mobile menu Меню
Рубрики новостей

Аман Тулеев: Казахстан – родина моих предков print

24.05.2016 597 просмотров

В рейтинге эффективности губернаторов России он прочно входит в первую пятерку самых лучших управленцев, сообщает Караван.

Бандиты и кадры

– Аман Гумирович, вы уже в шестой раз возглавили Кемеровскую область. С чем вам пришлось столкнуться в начале губернаторства и какие проблемы приходится решать сейчас?

– В 1997 году в Кузбассе был практически полный развал производства. 43 закрытые шахты, 150 тысяч человек уволены. Промышленность остановлена, упадок в сельском хозяйстве, заброшенные земли. Постоянные митинги, народ стоит на площадях, шахтеры стучат касками у Белого дома, перекрыт Транссибирский ход. Большинство кузбассовцев фактически находились на грани выживания в полном смысле этого слова! Пенсий нет, зарплаты не выплачивали месяцами, а детские пособия вообще годами! А если и выплачивали, то не деньгами, а продукцией: утюгами, чайниками! Немыслимые очереди за хлебом, за молоком…

Как только не называли тогда Кемеровскую область: и “экономической дырой”, и “пороховой бочкой России”! Говорили: “Если Кузбасс чихнёт, то во всей России насморк”. Вспоминать об этом страшно! Самое страшное – у людей не было доверия к власти, ни к федеральной, ни к региональной.

В тот момент, когда я возглавил регион, надо было справиться с двумя главными угрозами. Во-первых, это надвигавшаяся нищета и разруха. Многие люди были почти в отчаянии. Помню, как я не спал ночи, думал, где найти деньги, чтобы выплатить зарплату учителям, врачам, как помочь нашим ветеранам элементарно выжить, ведь их грошовой пенсии не хватало даже на хлеб и молоко, да и ту не платили!

Во-вторых, это криминал.

Корень обеих этих угроз был в бедственном положении базовых отраслей кузбасской промышленности – в неплатежах, мутных посреднических схемах, нарастающих убытках, неэффективной и нерациональной организации производства.

Нужно было, не распыляясь, вытянуть наши базовые отрасли – угольную, металлургическую, химическую. Закрутится промышленность – пойдут отчисления в бюджет, наполнится казна. Тогда и будут деньги на образование, здравоохранение, на поддержку детей, ветеранов.

Первым делом убрали так называемых посредников. На ряде крупнейших предприятий Кузбасса были заменены недобросовестные собственники и управленческие команды, которые своей безответственностью и воровством наносили огромный ущерб экономике как предприятий, так и региона в целом. День за днем, шаг за шагом мы наводили порядок, искали пути выхода, подключали все резервы, чтобы выплатить долги по зарплатам, пенсиям, чтобы запустить остановленные предприятия.

Постепенно были выстроены справедливые и открытые правила игры. Возникла эффективная система государственно-частного партнерства.

Начали поднимать село. Ликвидировали беспризорность. Подняли престиж профессии учителя, врача. Наша первая программа так и называлась – “Учитель. Врач. Село. Тепло”.

– Говорят, что в 1995 году во время руководства Законодательным собранием области, вы не побоялись пойти на переговоры с террористом Евгением Жеренковым, который захватил людей на автовокзале и угрожал взорвать бомбу. Чем вы руководствовались, когда решились на переговоры? И чем они завершились?

– Да, был такой случай. 17 августа 1995 года в заложники были захвачены 18 пассажиров междугородного автобуса, который отправлялся с Кемеровского автовокзала в город Ленинск-Кузнецкий. Террорист, как впоследствии выяснится, 23-летний Евгений Жеренков, житель города Белово, вел себя до странности сердобольно – сразу выпустил женщин и детей. Потом стариков. Оставил троих мужчин и водителя. И потребовал доставить родных.

Поговорив с ними, террорист выдвинул новые требования: передать ему четыре тысячи долларов США, предоставить самолет в Москву и… пригласить иностранного корреспондента, которому он собирался дать платное интервью.

Когда я приехал, снайперы уже были расставлены по точкам. Им была дана команда стрелять на поражение. Я решил сделать еще одну попытку переговоров, на что руководитель операции заявил, что это рискованный, опрометчивый и ненужный шаг: “Если пойдешь к террористу, я официально снимаю с себя всю ответственность”. Пришлось брать ответственность на себя.

Вместе с оперативником, оператором кемеровской телекомпании NTSC и сотрудником одного из американских издательств, который согласился сыграть роль иностранного корреспондента, вошли в автобус. У парня в руках нож и боевая граната Ф-1, на теле – взрывчатка с гайками и болтами. Рядом огромный пес. Он рычал и не давал сделать ни шага. В глазах парня были страх и обреченность, руки сильно тряслись. Он вопросительно смотрел на всех и как бы искал подсказки: что делать?

Я сказал ему: “Из автобуса выходим обязательно вместе. Иначе тебя застрелят! Видишь, вон снайперы”. Кажется, Жеренков поверил мне. Я пообещал дать письменное обещание родителей устроить на работу, позаботиться о сестренках.

У него было изъято самодельное взрывное устройство мощностью более четырехсот граммов в тротиловом эквиваленте и боевая граната. Когда саперы вывезли и взорвали эту гранату вместе со всей конструкцией Жеренкова, обложенную покрышками от грузовиков, тяжелый резиновый шалаш разбросало на десятки метров. От взрыва образовалась воронка глубиной тридцать сантиметров и диаметром более двух метров. А если б взорвалось в автобусе с людьми? К счастью, инцидент закончился без жертв.

Евгений Жеренков был признан медиками психически невменяемым и позже по решению суда был направлен на принудительное лечение.

Ну  а если рассуждать, в чем вина этого парня? В том, что он хотел помочь своей семье, своим сестрам? Он оказался психологически не готов к тем испытаниям, которые приготовило правительство российскому народу, проводя реформы. И что же, за это его нужно было расстрелять? Я очень рад, что он остался жив.

Свое обещание о помощи семье я сдержал и в дальнейшем постоянно интересовался судьбой Евгения. После окончания лечения он вернулся в свой город и больше не совершал противоправных поступков.

Губернаторские будни
– В начале 90-х годов вы поддерживали областную филармонию, организовали даже международный фестиваль музыки. Проводится ли он сейчас?

– Доброй традицией стало проведение у нас в Кузбассе концертов в исполнении одного из лучших музыкальных классических коллективов мира – симфонического оркестра Академического Мариинского театра (Санкт-Петербург). Художественный руководитель театра, его главный дирижер – народный артист России, Герой Труда Российской Федерации, почетный гражданин Кемеровской области Валерий Абисалович Гергиев.

Вот уже несколько лет подряд Кузбасс становится главной площадкой уникального музыкального фестиваля “Крещендо”, а по сути, столицей музыкального искусства. Такой масштабный фестиваль с участием звезд мировой классической музыки проходит в нашей стране с 2005 года. На одной сцене филармонии выступают и прославленные солисты, такие  как выдающийся пианист, которого во всем мире называют “виртуозом великой русской музыкальной школы”, народный артист РФ Денис Мацуев, и наши талантливые ребята – юные дарования Кузбасса.

Я всегда подчеркиваю, что поддержка нашей культуры, образования  – это самые надежные инвестиции в будущее Кузбасса и России. Мы постоянно укрепляем материально-техническую базу наших учреждений культуры, оснащаем их самым современным оборудованием, проводим реконструкцию кузбасских домов и дворцов культуры.

– Говорят, что все премии и другие средства вы направляете на поддержку мало-обеспеченных семей и детей-сирот, которые хорошо учатся в учреждениях профес-сионального образования. Что вы об этом скажете?

– Да, это так. Уже многие годы. В 2014 году почти

2,4 миллиона рублей, а это половина моего годового дохода, я перевел на счета малообеспеченных детей, студентов-отличников. Это доходы за звания “Народный губернатор” и почетный гражданин Кемеровской области, городов Кемерово, Новокузнецк и других городов нашей области.

– Аман Гумирович, не могу не спросить, а какой самый тяжелый момент был в вашей губернаторской жизни?

– “Рельсовые войны” 1998 года. Трагическая гибель моего сына Андрея.

Во время шахтерских забастовок в автомобильной катастрофе в Ташкенте погиб мой младший сын Андрей.

Когда дети хоронят родителей, это всегда больно, но, как ни парадоксально звучит, естественно, нормально. “Нормальность” здесь заключается в том, что в детях продолжается жизнь родителей, продолжается раз и навсегда заведенный природой порядок. Но вот когда родители хоронят своих детей, это дико, больно, противоестественно!

Не знаю, как я выдержал все это. Но, считаю, “рельсовая война” меня, по сути, и спасла. Потому что находился в цейтноте: надо было постоянно встречаться с людьми, обсуждать различные вопросы, вести переговоры, принимать ответственные решения. Голова постоянно занята. На личные переживания времени просто не оставалось.

Андрей ушел от нас в ту пору, когда, как мне казалось, многое стал понимать, когда в нем зрел мужчина. Ушел нелепо, случайно, на пороге жизни, полный сил, энергии. Его смерть – даже не трагедия. Это сплошной, всё парализующий ужас, который разрывает сердце своей необратимостью. Появилась неизбывная щемящая боль, которая теперь всегда со мной, она стала частью меня самого. Слово “никогда” держит меня в тисках и не отпускает. Говорю с шахтерами и понимаю, что вот с сыном я уже никогда не поговорю…

– А самые светлые страницы в вашей работе?

– Светлых страниц, к счастью, было немало. Открыли новое предприятие, Дворец спорта, новую школу – радуюсь. Построили новый дом для кузбассовцев – тоже радость. Открыли храм – опять радуюсь. Нашел деньги для новых льгот ветеранам, детям, студентам – радуюсь! Все они – светлые дни в моей жизни.

В Сибири народ другой, по пустякам ссориться не любит
– Аман Гумирович, в 2015 году мы праздновали 70-летие великой Победы. Ваш отец, казах Молдагазы Колдыбаевич погиб на фронте. Вас воспитывал отчим, русский по национальности. Не кажется ли вам, что мы стали утрачивать интернационализм, который в нас воспитывали в советское время?

– Конечно, для всех нас распад  многонационального Советского  Союза стал трагедией. Была страна, в которой мы, где бы ни находились, чувствовали себя как дома, среди родных и близких людей. Конечно, мы отличали одну национальность от другой. Но отличали так, как отличают, предположим, творчество дагестанского поэта Расула Гамзатова от творчества украинского поэта Тараса Шевченко. То есть с интересом, с любопытством, не то чтоб одно хуже другого, а просто разное все это. Во всем были искренность, доверие и взаимопонимание.

Разве в годы Великой Отечественной войны наших солдат и офицеров спрашивали, какой ты национальности, когда они подставляли себя под пули, ценою собственной жизни спасали людей? Когда бываю в Москве, обязательно приношу цветы к Могиле Неизвестного Солдата.

Вы знаете, знаменитая Панфиловская дивизия, которая насмерть стояла у рубежей столицы, формировалась в Казахстане, и в ее рядах плечом к плечу бились и казахи, и русские, и татары… Когда двадцать восемь бойцов этой дивизии разных национальностей бросались с гранатами на танки, ни один из них не сказал: “Я не буду защищать русскую столицу”. Поэтому я считаю каждого из панфиловцев своим дальним родственником.

До перестройки мы и горя не знали с национальным вопросом в нынешнем его проявлении. Этническая и расовая пестрота, культурная многоукладность не мешали нам ладить друг с другом, жить общим домом, что на Ставрополье, что в Башкирии, что в Кузбассе.

К сожалению, сегодня многое утрачено. Посмотрите, что делается на Украине, в Прибалтике, Молдавии. Такая межнациональная рознь! И национальная карта продолжает разыгрываться. Действует принцип “разделяй и властвуй”, а национальность – самая беспроигрышная карта в этом вопросе.

Кузбасс – многонациональный регион. На территории нашей области проживают представители более 150

национальностей: русские и чуваши, немцы и украинцы, татары, армяне, белорусы, таджики, узбеки, евреи, шорцы, телеуты и многие другие национальности и этнические группы.

К счастью, в Кузбассе нет межнациональной розни, конфликтов на национальной почве. Во-первых, мы долго жили в многонациональном Советском Союзе со своими братскими традициями. Во-вторых, в Сибири народ другой. Сказываются суровость климата, особенности экономики Кузбасса – это в основном шахтеры и металлурги, а они не любят ссориться по пустякам. Они ценят жизнь во всех ее проявлениях.

– В 1999 году в Чечне вас приговорили к смертной казни за то, что вы якобы приняли христианство. Как вы отнеслись к этому? Ваше отношение к религии вообще?

– Да, был такой случай. В июле 1999 года мне был объявлен смертный приговор за якобы отречение от ислама и принятие христианства. Считаю, это было грубой политической провокацией. Эта провокация имела широкомасштабный характер и была средством устранения меня с политической арены перед думскими выборами. Я и тогда заявил, что не поддамся никаким запугиваниям и буду продолжать твердо и без колебаний следовать избранным курсом.

Что касается моего отношения к религии, то я разделяю судьбу десятков миллионов моих соотечественников. У меня, как и у каждого, свой путь к Богу.

Убежден, какой бы веры ни придерживался человек, Бог должен быть в душе. Человек, не верящий ни во что, – безнравственный. У него нет стержня-ограничителя, который не позволяет совершать дурные поступки. Как раз сегодня многим такого ограничителя и не хватает.

Мне запомнилось высказывание знаменитого французского философа, писателя, выдающегося математика, физика Блеза Паскаля

(XVII век), суть которого в следующем: если вы верите в Бога, а его на самом деле НЕТ – вы ничего не теряете. А если не верите, а Бог ЕСТЬ – вы теряете ВСЁ!

О политических лидерах
– Пятнадцать лет назад вы защитили докторскую диссертацию по политологии по теме “Политическое лидерство. Региональная специфика и механизмы реализации”. Что такое политическое лидерство в вашем понимании? Кто может стать политическим лидером?

– Политический лидер – это прежде всего крупная харизматическая личность, человек, имеющий твердые принципы, убеждения, концепцию развития страны. Это человек, способный отстаивать свои идеи в открытой полемике и борьбе. Это прекрасно образованный человек, глубоко разбирающийся в вопросах политики, экономики, истории, философии и многих других.

Чтобы не быть голословным, посмотрите на нашего президента Владимира Владимировича Путина. Вот конкретный пример политического лидера современного мира. Он умен, образован, твердо убежден в правоте своего дела, самое главное, он обладает даром убеждения. Он обладает огромным авторитетом во всем мире. Люди ему верят. Потому что его слова – его дела. Сказано – сделано. Главное – он государственник, державник. Вот это и есть политический лидер.

– И в продолжение предыдущего вопроса – следите ли за событиями в Казахстане?

– Конечно слежу. И по долгу службы, у нас ведь сложились многолетние крепкие производственные связи, и потому что Казахстан – родина моих предков. Меня всегда волнует всё, что там происходит. Я искренне радуюсь успехам Казахстана и переживаю, если возникают проблемы.

– В свое время вам неоднократно предлагали приехать к нам и возглавить либо область, либо одно из министерств. Почему не согласились?

– Я благодарен и руководству республики, и людям, которые обращались ко мне с такими предложениями. Но так получилось, что практически всю жизнь я прожил в России, в Кузбассе. Родился я в Туркмении, в Красноводске. Сейчас этот город называется Туркменбаши. Мое детство прошло на Кубани. Учился в Тихорецком железнодорожном техникуме в Краснодарском крае, работать начал в Мундыбаше Кемеровской области, служил в Забайкалье, после армии вернулся в Кузбасс да так здесь и остался. И потом, где бы я ни оказывался, самым большим желанием было купить обратный билет в Кемерово. Вышел на трап самолета, вдохнул запах родного коксохима – всё – я дома. Здесь я состоялся как хозяйственник, политик, здесь мне оказали большое доверие, избрав губернатором в самое сложное время. Я никогда не смог бы предать своих земляков.

Мое имя Амангельды, что означает “вернись здоровым”
– Аман Гумирович, у казахов принято знать свою родословную до седьмого колена. Знаете ли вы своих прадедов?

– Отец мой по национальности казах, мать – наполовину татарка, наполовину башкирка. Так сложилось, что родного отца я не знал. Мать, Мунира Файзовна, сразу после войны уехала к родственникам в Башкирию. Жили в Кумертау – маленьком городке в двухстах километрах от  Уфы.

Корни свои мама чтила и меня воспитывала в таком же духе. С интересом читала книги казахских и татарских писателей, смотрела кинофильмы об истории этих народов. Рассказывала об истории героического казахского рода адай, к которому принадлежали все мои предки, деды и прадеды. Она мне не раз говорила: казах обязательно должен знать свою родословную, свое историческое и духовное наследие. Позднее я прочитал интересное высказывание одного авторитетного ученого, что казахи – этно генетическая смесь всей планеты. В крови этого народа есть гены, сходные с народами Юго-Восточной Азии и Старого Света, в том числе Британских островов.

Мама рассказывала, как во время просмотра в кинотеатре фильма “Амангельды” у нее начались схватки, а спустя несколько часов, уже в больнице, на свет появился я. Наверное, под впечатлением того фильма мама и назвала меня Амангельды. В Казахстане был такой легендарный герой, революционер. Его именем, кстати, названы города, поселки, улицы. На Востоке это имя такое же распространенное, как в России Иван. У всех имен разные корни: греческие и еврейские, славянские и персидские, латинские и тюркские. И мы подчас не задумываемся, что они обозначают, какой в них заложен смысл. Мое имя Амангельды, по сути, является именем-пожеланием и в переводе означает “чтобы вернулся здоровым, невредимым, благополучным”.

– Общаетесь ли вы с кем-нибудь из казахстанских политиков? Как вы их оцениваете?

– С Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым меня связывают годы работы и в Совете Федерации, и в министерстве по сотрудничеству с государствами – участниками СНГ, и на посту губернатора Кемеровской области.

Я считаю, что это один из ярких харизматичных лидеров, который пользуется огромной поддержкой своего народа. Он обеспечивает продвижение Казахстана по пути динамичного и поступательного развития, совершенствования демократической правовой государственности и укрепления межнационального согласия.

Особой признательности заслуживает его неизменная приверженность укреплению евразийской интеграции, с которой народы наших стран связывают самые искренние надежды и чаяния.

– Каковы, на ваш взгляд, перспективы Казахстана?

– Считаю, темпы экономического и социального развития Казахстана вызывают уважение и позволяют народу республики с оптимизмом смотреть в будущее и по праву гордиться своей страной.

В избранное
Нравится





Поделиться

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей