mobile menu Меню
Рубрики новостей

Казахстан падает в рейтингах, и дело не только в ценах на нефть print

05.10.2016 445 просмотров

Тяжелые потери, понесенные Казахстаном в оценке глобальной конкурентоспособности аналитиками Всемирного экономического форума, вполне ясно показали, что глубокая одномоментная девальвация тенге к доллару не может служить спасительной волшебной палочкой как для нашей экономики в целом, так и для отечественных производителей, сообщает camonitor.kz.

Кроме того, в очередной раз стало очевидно, что должна проводиться принципиально иная экономическая политика с учетом того, что усилия казахстанских властей по индустриально-инновационному развитию и диверсификации экономики не дают пока зримых плодов. Добавим также, что вместо ослабления налогового и административного давления на бизнес, как это и должно быть в рамках контрцикличного регулирования, фактически государство движется обратным курсом.

Если мы вниз, то почему соседи вверх?!

К таким выводам подводят данные доклада «Индекс глобальной конкурентоспособности 2016-2017» (The Global Competitiveness Index 2016–2017, GCI), подготовленного и опубликованного Всемирным экономическим форумом (WEF). Годом ранее Казахстан входил здесь в «Топ-50» стран мира, занимая 42-е место в рейтинге «GCI», что вполне отвечало курсу Акорды на вхождение и в «Топ-30» наиболее развитых государств. Наиболее значительный прогресс был достигнут в 2012 году, когда наша страна перепрыгнула с 72-го на 51-е место, тогда как прошлогодний результат был наилучшим за время участия Казахстана в рейтинге «GCI». А на этот раз наша страна опустилась на 11 ступенек, заняв 53-е место среди 138 стран, охваченных рейтингом, показав наихудший результат за последние пять лет. Общий средний балл Казахстана по расчетам аналитиков составил 4,41 против 4,49 годом ранее. Такой же результат показали Руанда и Коста-Рика, что, конечно, вполне ясно указывает на низкое качество проводимой у нас экономической политики, раз уж Казахстан оказался в компании таких слаборазвитых государств.

two.png

И ссылки на падение нефтяных цен вряд ли могут служить здесь убедительным контраргументом, поскольку страны СНГ со сходной структурой экономики сумели избежать столь значительных потерь. Так, Азербайджан поднялся с 40-го места на 37-е со средним баллом 4,55, а Россия с 4,51 балла поднялась на две ступеньки до 43 места.

Весьма солидно выглядят позиции и других нефтедобывающих государств мира. Так, Саудовская Аравия, по-прежнему удерживающая курс своей валюты к доллару и отказавшаяся от ее одномоментной девальвации, идет на 29-м месте с 4,84 балла, опустившись в итоге всего лишь на четыре ступеньки, тогда как Объединенные Арабские Эмираты (5,26) поднялись на одну позицию вверх до 16-го места. США, входящие в тройку мировых лидеров по добыче нефти, по-прежнему занимают третье место с 5,70 балла, Норвегия (5,44) сохранила за собой 11-ю позицию, Малайзия с 5,16 балла, хотя и опустилась за год на 7 ступенек, оказалась на вполне приличном 25-м месте.

Показательно, что в итоге стратегических просчетов в экономической политике, проводимой властями Казахстана, наибольшее снижение произошло не только по фактору конкурентоспособности «макроэкономическая среда» (минус 44 с 25-го до 69-го места), но и по «конкурентоспособности бизнеса» (минус 13 с 79-го до 97-го места). Между тем, как известно, представители отечественного бизнеса, в первую очередь руководство Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» и «Народного банка Казахстана», настойчиво требовали от Нацбанка девальвировать тенге к доллару, упорно доказывая, что такая мера повысит конкурентоспособность казахстанских товаров и услуг. На практике же вместо постепенного и тщательного управляемого ослабления тенге в результате спешного перехода правительства и Нацбанка к политике свободно плавающего обменного курса казахстанской валюты к доллару, начавшегося 20 августа прошлого года, ситуация обернулась его так называемым «overshooting», - уровнем, не соответствующим реальному положению дел в экономике.

Даже исторические данные самого Нацбанка показывают, что при нынешнем уровне нефтяных цен в районе $50 за баррель, примерно соответствующем их среднегодовой планке в 2005 году, тогда обменный курс казахстанской валюты к доллару колебался в диапазоне 129,97 – 136,12 тенге при гораздо меньшем объеме золотовалютных резервов центрального банка и активов Национального фонда. Поэтому не удивительно, что Казахстан понес значительные потери и по фактору «развитость финансового рынка», где передвинулся с 91-го на 104-е место с 3,50 балла, оказавшись между Таджикистаном и Бенином, то есть в группе явных мировых аутсайдеров.

«Нурлы жол» не тянет?

Вопреки огромным инвестициям государства, прежде всего за счет денег Национального фонда, в развитие инфраструктуры в рамках известной госпрограммы, у Казахстана снизился на 5 позиций – с 58 до 63-го места - рейтинг по соответствующему фактору конкурентоспособности. В меньшей степени были понижены оценки по факторам «здоровье и начальное образование» (минус 1 до 94-го места) и «эффективность рынка труда» (минус 2 до 20-го места).

three.png

Наибольший же прогресс был достигнут по фактору «инновации» (плюс 13 с подъемом до 59-го места). По фактору «институты» Казахстан продвинулся вверх на одну позицию до 49-й ступеньки, «высшее образование и профподготовка» - на три до 57-й, «технологическая готовность» - пять до 56-й, «размер рынка» - на одну до 45-й.

Если же с уровня факторов опуститься на уровень составляющих их индикаторов, то выясняется следующая картина. Из 114 индикаторов «GCI» улучшение у Казахстана сложилось только по 40, тогда как снижение – по 65 индикаторам. Еще по 9 индикаторам изменений не произошло, но как поясняется в докладе, при этом по двум из них речь идет о распространенности малярии и воздействии этого заболевания на бизнес в то время, как Казахстан включен в список стран, свободных от нее.

А из 65 индикаторов, по которым сложился негативный тренд, по 9 рейтинг нашей страны снизился на 20 и более позиций, - бюджетному балансу в % от ВВП (минус 98 позиций до 108-го места), легкости доступа к займам (минус 45 до 89), доступности венчурного капитала (минус 33 до 92), привлекательности налогообложения для инвестиций (минус 29 до 57), доступности финансовых услуг для бизнеса (минус 23 до 76), распространенности нетарифных барьеров (минус 22 до 67), регулированию биржи ценных бумаг (минус 21 до 108), экспорту в % от ВВП (минус 21 до 87) и степени ориентированности бизнеса на потребителей (минус 20 до 89). Как нетрудно заметить, эти вопросы относятся главным образом к компетенции министерств национальной экономики и финансов, а также Нацбанка, из-за нерасторопности которых, либо кадровых перестановок в них власти Казахстана не внесли своевременные корректировки в экономическую политику государства с тем, чтобы избежать столь серьезных потерь в рейтинге.

Справедливости ради отметим, что по 10-ти индикаторам Казахстану удалось добиться значительного прогресса в виде улучшения рейтинга на 10 и более позиций. Сюда авторы доклада по «GCI» отнесли количество процедур, требуемых для открытия бизнеса (плюс 35 позиций до 22-го места) и количество дней, необходимых для этого (плюс 27 до 26), сотрудничество университетов и бизнеса в сфере НИОКР (плюс 22 до 66), охват средним образованием, в % (плюс 21 до 21), пользователей Интернета, в % (плюс 21 до 41), внедрение технологий на уровне предприятий (плюс 19 до 71), издержки бизнеса от терроризма (плюс 18 до 48), качество научно-исследовательских организаций (плюс 18 до 63), доступ к интернету в школах (плюс 12 до 29) и организованную преступность (плюс 11 до 53).

Хотя приведенные выше рейтинговые оценки составителей доклада по индексу «GCI» дают вполне полный рецепт для  внесения корректив в деятельность экономического блока правительства и Нацбанка, есть в нем и ориентиры для принятия мер и по линии других органов государственной власти. К примеру, по качеству дорог Казахстан оказался во второй сотне рейтингуемых стран на 108 месте с 3,0 балла, портовой инфраструктуры – на 107-м, влиянию бизнеса на заболеваемость туберкулезом – 106-м, уровню охвата начальным образованием – 118-м, качеству управления школами – 106-м, интенсивности локальной конкуренции – 106-м, распространенности иностранной собственности – 105-м, отношению импорта к ВВП – 122-м, количеству локальных поставщиков – 113-м. Как видно, здесь ответственность ложится также на министерства инвестиций и развития, образования и науки, здравоохранения и социального развития.

«Труба» зовет Нацбанк и налоговиков

Добавим также, что в докладе приведены результаты опроса, посвященного барьерам для казахстанского бизнеса. И если в предыдущие годы здесь лидировала коррупция, то теперь у респондентов она заняла лишь третье место, тогда как в лидеры вышли инфляция и высокие налоговые ставки. Напомним, что согласно законодательству именно Нацбанк отвечает за стабильность цен в стране, что является главной целью его деятельности и содержанием мандата.

Показательно, что в пятерку основных препятствий для ведения бизнеса в Казахстане также вошли ограниченный доступ к финансированию (этот фактор также в основном относится к компетенции Нацбанка) и усложненность налогового законодательства. А шестое место здесь заняло валютное регулирование, в котором Нацбанк играет ключевую роль. Такой расклад дает веское основание предположить, что либо руководство Нацбанка и Минфина предпримут экстренные меры по внесению корректировок в свою деятельность и соответствующее законодательство для устранения перечисленных барьеров, либо Акорде придется пойти на кадровые замены в этих госструктурах.

four.png

Примечательно, что по совпадению наряду с рейтингом «GCI» были опубликованы и другие оценки по Казахстану. Так, журнал «Global Finance» опубликовал свежий рейтинг руководителей центральных банков 75 стран – «Central Banker Report Cards 2016». В нем рейтингуемые участники оцениваются по шкале от «А» до «F» в зависимости от результатов в борьбе с инфляцией, достижении целей экономического роста, обеспечении стабильности обменного курса и управлении ключевыми ставками.

Уровня «А», соответствующего отличной оценке, удостоились на этот раз главные банкиры Израиля, Ливана, Парагвая, Перу, Филиппин, Тайваня, Великобритании и России. Данияр Акишев, возглавляющий казахстанский Нацбанк, удостоился «С» (это соответствует «тройке» по 5-балльной системе) наряду с коллегами из Белоруссии и Узбекистана, тогда как председатель центрального банка Азербайджана получил «D». Примечательно, что руководителя центробанка Украины Валерию Гонтареву в этом рейтинге оценили выше, поставив ей «В+».

five.png

Вряд ли можно считать успехом и продвижение Алматы с 77-го на 70-е место в осеннем рейтинге международных финансовых центров «Global Financial Centres Index» (GFCI). Ведь весной этого года южная столица Казахстана обвалилась в этом рейтинге с 43-го места, то есть на 26 позиций. При этом непонятно, что вообще делает Алматы в этом рейтинге, так как город уже давно не позиционируется руководством страны в качестве международного финансового центра.

Как подчеркнул президент Казахстана в прошлом году после подписания указа о создании такого центра в Астане, южная столица останется центром концентрации финансовых услуг и финансового посредничества внутри страны. Поэтому в рейтинге «GFCI» вместо Алматы должна появиться Астана, если, конечно, в Нацбанке и АО «Международный финансовый центр Астана» не забудут подать соответствующую заявку.

В избранное
Нравится





Поделиться
Теги данной новости

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей