mobile menu Меню
Рубрики новостей

Новый генеральный прокурор круто взялся за дело print

05.08.2016 587 просмотров

Чуть больше трех месяцев Генеральную прокуратуру возглавляет Жакип Асанов. Вопреки прогнозам о том, что он будет след в след двигаться по тропе, проложенной его предшественником, новый главный надзирающий за столь короткий срок успел продемонстрировать наличие в своем багаже комплекса уникальных особенностей, сообщает camonitor.kz.

Таких, которые способны не только утяжелить эту политическую фигуру реальным влиянием и авторитетом, но и вывести работу всей правоохранительной системы на новый, более высокий уровень.

На своем месте

Сразу после повышения Асанова, который до этого три с половиной года занимал должность заместителя генпрокурора, мы писали о том, что он является крепким профессионалом, своим человеком для системы. После окончания КазГУ по специальности "правоведение" наш герой в течение семи лет работал в органах прокуратуры Кызылординской области.

Перспективного молодого специалиста заметили, и в период жесточайшего кадрового голода, когда в стране, только что получившей независимость, по пальцам можно было пересчитать профессионалов в этой сфере, он получил "открепление" в Ген­прокуратуру. Выйдя на новую орбиту карьерного роста, Асанов дослужился до начальника департамента по надзору за законностью в деятельности государственных органов. Впоследствии был назначен зампрокурора Алматы, прокурором Павлодарской области.

В багаже Асанова имеется и опыт работы в "смежных" сферах, что для фигуры, занимающей пост генпрокурора, очень важно. В разные годы он возглавлял налоговую инспекцию в ЮКО, занимал пост вице-министра юстиции, работал в президентской администрации - заведовал сектором отдела обеспечения законности, правопорядка и судебной реформы. А еще был депутатом мажилиса и не понаслышке знает, что такое бизнес.

В его послужном списке председательство в совете директоров АО "Казахстанские коммунальные системы", управление такой мощнейшей организацией, как АО "Корпорация "Ордабасы", где он был президентом и членом совета директоров, а также работа заместителем исполнительного директора Общенационального союза предпринимателей и работодателей Казахстана "Атамекен". Это, согласитесь, более чем серьезный фундамент, позволяющий Жакипу Асанову не просто исполнять прямые должностные обязанности, но и выступать инициатором реформ, способных кардинально изменить положение не только надзорного органа, но и всей правоохранительной системы в целом.

В этой связи уместно вспомнить, что еще до прихода на пост генпрокурора он "сдал экзамен" перед обществом. В его "зачетке" стоят твердые пятерки за твердую позицию по необходимости комплексного реформирования всей правоохранительной системы, за инициативы, призванные обеспечить максимальную открытость в работе госорганов и их подотчетность перед общественностью, за сокращение тюремного населения. Они, равно как и "заточенность" на профилактику различного рода преступлений, давно стали визитной карточкой Асанова.

Кроме того, в плюс ему можно занести и то, что на протяжении всей своей работы в органах прокуратуры он демонстрировал явную неприязнь к непрофессионализму и всегда выдвигал высокие требования к подбору кадров. И вполне логично, что именно в этих вопросах Асанов, сев в кресло генпрокурора, проявляет железобетонную твердость. Высокая должность ничуть не снизила градус трезвости его взгляда на проблемы. Судить об этом позволяют движения генпрокурора по двум из них, давно получившим "статус" хронических.

Кадровая кадриль: как блатным нажмут на тормоза

Наполнение системы грамотными, профессиональными кадрами - это одна из первостепенных целей, которые, уже очевидно, ставит перед собой Асанов. "Ежегодно органы прокуратуры принимают около трехсот молодых сотрудников. Вузы выпускают тридцать тысяч юристов каждый год. Опросы показывают, что около 60 процентов из них хотят работать у нас. Выходит, конкурс составляет шестьдесят человек на одно место, и это не считая других претендентов. Судя по цифрам, к нам должны попадать только лучшие из лучших. Однако в реальности это не так. Конечно, большинство у нас профессионалы, но бывает, что приходят люди неподготовленные, корыстные, выбравшие профессию прокурора потому, что так папа сказал", - чест­но рисует положение дел Асанов и бьет фактами.

Только за два года (2013-2015) по отрицательным мотивам из органов прокуратуры были уволены десять молодых сотрудников, проработавших менее трех лет. В их числе и носившая погоны дамочка, которая, сев пьяной за руль, совершила ДТП и, пытаясь скрыться с места преступления, протаранила толпу людей. Еще 57 представителей молодой поросли добровольно отказались от затеи строить карьеру в прокуратуре. И это тоже показатель.

"Скажу откровенно: просто так, по своей воле, от нас мало кто уходит. Работа-то престижная. Поэтому многие из тех, кто ушёл сам, либо безграмотные, либо наломали дров", - заметил Асанов. И в этих случаях, что важно, генпрокурор не является хранителем "чести мундира", а прямо заявляет, что такие кадры - прямой путь в никуда: "Представьте, насколько опасно, когда такие решают судьбу человека: ведут уголовное дело, отвечают на жалобы, обвиняют в суде. Ведь могут засудить невинного на многие годы тюрьмы. Или довести до крайности того, кто обратился к ним с жалобой, с просьбой о помощи. Или сами совершают преступления, пользуясь властью, чувствуя вседозволенность и безнаказанность. Только тогда, когда они уже переходят все границы, от них тихо избавляются".

Памятуя о том, что рыба гниет с головы, Жакип Асанов, признающий наличие блата при трудоустройстве в органы прокуратуры, сделал то, на что не решались многие его предшественники: задал неудобные вопросы прокурорам, принимавшим на работу откровенных неумех и тех, кто впоследствии уволился по собственному желанию. Пусть ответят, по каким критериям происходил отбор, почему из сотни возможных кандидатов на службу были приняты те, чьи знания и способности оказались под большим и жирным вопросом. И это только начало.

"В любом деле первичен человек, - уверен Асанов. - Как говорят, прекрасную страну можно построить только с хорошими кадрами, даже если законы плохие. Но если сотрудники плохие, то не помогут и самые лучшие законы. Поэтому от того, насколько продуктивен каждый прокурор, зависит конечный результат всей системы прокуратуры". Конечно же, по мановению волшебной палочки этого не добиться. Кадровая проблема системна и многогранна. И ее решение лежит через череду избавления от дюжины "мелких бесов".

Сегодня генпрокурор выносит на повестку дня такие важные вопросы, как, например, критерии оценки кандидатов, претендующих на работу в органах прокуратуры. "Сегодня мы не можем адекватно оценить профессиональные и личные качества кандидата. Нет четких критериев и механизмов для этого. При отборе всё ещё много человеческого фактора", - говорит Асанов и разбивает проблему на две составные - несовершенство системы отбора и субъективизм при приёме на работу: "Как сегодня оценивается кандидат? По четырем позициям. Это анкетные данные, медкомиссия, спецпроверка и тестирование. Но из всего этого мы не видим, кто на самом деле перед нами. Не знаем, как он рос, что читал, чем увлекался, что полезного сделал в школе, в вузе, для родных и друзей, с кем общается в соцсетях, а также других вещей, о которых обычно не пишут в резюме.

Слишком многое остается "за кадром". Это как айсберг, девяносто процентов объема которого под водой. Что касается субъективизма, то проблема возникла не вчера. Меня всё время просят взять кого-нибудь на работу. Пытаются "подарить" резюме. Предлагают кандидатуры десятками… По Интернету запустили вопрос: "Можно ли устроиться в прокуратуру без связей?".

Результат поразил. Из семи с половиной тысяч респондентов семь тысяч ответили: "нет, невозможно". Это 93 процента. Только 500 сказали: "Да, можно без связей". Похожий опрос провели в трёх вузах. Из 480 студентов лишь 45, то есть менее 10 процентов, считают, что устроиться в прокуратуру можно самому. Остальные говорят: только через связи. Эта старая, устоявшаяся парадигма".

Надо отдать должное: Жакип Асанов - далеко не только мастер схоластики. От слов к делу он переходит решительно. Буквально через три дня после назначения он объявил мораторий на прием кадров, который действовал до конца июля - до тех пор, пока при помощи представителей "Назарбаев Университета" и компаний, входящих в "большую четверку" ("Прайс Уотер Хаус" и "Делойт"), не были разработаны "новые правила игры".

Процесс приёма, как и раньше, состоит из двух этапов - отбора и конкурса. В ходе отборочного этапа кандидат сдаёт тест на знание законов, проходит медкомиссию и спецпроверку. Конкурсный этап предусматривает собеседование и десятидневную стажировку. Последняя включает в себя ноу-хау: дополнительно для кандидатов предусмотрены четыре задания: описать свой жизненный опыт; написать эссе; решить кейсовые задачи; пройти психологическое исследование.

Предполагается, что знакомство с жизненным опытом претендента поможет тем, кто принимает кадровые решения, перестать "играть вслепую", поскольку выполнение этого задания даст представление о реальном потенциале, жизненной позиции, уровне социальной активности человека.

Эссе выявит творческое мышление кандидата и покажет, насколько доходчиво он может излагать свои мысли, структурировать информацию, отделять главное от второстепенного, аргументировать свои выводы. Это важные качества для прокурорских работников, потому что, как говорит Асанов, работа прокурора - это в первую очередь общение с людьми.

Кейсы - это три ситуационные задачи, направленные на проверку способности кандидата применять законы на практике, анализировать и обобщать информацию, логически мыслить. "Важно не зубрить законы, а найти законное решение", - делится опытом генпрокурор.

Последнее задание - самое важное. Психологические тесты способствуют не только оценке IQ кандидата, но и пониманию того, что именно движет им при трудоустройстве и каков его характер. А после тестов ему предстоит беседа с психологом, что позволит выявить индивидуальные особенности личности.

Оценивать описание жизненного опыта, эссе и выполнение кейсов будут эксперты "Назарбаев Университета", компаний "Прайс Уотер Хаус" и "Деллойт". Им также передадут психологические портреты кандидатов, которые эксперты могут учесть при выдаче рекомендации: "Все работы будут зашифрованы. Кандидат не знает, кто его оценивает, а эксперт не знает, чью работу он проверяет. Такая независимая оценка будет обязательной при приеме на работу", - отмечает Жакип Асанов.

Подобными новшествами генпрокурор ограничиваться не собирается. Детальный разбор полетов ждет систему оценки действующих сотрудников, их карьерного продвижения, мотивации, обучения.

"Не халявщик, а партнер": прокуратура на страже интересов бизнеса

Предложил генпрокурор и свое видение защиты бизнеса, что, мягко говоря, повергло предпринимательство в шок. Но не от того, что над их головами был занесен очередной карающий меч, а потому, что, наверное, впервые за всю историю независимости прокуратура выступила в роли соратника бизнесменов.

Первое, на чем акцентировал внимание Жакип Асанов, - необходимость упорядочить поверки. "За последние пять лет количество проверок сократилось в четыре раза - с тридцати тысяч до семи тысяч в месяц. Если раньше проверяли каждого второго, то теперь лишь троих из ста. Но давление на бизнес ещё сохраняется", - говорит он. Чтобы снизить это давление, планируется интегрировать существующую систему оценки рисков с новым сервисом прокуратуры "Единый реестр проверок".

В один клик прокуроры смогут увидеть, кто, где и что нарушает, и именно туда направить проверяющего. Вторым шагом станет электронная регистрация. Она позволит в режиме онлайн отслеживать стадии проверки и самому проверяемому, и антикоррупционным службам. Кроме того, по-прежнему у предпринимателей будет возможность проконтролировать законность проводимой проверки посредством сайта service.pravstat.kz или звонка в Call-центр. Как уточняет генпрокурор, за три года этой возможностью воспользовались более тысячи субъектов бизнеса. В итоге помогли каждому третьему из них и наказали свыше четырехсот должностных лиц.

Второй акцент генпрокурор сделал на уголовном процессе - сфере, где бизнес часто сталкивается с государственной махиной. "Именно здесь происходят факты жесткого прессинга со стороны силовиков", - констатирует он и приводит конкретные факты: "Только выборочный анализ показал: из 80 предприятий, попавших в уголовную орбиту, 33 закрылись". Проблема, по мнению Асанова, заключается в том, что система из одной крайности бросается в другую. Сначала преступления укрывали, а теперь нередки случаи необоснованной регистрации в данном реестре. Особенно явно это видно в тех случаях, когда при сомнительных обоснованиях в уголовные дела впутывают предпринимателей. Кстати, полмесяца назад Асанов дал прокурорам областей поручение разобраться с такими делами, которые зачастую попахивают банальным сведением счетов с конкурентами.

Третье направление связано с проблемой лжепредпринимательства. Позиция Асанова в этом вопросе предельно ясна: необходимо найти баланс - не "бить" законопослушных предпринимателей, но не давать спуску мошенникам и аферистам. Однако у представителей госорганов, правоохранительной и судебной систем, бизнеса пока нет единого понимания, что есть в данной проблеме "золотая середина". Не исключено, что ее поиски облегчит предложение, сделанное новым генпрокурором предпринимателям: "Практика применения УК и УПК обнажила ряд вопросов. Их надо обсудить с бизнесом. Мы готовы пройтись по каждой статье, причем причины их принятия разъяснят авторы кодексов. Если будут дельные предложения, то инициируем поправки".

Четвертый акцент - на административных барьерах. Эту проблему Жакип Асанов охарактеризовал так: "Для шеф-поваров всего мира есть главная награда - звезды Мишлена. Это знак качества. Три звезды означают, что кухня, интерьер, сервис на высшем уровне. То есть золотые стандарты, ради которых соревнуются рестораны. И оценку даёт не государство, а независимые эксперты. У нас же наоборот. Взять хотя бы СанПИНы. Обязательных условий к столовым - аж 230. От вентиляции до мытья посуды. Даже есть требование по температуре в курилке. У нас 41 СанПИН, где 8 тысяч требований. Такое Мишлену и не снилось. Если их все соблюсти, то наши столовые получат не 3, а все 10 звёзд. Может, пришла пора доверять бизнесу и работать без этих устаревших догм? Ведь он лучше знает, что нужно клиенту".

Для решения проблемы генпрокурор предлагает провести ревизию законодательства и смоделировать "экспериментальные ситуации" совместно с "Атамекеном". Послед­нее расшифруем: предприниматель просит в гос­органах какой-нибудь разрешительный документ, а "Атамекен" и прокуратура отслеживают весь путь, который предстоит пройти бизнесмену. Упор делается на качество оказания госуслуги и на предмет появления искусственных преград. И этот метод работает, позволяя выявлять самые извилистые пути-дорожки, позволяющие чиновнику "надуть" предпринимателя.

Например, как рассказал Асанов, отдел архитектуры Шымкента умудрился поставить на коммерческие рельсы бесплатную госуслугу. На стенд повесили перечень документов, которые нельзя требовать по закону: топосъемки, схемы, техусловия и так далее. А изготавливали их пять фирм, принадлежащих супруге начальника отдела. Естественно, за деньги. Если не заплатил, то и госуслугу не окажут.

Что же касается ревизии законодательства, то, по словам Жакипа Асанова, "к этому никто серьезно не подступался. А между тем предприниматели лучше теоретиков могут указать на узкие места правового поля". И опять же он не бросается словами. Предлагается на сайте Генпрокуратуры создать специальный формуляр, в котором предприниматель заполнит три графы: название нормативного или процессуального акта; конкретный пункт (статья), с которым он не согласен; краткое обоснование того, почему его необходимо изменить. Затем прокуратура получает мнение госорганов по каждому конкретному предложению и выносит его на общее обсуждение.

Но сразил наповал новый генпрокурор не этими инициативами. А своим стратегическим видением и готовностью работать на фронтах, лишь опосредованно касающихся прокурорской деятельности. Для ясности приведем цитату из его выступления на форуме, проведенном совместно с представителями НПП "Атамекен": "Может ли прокуратура надзорными мерами способствовать тому, чтобы частный бизнес стал действительно массовым? Занятость и развитие предпринимательства - это прямая задача местных органов. Именно на это сделан упор в программе главы государства "20 шагов к Обществу всеобщего труда". Здесь особый акцент на сельскую местность. У нас почти семь тысяч сёл. Там живут более сорока процентов казахстанцев. Сейчас мало кто пойдёт в село и создаст рабочие места. А многие там просто не знают, чем заняться.

Нет в аппаратах акимов сельских округов никого, кто мог бы дать бизнес-направление, показать меры финансовой и нефинансовой поддержки и т.д. Если мы снабдим каждого сельского акима подобной информацией, научим его вовлекать население в бизнес и начнем оценивать его работу по числу благополучных семей, то это могло бы спровоцировать массовую бизнес-инициативу. Мы подключимся к этому и готовы поддержать такой подход. Спросите, почему? Потому что это напрямую связано с криминогенной обстановкой в стране. 84 процента всех преступлений совершаются безработными. Кстати, актюбинские террористы не имели работы. Безработица у нас не потому, что нет работы. Её как раз таки много.

Цифры это подтверждают. В 2015 году к нам на заработки прибыли около миллиона граждан Узбекистана и Кыргызстана. Через банки они перевели на родину 100 миллиардов тенге. Сколько уходит наличными, никто не знает. Между тем у нас безработных полмиллиона. Лучшая профилактика преступлений - это рабочие места. А кто их создает? Конечно, бизнес. Поэтому трудозанятость и рост доходов населения требуют и нашего внимания".

И, надо заметить, генпрокурор озаботился этими вопросами не просто так. Есть опыт, который позволяет делать такие заявления. Например, тюремное население за время пребывания в исправительных учреждениях теряет трудовые навыки. Чтобы освободившиеся из мест заключения вновь не становились на путь криминала, два года назад была запущена специальная программа "Занятость в колониях". "После этого впервые в истории тридцать заключенных открыли маленький, но свой бизнес. В колонии вошли 145 субъектов бизнеса, они создали 1877 рабочих мест", - подводит промежуточные итоги Асанов.

Вместо P.S.

Такими мы увидели первые шаги Жакипа Асанова в роли генерального прокурора РК. Хочется верить, что он пришел всерьез и надолго. Система, требовавшая очищения, давно ждала такого человека - способного, опираясь на свои знания и опыт, трезво оценивать ситуацию и принимать адекватные решения, открытого к диалогу и умеющего слышать аргументы третьей стороны. К сожалению, этого нельзя было сказать о многих его предшественниках…

В избранное
Нравится





Поделиться
Теги данной новости

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей