mobile menu Меню
Рубрики новостей

Мораторий на продажу земли – отсрочка или «замыливание» проблемы? print

23.08.2016 297 просмотров

После более чем трех месяцев работы так называемой «земельной комиссии» ее участники пришли к тому, с чего начинали. Точнее, к отправной точке ее деятельности – мораторию на некоторые нормы нового Земельного кодекса, и, прежде всего, те, которые касаются продажи земли с аукционов, сообщает camonitor.kz. Казахстанцы, не вникая глубоко в экономическую составляющую проблемы, укрепились во мнении, что это чисто политический вопрос, но при этом разошлись во мнении, ради чего  был введен (и продлен) мораторий и чем все это кончится?

100 дней до приказа

Как и можно было предположить, за 100 дней, прошедших со дня введения бессрочного моратория на «земельные поправки», протестный интерес к этой проблеме заметно поубавился. Во многом на это повлияли  силовые действия властей по предотвращению майских митингов в ряде городов Казахстана (в первую очередь, в Алматы), а также инициирование уголовных дел в отношении активистов в Атырау и Уральске. Заметно ослабло внимание к данной теме и со стороны СМИ, интернет-населения, а политические партии и вовсе предпочли ввести свой, неофициальный, «мораторий» – как будто ничего не происходит.

Впрочем, все это время работа комиссии продолжалась. Некоторые ее члены периодически отчитывались перед журналистами и пользователями социальных сетей о том или ином прошедшем заседании. Причем делали это, несмотря на объективную и не очень объективную критику со стороны тех, кто наблюдает за процессом. Словом, общество опять раскололось. Одни полагали, что комиссия должна работать в любом случае – хотя бы затем, чтобы потом власти и латифундисты не говорили: мол, представители гражданского сектора самоустранились. Другие подвергали критике любые действия «заседателей», заявляя, что это всего лишь попытка отвлечь внимание.

Интересно, что и те, и другие остались при своем мнении даже после того, как работа комиссии закончилась, а президент страны Нурсултан Назарбаев в итоге согласился с ее выводами и продлил мораторий на пять лет. Хотя при этом он сделал оговорку, что срок этот может быть сокращен до двух-трех лет – если правительство подсуетится. А срок на период до 2021 года Нурсултан Абишевич объяснил тем, что надо, кроме всего прочего, изучить международный опыт и «дать квалифицированное объяснение народу».

С последним аргументом можно поспорить – наверное, лучше продолжать держать совет  с народом, прислушиваться к его мнению, а не только объяснять свои шаги, но это, как говорится, тема отдельного разговора. Что же касается мирового опыта, то далеко ходить не надо. Например, в Украине мораторий на продажу земли продлевался (начиная с 2001 года) уже семь раз. Но там, как и в других странах, с кого следовало бы брать пример, нет крупных латифундистов, сумевших «под шумок» стать владельцами тысяч гектаров. Поэтому нужно до конца разобраться с «национальными особенностями» земельных отношений в Казахстане. Да и, что тоже немаловажно, следует учитывать политическую составляющую этого вопроса, которая является более значимой и актуальной, чем чисто экономическая.

Земля арестована!

Мажилисмен Вячеслав Косарев был в числе первых, кто публично заявил об опасности введения в действие нового Земельного кодекса. Сегодня он говорит о том же:

1471853150_1433304018_kosarev.jpg

- Резко менять земельную политику власть не хочет, поскольку придется обижать олигархов и крупных землевладельцев, и она пытается потихоньку урегулировать этот вопрос. Но, по-моему, она поняла и другое – что народ обижать тоже нельзя. Ведь он является собственником земельных ресурсов и имеет приоритетное право на пользование ими.

- Вячеслав Борисович, а мораторий – это решение проблемы, или же можно было поступить как-то по-другому?

- Я считаю, что у власти были возможности для других маневров. Можно было бы дать по рукам тем, кто незаконно поступил, и пересажать их по тюрьмам. Но власть встала на путь какого-то эволюционного развития земельных отношений в стране. Нерешенных проблем здесь много. Например, крупные зерновые компании взяли в пользование сенокосы и пастбища, но при этом у них нет собственного скота – они просто продают  сено тем, кто держит коров и лошадей. И стоит такое сено 23 000 тенге за телегу (1,2-1,5 тонны). Так поступать нельзя.

- Не кажется ли вам, что продление моратория и продолжение преследования активистов, высказавшихся против продажи земли, противоречат друг другу?

- Да. Наша комиссия однозначно высказалась по этому поводу: необходимо прекратить преследования людей, которые вышли на земельные митинги. Там девять арестованных, есть подследственные. Мы настаивали и продолжаем настаивать на том, что это надо прекратить. Возможно, кто-то под прикрытием земельных проблем пытался добиться каких-то иных целей, но это уже другой вопрос.

- В начале мая, когда президент впервые объявил мораторий, он раскритиковал  правительство за то, что не было разъяснений Земельного кодекса…

- Я понял, о чем вы. Тогда он сказал, что народу, вышедшему на первые митинги, ничего не объяснили. И за прошедшее время тоже не было никаких разъяснений. Было только одно объяснение – мораторий. И точка.

Проблема не решена

Член президиума Общенациональной социально-демократической партии (ОСДП) Тазабек Саметбай был в числе более чем тысячи задержанных в тот самый день (21 мая), когда митинг, по сути, так и не состоялся. На наш вопрос: «Будет ли ОСДП продолжать борьбу в этом направлении или же возьмет тайм-аут?» он ответил так:

- Наша партия, руководствуясь исключительно интересами страны и населения,  изначально заявляло о необходимости кардинально иного подхода, выступала против продажи земли вообще, а тем более иностранцам, которым и в аренду давать ее грешно. Именно поэтому руководство и активисты ОСДП стали одними из инициаторов и активными участниками акций протеста. Уверен, мы продолжим борьбу против продажи земли. Лично я не считаю продление моратория решением вопроса. Только внесение кардинальных изменений в Конституции и в другие законы, а также полная отмена продажи земли – вот чего нужно добиваться.

Как известно, «земельный вопрос» еще раз высветил проблему, связанную с соблюдением/нарушением гражданских  прав и свобод. На эту тему мы побеседовали с правозащитником Ерланом Калиевым, который был непосредственным свидетелем силовых действий полиции 21 мая в Алматы

- Как вы считаете, почему не было принято официального решения прекратить  уголовное преследование активистов из Атырау и Уральска, хотя некоторые члены земельной комиссии постоянно об этом говорили? Тем более что некоторые из арестованных даже были включены в состав «земкома»…

- С учетом того, что обоснованность требований, озвученных гражданскими активистами (к примеру, атыраускими правозащитниками Максом Бокаевым и Талгатом Аяновым), нашла свое подтверждение в итоговом официальном решении Земельной комиссии, дальнейшее уголовное преследование активистов, вне всякого сомнения, выглядит полным абсурдом. Попытки во что бы то ни стало осудить Бокаева и Аянова – это не что иное как желание власти подобным образом истребовать от них «компенсации» за «понесенные ею нравственные и физические страдания», связанные с вынужденным принятием решения о введение моратория.

- Как вы думаете, будут ли протесты в дальнейшем, если вдруг мораторий отменят, и «продажные» нормы Земельного кодекса вступят в силу?

- На мой взгляд, дальнейшая общественно-политическая ситуация в стране будет зависеть, главным образом, от того, какие выводы из этой истории извлечет для себя власть. Хочу также особо отметить, что земельный вопрос не только послужил основным  фактором, консолидировавшим разные социальные слои гражданского общества, но и способствовал росту осознания казахстанцами личной ответственности за будущее страны. На этом фоне могу только предположить, что, как минимум, промежуточный ответ на ваш вопрос мы получим уже в ближайшее время, когда завершится судебный процесс над инициаторами митинга в Атырау - правозащитниками Максом Бокаевым и Талгатом Аяновым.

А кушать-то надо

Между тем, продажа земель сельхозназначения все это время не прекращалась, о чем свидетельствуют объявления в газетах и интернете. Правда, речь идет о вторичном рынке. Мы позвонили авторам нескольких подобных объявлений (в Алматинской и Восточно-Казахстанской областях). В большинстве случаев с нами разговаривали посредники. Так, риэлтор, представившаяся Айгуль, заверила, что спрос на куплю-продажу фермерских хозяйств и сельхозземель в последние годы растет. По ее словам, интерес проявляют и иностранцы, но она дел с ними не ведет – обходить закон не умеет и не желает.

Фермер из ВКО, попросивший не называть его имени, за время короткого разговора выложил практически все проблемы отечественного крестьянства, заявив, что «устал заниматься землей», поэтому и продает свое хозяйство. Впрочем, уезжать из села он не собирается – планирует переориентироваться на разведение лошадей. «Вот только с выпасами проблема, – сетует он. – Сначала думал, что на вырученные деньги приобрету пастбища у нас или в соседней Павлодарской области, но, судя по всему, придется арендовать».

А по большому счету, как сообщил нам фермер, сейчас у его коллег нет времени на «пустую болтовню» или комментирование политических вопросов. «Политика может прокормить только самих политиков, а сельское хозяйство – весь народ», – резюмировал наш собеседник. Что же касается путей обхода как норм Земельного кодекса, так и моратория, то они существуют. Об этом говорит неослабевающий интерес граждан того же Китая к нашим земельным угодьям.

В избранное
Нравится





Поделиться
Теги данной новости

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей