mobile menu Меню
Рубрики новостей

Бывшие финполовцы собираются митинговать print

03.08.2016 561 просмотр

«Мы готовы выйти на улицу. Сейчас мои единомышленники решают вопрос с акиматом Астаны о проведении законного митинга», - говорит мне на прощание Сакен Алимжанов, остановившись на пару секунд у раскрытых створок лифта, сообщает radiotochka.kz.

Бывший сотрудник Академии финпола вот уже почти год как встретился на узком мостке с Генпрокуратурой, и дорогу ни одна из сторон уступать не намерена. Из долгого разговора с экс-финполовцем я выяснил, что заставило его вступить в неравный бой. Пока битвы проходят на полях многочисленных писем, но развязка далека, а терпение на исходе.  

Финансовую полицию упразднили, как известно, в 2014 году, передав ее функции Агентству по делам госслужбы и Министерству финансов. И уже тогда, после объявления новости президентом, можно было смело задаваться вопросом: сколько сотрудников останутся не у дел. Пока овеянную разного рода легендами государственную махину закрывали, не особо замеченной общественностью осталась Академия финпола. Последние новости о вузе всплывали в конце 2014 года, когда сначала уже «приговоренное» Агентство по борьбе с экономической и коррупционной преступностью собиралось учебное заведение ликвидировать собственноручно, но вскоре стало известно – академию не закроют просто так. 

Вот тут и начинается самое интересное. 

1470132194_22673.jpg

На базе Академии финпола и Института Ескараева (Институт повышения квалификации кадров органов прокуратуры, изучения проблем законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РК имени С. Ескараева. – Прим. ред.) было решено создать единую Академию правоохранительных органов при Генпрокуратуре. В нее должны были войти сотрудники объединенных вузов – Алимжанов в том числе. 

«Мы на долгое время «повисли в воздухе». Около года мы существовали сами по себе – финпол к тому времени уже ликвидировали. Почему так долго? Потому что новая академия долго создавалась. Только летом 2015 года вышел соответствующий указ. Нашим уполномоченным органом стала Генеральная прокуратура, которая назначила председателя ликвидационной комиссии, своего сотрудника Темирбулатова, который в дальнейшем стал и. о. начальника академии. В дальнейшем он подписывал приказ о нашем увольнении. Далее был назначен ректор созданной академии Байжанов, первый проректор Онгарбаев, проректор Досымбекову». 

Когда базовые учебные заведения уже были близки к упразднению, а в новый вуз штатные единицы еще не были переданы, произошла памятная встреча с действующим тогда генеральным прокурором Асхатом Даулбаевым. И эта встреча станет ключевой в нашем повествовании. 

«Он нас всех собрал и заявил, что приняты будут все сотрудники, а в дальнейшем как себя покажете. Но приняты будут все. Встреча была то ли в августе, то ли в сентябре 2015 года», - передает слова главного прокурора Алимжанов. 
 
Штатных единиц в Академии финпола было около 150. Но к своим обязанностям на новом месте приступили не все. Около 20 человек, по словам Алимжанова, оказались в списке на увольнение, несмотря на то, что 30 мест на тот момент были вакантными. При этом, все сотрудники изначально «прокурорского» Института Ескараева – около 60 человек - были устроены. 

«Начинали втихаря вызывать наших людей в Институт Ескараева, забирали у них рапорта на перевод и назначение, но кого-то не вызывали. При этом, личные дела офицеров не изучались вообще. Я каждый день заходил в отдел кадров и видел своими глазами: к документам никто из прокурорских даже не прикоснулся. Хотя, если уж они решили кого-то принять или уволить, они должны опираться на какие-то факторы. Но на какие – мы не поймем. Я сколько писем писал – «обоснуйте!». Они пишут: «Нет у вас ученой степени». А сколько они приняли людей без ученых степеней вместо нас?! Тем более, моя должность не требует ученой степени. И хотел бы добавить: все штатные единицы существуют до сих пор, они перешли в новую академию», - продолжает рассказ Алимжанов. 

Не дождавшись назначения и узнав о своих именах в списке на увольнение финполовец с несколькими коллегами написали обращения на имя генерального прокурора. А в них напомнили о законе «О правоохранительной службе», где говорится о предоставлении альтернативного места работы и о праве увольнять сотрудников после отказа. 

«Наше обращение полностью игнорируется, нас увольняют в сентябре 2015 года. И увольняют по статье 54 Трудового Кодекса, в которой говорится о расторжении трудового договора по инициативе работодателя в связи с ликвидацией юридического лица. При этом, в законе «О правоохранительной службе» говорится о приеме и увольнении сотрудников органов согласно этому закону. Никаким не Трудовым Кодексом – как они могли нас уволить по этой статье, у нас же трудового договора нет! Я им 10 раз писал: «Трудового договора нет, как вы со мной его расторгаете?» - повествует майор. 

1470131970_dsc_0771.jpg

Если бы мы писали художественное произведение, выяснению трудовых отношений с Генпрокуратурой можно было бы выделить отдельную главу. 

Здесь же ограничимся кратким пересказом злоключений нашего героя, оставшегося без работы один на один с надзорной машиной, но с намерением отстоять свое мнение. 

Как известно, в первый раз Алимжанов обратился в Генеральную прокуратуру еще до увольнения. Но прошло полгода, а ответа на письмо так и не пришло. 

После месяцев ожидания экс-финполовец попытался выяснить, почему по его обращению не приняли мер. На этот раз в администрации президента, откуда письмо было перенаправлено в Генеральную прокуратуру. Стоит ли удивляться, что ответ пришел незамедлительно. Правда, не тот, который ожидался: во-первых, отправители сказали, что ответ еще полгода назад был, а во-вторых, он, видимо, вновь нашелся и был продублирован. И вот что в документе сказано:

«Указом президента Республики Казахстан от 04.05.2015 года №15 «О создании Академии правоохранительных органов при Генеральной прокуратуре Республики Казахстан» принято решение о ликвидации государственного учреждения «Академия финансовой полиции». В соответствии с действующим законодательством Республики Казахстан ликвидация юридического лица не предусматривает правопреемство, следовательно, Академия не является правопреемником Академии финансовой полиции и не несет обязательств ликвидируемого юридического лица». 

Но это еще не все:

«Согласно п.2 ст.43 Закона РК «О правоохранительной службе» при ликвидации правоохранительного органа правоотношения с сотрудником могут быть продолжены в случае предоставления сотруднику возможности замещения иной должности в правоохранительном органе, которому переданы функции ликвидированного правоохранительного органа, либо в другом правоохранительном органе. Таким образом, Закон предоставляет возможность, но не обязывает…».

Тут стоит оговориться, что по мнению Алимжанова, пункт 2 статьи 43 закона намеренно вырван из контекста. И он предлагает ознакомиться с 3-м пунктом той же статьи, в которой сказано: 

«В случае отказа сотрудника от предложенной для замещения иной должности он увольняется с правоохранительной службы в порядке, установленном настоящим Законом». 

По мнению нашего героя, этот пункт свидетельствует об обязанности генпрокуратуры предложить ему альтернативную должность. 

Но из песни слов не выкинешь. Ответ пришел за подписью первого заместителя генерального прокурора Иоганна Меркеля. Как говорится, не отходя от кассы Алимжанов решил воспользоваться правом приема у самого генпрокурора: письмо с подписью заместителя дает такую возможность. Соответствующее заявление Алимжанов тотчас отправил, но разговора не случилось – как раз пришел ответ на еще одно письмо, подписанный самим Даулбаевым – а ответ генпрокурора исчерпывает право на личный прием.
 
Стоит отметить - содержание двух писем почти идентично. Мой собеседник склонен предполагать, что было сделано все для предотвращения встречи тет-а-тет. Некоторую закономерность он обнаруживает и в дате подписи «даулбаевского» письма: 25 апреля 2016 года, спустя несколько часов после рассмотрения этого письма, генпрокурор был освобожден от должности. Алимжанов думает, что неудобное письмо подсунули Даулбаеву под подпись в последние часы его пребывания в прокурорском кресле намеренно: чтобы ответ «проскочил» через зоркое око. Впрочем, это только мысли, высказанные вслух. 

1470131981_dsc_0773.jpg

Стоит ли говорить, что и последующие письма ситуацию с мертвой точки так и не сдвинули? 

Все, что хочет Алимжанов – это работать. Он недоумевает, почему он оказался за бортом, когда большинство его коллег спокойно перевелись на новое место. Из двух десятков уволенных только трое продолжают добиваться своего – остальные, говорит экс-финполовец, смирились. 

«Я свою службу начал с рядового солдата. Всю жизнь работаю в органах и дослужился до майора. Мне обидно, что меня несправедливо выкидывают», - говорит Алимжанов, не давая дверям лифта закрыться, а потом уезжает. 

В избранное
Нравится





Поделиться
Теги данной новости

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей