану проявляет созданный Китаем инвестиционный банк, объединивший в себе финансы многих стран, начиная от Англии и Франции и заканчивая «азиатскими тиграми».

К объединенному евразийскому рынку проявляют интерес и исламские финансовые центры, располагающие огромными средствами. Остался лишь небольшой толчок - а именно создание подходящих условий.

Вместе с тем есть факторы, которые серьезно осложняют возможности создания подобного международного суда. В первую очередь возникает вопрос – есть ли у судебной системы Казахстана возможности для реализации подобного проекта. Коррупционные скандалы в даже таких крупных проектах как ЭКСПО показывают, насколько крепко мздоимство въелось в бюрократический аппарат, что естественно делает его еще более неэффективным.

Тот же коррупционный фактор также будет отталкивать международных игроков, так как будут вопросы с доверием. Надо добавить, что Казахстан в принципе мало известен на мировой арене, а все неизвестное страшит. Переломить имидж чего-то неизвестного, но при этом погрязшего в коррупции, будет непросто.

Другой важный вопрос это кадры и сама система казахстанского правосудия. Понятно, что судьи особенно на первых порах будут приглашаться из-за рубежа. Но! Они не понимают местных реалий. А местные кадры не владеют английским правом. А даже если и владеют, опять же встает вопрос о подверженности коррупции. И этот вопрос будет выходить снова и снова.

Вместе с тем можно взять еще в качестве примера Пекинскую арбитражную комиссию, которой удалось завоевать доверие иностранных и местных компаний, в результате чего последние 15 лет пекинский арбитраж крайне успешно функционирует, хотя на первых порах также сталкивался с высоким градусом недоверия и опасений в аффилированности.

Нам остается только наблюдать, что получится из затеи с созданием арбитражного хаба на Евразийском пространстве в Астане.

В избранное
Нравится





Поделиться

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей