mobile menu Меню
Рубрики новостей

Ербол Нуркатов: не надо бояться врача-психиатра print

11.10.2016 178 просмотров

АСТАНА, 10 окт — Sputnik, Юлия Кузнецова. Сегодня в Казахстане впервые отмечается Всемирный день психического здоровья с призывом "Жизнь – это самое дорогое, что у меня есть!". День психического здоровья был учрежден ВОЗ и имеет свою дату – 10 октября. Мы все испытываем стрессы, пусть не каждый день. Можем поругаться с мужем или накричать на ребенка – и это еще безобидные последствия. А что может случиться с нами в периоды затяжной депрессии или после сильного стресса от потери близкого человека? И можем ли мы жить в нормальных психологических условиях и внезапно сорваться? На эти и другие вопросы, связанные с нашим психическим здоровьем мы поговорили с главным врачом Медицинского Центра проблем психического здоровья Астаны Ерболом Нуркатовым.

К сожалению, так уж сложилось, что больший акцент всегда делался на соматическом здоровье, то есть на телесном. Хотя люди давно понимают, что без психики, без психического здоровья никакого телесного здоровья не будет", — говорит Ербол Маратович.

И с этими словами нельзя не согласиться. Как часто мы слышим эти фразы –"всё идет от головы" или "дурная голова ногам покоя не дает"? Действительно наше восприятие мира на тонком психологическом уровне задает тон всей нашей жизни, начиная с детства. 

- Ербол Маратович, начну сразу с вопроса, о котором думала по дороге к вам. Может ли человек жить спокойно, не подавать никаких признаков, быть успешным, внешне счастливым и уравновешенным и оказаться в психологической яме? 

— Да, может. Но всегда есть предпосылки. Как правило, все заболевания имеют начальные признаки, они не такие яркие и четкие, но они уже имеются. Если в семье не формально относятся друг к другу, то близкие люди, конечно, замечают, что с человеком что-то не так. До яркой картины, когда всё уже, человек возбужден, агрессивен, заговаривается,  всегда есть первоначальные признаки, на которые нужно обратить внимание. 

-Например, какие? 

— Самый простой и частый пример, это когда человек замкнулся, перестал быть общительным, но, как правило, люди считают, что не нужно лезть, просто человек хочет побыть сам с собой, может просто настроение плохое. Потом могут начаться другие симптомы – бессонница, хотя на этот момент мы все тоже мало обращаем внимание. Может измениться отношение к детям, к семье. Вот такие мелкие, кажущиеся маленькими на первый взгляд симптомы на самом деле уже заставляют нас специалистов, говорить о том, что это так называемые продромальные, еще неявные признаки начала какого-то заболевания. 

two.jpg

- А бывают случаи, когда человек не замыкается в себе и срыв происходит резко?

— Бывают, но они все равно проходят через эту начальную стадию, когда вроде бы ничего не заметно. Это в случаях, когда заболевания с тяжелым течением и человек очень быстро проскакивает начальные стадии, тогда в течение одного дня может проявиться всё и с бешенством, и с агрессией. И страшнее для окружающих вот эта быстрая перемена, потому что в такой момент человек опасен для общества. А для себя он опасен как раз в начальной стадии, когда до следующей он может не дойти. Отсюда и суицидальные попытки и случаи. 

- Что касается суицидов — сегодня это уже звучит, как просто еще один несчастный случай, мы слышим, видим, читаем об этом и просто забываем через несколько дней. Вы помогаете тем, кто совершает попытки суицида? 

— Во-первых, если человек уже дошел до попытки суицида, то это конечно серьезное нарушение психического здоровья. Это значит, что всё, человек не видит себя полезным в этом обществе. Решая уйти, он уверен, что спасет других или спасется сам. И, конечно, мы помогаем таким людям. Начинаем лечение, которое уже выявляет причину. По характеру причины уже понятен статус тяжести заболевания. Вообще, суицид это непонимание как жить дальше в том обществе, в котором человек живет. Кто борется и хочет понять, сам приходит к нам, и это большой плюс, мы реально можем исправить ситуацию. Но есть, конечно, случаи с печальным исходом. 

- А есть статистика, кто более подвержен психическим заболеваниям мужчины или женщины, люди старшего возраста или молодые? 

— Статистика есть, но могу вам сказать, что и мужчины и женщины одинаково подвержены психическим заболеваниям. Неважно, шизофрения, маниакальная депрессия и так далее. А вот, что касается суицидов, то картина такая – женщины чаще совершают суицидальные попытки, но мужчины чаще доводят суицид до конца. То есть у мужчин это всегда полный уход, а женщины хотят привлечь к себе внимание. Есть, конечно, случаи детских суицидов и тут проблема чаще в семье. И надо сказать, что проблемы с психикой и у взрослых идут из детства и семьи. Это факт. 

- Детские суициды случаются, увы, не так редко. Давайте всё-таки развернем этот вопрос шире: как родителям не потерять своих детей? 

— Это проблема, кстати, одинакова во всем мире. Родители часто непомерно требуют от детей послушания и идеальности. Ставят слишком высокие задачи по успеваемости, в спорте, а иногда и то и другое. Мы люди и нам свойственно ошибаться. Взрослые чаще прощают себе ошибки, но не могут простить их своим детям. Это уже очень опасная ситуация, когда ребенок боится родителей из-за оценок, школьных замечаний. Ребенок должен знать, что в семье его поддержат, что его в семье любят, и он может наоборот найти в кругу семьи ответы и поддержку. Дети должны расти психически здоровыми, а не запуганными, что естественно понижает их самооценку и никто не знает, что из этого получится. 

- Что делать, если мы замечаем, что с нашими близкими или детьми что-то не так? 

— Это очень важный момент. Будьте внимательны друг к другу всегда. Надо замечать перемены и, если вы их видите и они вас беспокоят, то обязательно сделайте что-то. Предложите сходить к психологу, например. Сейчас в каждой поликлинике есть и психолог и психотерапевт. Теперь это нормальная практика. Поликлиники больше всего приближены к населению. Если до нас люди не могут дойти, то до поликлиники всегда проще. Специалист окажет нужную помощь. 

- А к вам в центр сразу можно прийти? 

— Конечно, и это даже лучше. Мы принимаем всех жителей города. Бесплатно. Другое дело, что люди не всегда хотят идти. И даже в самых сложных ситуациях уверены, что могут справиться сами. 

two.jpg

-Люди бояться клейма? Ведь у нас в обществе не принято смело говорить, что мы посещаем психиатра.

— Люди очень боятся клейма. И зря, потому что общество, в котором они получают психологическую травму, не может им помочь на этапе стресса. Почему же нас так волнует это клеймо? Конечно, всё идет еще с тех пор, когда  общество было направлено на "одинаковость" и любое твое отличие или нестандартность воспринималось как что-то чужое, страшное и непонятное. И таких надо было, конечно, сразу изолировать, чтобы это самое общество не пострадало. Мы все должны понимать, что те, кто страдают расстройствами, такие же как и мы, но им сейчас хуже. И надо с пониманием относиться. 

- А как же тяжелые формы заболеваний, как шизофрения, маниакально-депрессивный психоз? Как вы лечите таких пациентов? 

— Надо сказать, что методы лечения в нашей сфере изменились. Сейчас нет полной изоляции. Мы при необходимости проводим госпитализацию на какое-то время, проводим лечение, если наблюдается улучшение здоровья, то потом адаптируем человека для жизни в социуме. Существует разделение – например, психологи — это наши коллеги, они работают с психически здоровыми людьми, помогая преодолеть какие-то жизненные трудности. Психотерапевты проводят терапию и лечение словом, когда у человека под воздействием стресса или внешней травмы есть заболевание. И психиатр занимается уже всеми заболеваниями, лечит и словом, и препаратами. Тяжелые формы заболеваний лечим более серьезными препаратами и методиками.

- Тяжелых пациентов тоже не изолируют? 

— Таких пациентов тоже госпитализируем временно, ставим на учет, они проходят курс лечения и потом при успешном прохождении мы можем их адаптировать к жизни в обычных условиях. У нас даже есть сейчас такая практика, как снятие с учета. То есть человек после успешного лечения, может через какое-то время написать заявление и комиссия рассматривает его. Положительный ответ человек получает только после тщательной проверки. 

- Можно ли с тяжелой формой психического здоровья вылечить человека, чтобы он стал здоровым и не опасным? 

— Можно. И человек будет нормально жить дальше. Сейчас повторюсь, нет таких больниц, как раньше, когда с полной изоляцией лежали пациенты годами. И как нам показывали в разных фильмах и в печальной и смешливой форме. Другой вопрос, что есть заболевания, которые не вылечиваются на 100 процентов. Но, например, человека, который страдал галлюцинациями, можно адаптировать к жизни и он будет отличным работником, возможно даже ученым и не будет опасен ни для кого. Будет полностью понимать, где реальность и что происходит. Психика — это такой же орган, как сердце или почки. Только она первична. Вокруг нее уже строится остальной организм. Если у нас травма ноги, мы идем к врачу ее лечить, то же самое и с психическим здоровьем – если есть заболевание, его надо лечить. И не нужно бояться клейма и пересудов, это вам не поможет. К тому же, сегодня пациент, особенно который приходит сам, всё выбирает. Мы обсуждаем методы лечения, согласен он или нет, он выбирает врача и так далее. Сегодня мы полностью открыты для населения, есть полный доступ и в палаты и к врачам. Родственники могут спокойно посещать и знать о процессе лечения всё. 20

В избранное
Нравится





Поделиться

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей