mobile menu Меню
Рубрики новостей

Шавкат Сабиров. Я не мать Тереза интернета print

22.06.2015 404 просмотра

Гульнара Бажкенова поговорила с президентом Интернет Ассоциации Казахстана Шавкатом Сабировым про его личные и мировые кибервойны, про хакеров, педофилов, про дружбу с генеральной прокуратурой – одним словом, про все то, чем живет сегодня Казнет, передает Esquire.

- Вы пришли на интервью прямо с конференции по безопасности в интернете. Насколько знаю, там представители и американского ФБР, и российского ФСБ, и китайцы. Что обсуждаете в такой интересной компании?

- Киберпреступления, кибертерроризм, все нехорошее и опасное, что происходит в цифровой среде. Это региональный семинар-совещание силовых органов по борьбе в цифровой среде. Присутствует практически весь Казахстан, все страны Центральной Азии, россияне, американцы. Происходит обмен мнениями…

- И что говорят, какие преступления сейчас характерны для Казахстана?

- Не только для Казахстана  – для всего мира. Сейчас это прежде всего кибершпионаж, который раньше был популярен среди промышленных компаний, различных производств, а теперь вышел на государственный уровень. Кибершпионаж ведут уже против государств, против правительств – это тренд сегодняшнего дня, который видят даже не специалисты на примере того же Викиликса, после разных утечек информации.

- Кто эти люди, которые ведут кибервойну с мировыми правительствами?

- Частные группировки, разного рода преступники, которые занимаются шантажом или продают сведения заинтересованным лицам. Враги есть у всех, в том числе у государств, а в условиях информационной войны, которая сегодня развернулась в мире,  – тем более, информация, полученная хакерами, стала очень и очень востребованной. Те же публикации киберберкута или других кибер «звезд» показывают, что происходит в мире. Это стало бизнесом, огромным, преступным бизнесом, таким же, как, например, наркоторговля.

- Но при этом парни из Викиликс или Анонимус не похожи на Пабло Эскобара. В представлении большинства это такие идеалисты-одиночки, им невольно симпатизируешь.

- Знаете, раньше было четко и более-менее понятно –  это хакеры, это злоумышленники, это преступники. Но за последние год-два мир перевернулся. Мир просто перевернулся. Идет активная информационная война, и многое стало непонятным. Возьмем того же киберберкута – считать его хакером или нет? Наверное, да, считать, он взламывает государственную почту Украины. С  другой стороны, Викиликс – считать их хакерами или нет? Тоже вроде бы да… Это, наверное, синдром заложника. 

сабиров2.jpg

- Стокгольмский синдром.

- Точно, стокгольмский синдром. Проходит время, и преступник начинает вызывать у тебя симпатию. В таком мире мы живем сегодня, преступники кажутся нам героями. А эти люди нанесли реальный вред, поставили под угрозу чью-то жизнь, похитили деньги со счета, и это может быть ваш счет, ваши деньги, ваша жизнь. Это очень опасно – делать из преступников иконы.

- Но эти люди действительно идеалисты? Они за идею, пусть самую бредовую, воруют у государств и корпораций информацию или это банальная корысть?

- Мне бы очень хотелось сказать, что этими людьми движет исключительно корысть, ведь это мои прямые противники. Моя работа заключается в том, чтобы бороться с ними, но, честно говоря, там много идеалистов. Однако в основном – бизнес, серьезные люди, которым плевать на мир во всем мире и которые просто используют других людей с высоким знанием айти-технологий… Полезные идиоты – кажется, так их называют?

- Так называют правозащитников, но сходство есть, да… Но кто их использует? Те же правительства, спецслужбы, ведь не секрет, что они тоже участвуют в кибервойнах, причем не в последних рядах. Поэтому мне интересно, когда вы говорите, что американцы, россияне, китайцы  сидят рядышком на конференциях и думу думают, как одолеть хакеров, которых они сами, так же как когда-то террористов, взращивают. Как они общаются на таких семинарах, как сегодня в Алматы, на которые почему-то никогда не пускают журналистов?

- Ну не пускают, потому что там обсуждаются рабочие моменты, не всегда открытые. Нормально общаются, про алматинскую встречу ничего не скажу, она только началась, а я к вам убежал. Но вот в Гааге в конце апреля была кибернеделя – глобальная конференция по безопасности в интернете. Присутствовали 43 министра иностранных дел, в том числе Европейского союза, президенты Интерпола, Европола, президенты международных организаций. А на следующей неделе я еду в Аргентину на годовое собрание компании ICANN (The Internet Corporation for Assigned Names and Numbers), которая управляет интернетом. Именно управляет. Они в первый раз в жизни пригласили казаха-представителя Казахстана на годовое собрание послушать, посмотреть, узнать, чем дышит Всемирная сеть, и вообще понять, как дальше все будет развиваться. Ведь надо понимать, что до марта 2014 года интернетом управляло правительство Соединенных Штатов. Теперь вы понимаете, да, какая каша в голове у людей, которые пытаются все это дело забрать и построить независимую систему. Сегодняшняя дискуссия прям так и называется – IANA transition. Все функции от правительства США передаются международной компании, которая будет управлять самостоятельно, даже не под эгидой ООН, для того чтобы интернет был действительно независимым.

- Да, мы знаем, как замечательно управляют независимые международные организации, ФИФА –  самый свежий наглядный пример.

- А здесь не получится, нет такой возможности. У ФИФА есть изюминка – чемпионаты мира, за которые борется куча разных людей и правительств. А интернетовские международные организации, они просто обеспечивают функциональность интернета. Они вне политики и всегда это подчеркивают: мы не касаемся политических вопросов, мы только обеспечиваем деятельность и трудоспособность интернета. За что им там взятки брать? Никто не даст. (смеется)


- Самое сложное – это понять, что конкретного делают бюрократы в таких шикарных международных организациях. Если FIFA раздает или продает право проводить чемпионаты, то что делают управленцы интернетом?

- Определяют корневые сервера, на которых все держится, определяют доменные имена, дают айпи-адреса, чтобы не было хаоса, а был порядок и можно было нормально там ходить.

- А влиять на Ким Чен Ына или Гурбангулы Бердымухамедова, чтобы те не блокировали для своих граждан интернет, они могут?

- Нет, конечно. Как будет выстраиваться национальная политика в каждом отдельном государстве – это ответственность самого государства. Решил Китай выстроить себе CHINANET и заблокировать Facebook, Twitter, Google, Gmail – ну, его право, такая вот политика. Я был в Пекине неделю назад – все ресурсы закрыты. Арабские страны заблокировали практически половину сервисов, которые предусматривают межличностное общение, взаимоотношения полов, причем у них сразу написано, что заблокировано по соображениям религии. А в Европе, допустим.. ну, в общем, разные решения, разная политика… 

- Для того и забрали все это дело у США, чтобы потом делать в своем виртуальном пространстве все, что угодно?

- Целью было забрать не у США, а у любого правительства, чтобы интернет не был ни под одним государством, ни под одной международной организацией.

- Примеры Китая и арабских стран, которые вы привели, говорят о другом: поделенный на суверенные зоны интернет оказался сразу под всеми государствами и под самодурством отдельных диктаторов.

- Так или нет, но управляющие компании не отвечают за политику – только за функционал. Вы должны понимать, что интернет – это не установление правил: вам это можно, а это нельзя, почему вы блокируете, а вы почему нет. Интернет строится на принципе саморегулирования. Люди, которые пользуются интернетом, заходят в сеть, размещают контент, должны саморегулироваться, если человек считает, что эту границу переходить нельзя, он не перейдет ее, если он считает, что можно, – перейдет и никого не спросит. Считает нужным публиковать свою личную информацию на Фэйсбуке – семья, отдых, работа, что кушает, где кушает – будет публиковать! Сегодня же вся информация лежит в интернете. Каждый сам определяет свой порог приватности. И государство так же – само определяет свою политику, какое у него будет пространство и как оно будет работать. Ну вот Китай решил так, их право.       

- Еще бы это право властям делегировали сами граждане. Вот я, например, взрослый вменяемый человек, налогоплательщик, не делегировала нашим властям права решать за меня, что мне читать, а что нет... Как вы сами оцениваете такие действия?

-  Какие действия?

- Такие, когда государство отрезает своих людей от какого-то потока информации или от всей информации целиком, считай, от внешнего мира.

- Знаете, я не могу ничего сказать по этому поводу. В каждой стране свой менталитет, я не могу со своими казахстанскими тараканами прийти и залезть в голову к корейским или китайским тараканам.

- Но что они говорят, те же китайцы, как объясняют закрытие всемирных интернет-сервисов на международных конференциях?

- Да никак, закрыли, и все. На пекинской конференции, если вы об этом, никто не обсуждал закрытие Твиттера или Фэйсбука, там обсуждали меры доверия в Азии. Были бывшие премьеры Израиля, Афганистана, Пакистана, китайские лидеры – в общем, экспертами выступали те, кто сегодня уже не у руля. И они говорили, какие меры надо принять в Азии, чтобы сделать мир более безопасным, в том числе в киберпространстве.

- И как сделать мир безопасным? Нашли рецепт?

- Если бы это был вопрос одного мероприятия, то мы, все участники, получили бы Нобелевскую премию мира. Но это тема вечная, никто толком не знает, как нам жить в нынешних условиях. Огромное количество людей ломает голову, и я, к сожалению, не могу вам сказать, что мы такие супер-пупер, нашли выход из положения, в котором оказались целые страны.

- Почему я акцентирую внимание на конференции, и пекинской, и вообще, все-таки в этом есть противоречие и лицемерие: собираются интернет-деятели и другие представители прогрессивного человечества в Китае, не имея при этом возможности выйти в джимэйл, чтобы отправить письмо, или в Твиттер с Фэйсбуком, чтобы написать пост о происходящем.

- Да заходят все куда надо, читают, смотрят, делают что хотят. Обходят блоки, и это понятно всем.

- Зачем тогда эти огромные усилия на создание суверенных зон?

- Ну государства заботятся о том, чтобы не повторилась та же арабская весна, чтобы в стране была стабильность и безопасность. Мы можем сколько угодно спорить, заблокирован у нас какой-то сайт или нет, но мир и спокойная обстановка на улице, оказывается, значат больше, чем чья-то свобода. Демократия хорошо, но если стреляют на улице…

- То есть руководители авторитарных стран искренне верят, что если заблокировать несколько сайтов, то можно предотвратить революции? Как, интересно, в таком случае произошла французская революция?

- Вот чего не знаю, того не знаю. Но могу вам сказать, что в Голландии, например, очень жесткое законодательство по интернету. В каждом государственном органе есть отдел по работе или борьбе (точно не помню) в киберпространстве. В 2011 году у них произошли неприятности, и они поменяли свое правовое поле. Государство стало строго отслеживать виртуальное пространство, чтобы оно оставалось безопасным и чистым. Вы можете написать какой-то твит, и вас могут привлечь, вы можете опубликовать пост, и вас могут привлечь…

- У нас в любом  подобном разговоре, не только про интернет, начинают приводить в пример «кровавые порядки» какой-нибудь европейской страны. Я как-то уверена, что в Голландии речь идет не об инакомыслии и страхе революции, которая у них замечательно прошла несколько веков назад без всякого интернета, а о какой-нибудь уголовщине – детской порнографии, терроризме, расовой ненависти. Зачем приводить в пример голландцев, которые никогда не станут блокировать блог-платформы, почтовый сервис или преследовать блогеров, написавших что-то критическое про власть? Это ведь лукавство.

- Не-е-ет, это не лукавство, сегодня, прикрываясь свободой слова, многие прячут и педофилов. Но вы, например, этого признать не хотите! Сегодня в мире все уважающие себя сайты пишут, что выстраивают свою политику в отношении детей – напишешь что-то опасное для детей, мы не только удалим, но и передадим сведения о тебе в компетентные органы. Это написано у Google, это написано на You tube. Наши же говорят: мы ни за что не отвечаем, отвечает сам пользователь.

- Кто – наши?

- Наши казахстанские сайты, возьмите Nurkz, возьмите Youvision, любой крупный сайт – никто не отвечает за информацию, которая у них выходит. Я говорю: ребята, вы хотя бы напишите о своем отношении к тому, что является нарушением законов страны.  «Не-е-ет, у нас свобода слова!» А так не бывает. Надо определяться и четко показать особенно преступнику, что если он хочет сделать что-то нехорошее, его накажут. Так делает весь мир, все крупные ресурсы, и ничего страшного в этом нет.

- Одного понять не могу: почему у нас если интернет, так только и разговоров, что про педофилов да извращенцев?

- Не только, еще против терроризма.

- Но зайти-то я не могу на российский сайт Медуза, центральноазиатскую Фергану или нашу оппозиционную Республику, где нет никакой порнографии?

- А я могу сказать: про Медузу, например, есть решение суда после статьи про Усть-Каменогорскую народную республику – она признана разжигающей межнациональную рознь. У нас в Казахстане  по решению суда блокируется, вступившего в законную силу, точно так же, как в Америке. Вот все говорят: заблокировано, свобода слова, а я говорю: ты иди хоть на одно заседание суда и посмотри, как оно происходит, как блокируют. Поговори с судьей, принимавшим решение, поговори с прокурором, выставившим претензию, потрать, пожалуйста, время, а потом обвиняй.

- Это все-таки ваша, президента Интернет Ассоциации Казахстана, работа – ходить по судам и защищать права интернета. Не все же по международным конференциям ездить, представляя Казахстан.

- Ничего себе! А вы знаете, сколько я времени убил на то, чтобы разблокировать Живой Журнал? Какая это переписка, какой адский труд? С 2011 года тащим, потому что решили уже добить это дело.

- И ничего не добились, хотя уже и Рахата Алиева нет, посты которого вроде бы стали главной причиной закрытия.

- Почему, есть решение суда по ЖЖ.

- Но главным раздражителем был он, не так ли?

- Ну вот опять, вы просто хотите поговорить? Давайте тогда мы с вами сядем отдельно, возьмем пива, еды и спокойно поговорим! А если вы хотите работать и получать конкретные результаты, то, будьте добры, следуйте фактам. Сегодня ЖЖ закрыт по решению суда за конкретные террористические ролики Шамиля Басаева, за терроризм он закрыт, четыре или пять пунктов, там нет ни слова про Рахата Алиева. И если вы хотите, чтобы ЖЖ разблокировали, вы должны скрупулезно выполнить все требования. Сказано, что ролик террористический – посылаю в ЖЖ, они смотрят –  да, террористический, удалили. И так по всем требованиям, пункт за пунктом, глава за главой, мы все выполнили. Потому что есть решение суда! По решению суда приговаривают к пожизненному заключению, сажают в тюрьму. Если вы хотите, чтобы был результат, то вы должны работать так же, как работает государство. А если я приду: ой, да бросьте вы, это все из-за Рахата – со мной никто не будет разговаривать. Я никогда не добьюсь результата.
- Вы и так его не добились.

- А я бьюсь, ну и что, я пишу, вот сейчас только был в Астане, разговаривал, ну и что, все равно добьемся рано или поздно.

- Вы выполнили все требования суда, сами сказали, что вам теперь отвечают в компетентных органах?

- Да есть официальный ответ, честно говоря, отмазку какую-то придумали, а внизу еще и приписали мелким шрифтом, что Интернет Ассоциации надо заниматься своим делом. Но мы ходим, разговариваем, объясняем, так же как ходим по другим сайтам, вот Life internet, у них куча роликов была, за которые их закрыли, и мы целый год ходили. У нас есть опыт, мы открыли Life internet, открыли Direct/advert.

- Они были закрыты по решению суда?

- Да.

- На каком основании?

- Опять размещение каких-то страшных роликов, видеоматериалов. 

- Что там страшного на рекламном ресурсе?

 - Ну что-то связано… вы знаете, сколько у нас закрыто сайтов? Больше тысячи, и по каждому есть решение суда, вы что думаете, я все это буду хранить в памяти? Мы общались с директором Direct/advert, общались с теми, кто размещает там рекламу, ну выскочило там что-то, где-то подсунули баннер с ребенком, детская порнография. У всех выскакивает иногда, бывает такое, не уследили. Ну их взяли и заблокировали. Мы бились-бились и добились –  Direct/advert отпустили. Сейчас будем биться, чтобы маркет гид и селектор ньюс отпустили. И еще несколько сайтов, которые работают в рекламе.

- Вижу, у вас хорошо получается отстаивать рекламные ресурсы.

- Вы знаете, сколько людей работает в Казахстане в рекламе?! В российской рекламе? Direct/advert  – это крупнейшая рекламная сеть, знаете, сколько наших людей потеряли деньги и работу, потому что не могут работать с баннерно-обменными сетями и размещать рекламные баннеры? Вы не знаете! Life internet, вы знаете, что он дает статистику в интернете, вы можете зайти туда и увидеть, кто сколько чего читает. У нас нет ничего кроме Zero, но это внутренний показатель, а Life internet дает внешний источник.

- Просто вы ведь представитель гражданского виртуального общества, можно сказать –правозащитник…

- Медиатор.

- … однако же на вашем счету отстаивание только очевидно коммерческих проектов, закрытых из-за детского порно. А с журналистскими блоговыми ресурсами, которые для общества значат больше и которые закрыты не из-за порно, а каких-то острых статей, как-то не получается. Да вы, как мне кажется, не очень и стремитесь выступать их медиатором?

- А я не мать Тереза интернета, чтобы всем помогать, мне никто за это деньги не платит. А это адский труд…

- Как вообще это работает – к вам обращаются несчастные заблокированные казахстанским судом сайты и вы начинаете им помогать?

- Нет, почему обращаются, мы сами работаем.

- Как вы выбираете, кого защищать, а кого нет? Пока получается, что вы защищаете прежде всего рекламщиков, у которых выскакивают страшные ролики.

- Опять двадцать пять! Как это работает? Наши члены ассоциации, ради которых мы и были созданы, говорят, например: что-то у меня статистика не работает. Мы говорим: не может быть. Вы понимаете, что такое у вас на сайте статистика не работает? Вы хоть копейку получите? Нет! Вот мы и начинаем разбираться. 

- Понятно, члены ассоциации Медузу с Ферганой не читают и не говорят: ой, что-то  у меня Медуза не открывается. Очень хорошие сайты, между прочим!

- Я повторяю, мы не мать Тереза, чтобы всеми заниматься, мы не можем сидеть и думать: ой, вот этот сайт хороший, надо бы заняться им. Вот вы считаете его хорошим, а я считаю его нехорошим, и что? Медуза, Медуза, кроме вашей Медузы еще тысячи сайтов. Ко мне завтра директор порносайта обратится и скажет: а почему вы порно не открываете – я ему что скажу?

- Вы скажете – потому что вы порно! А порно – это как минимум зазорно.

- Не знаю, не знаю, что я ему скажу. Гульнара, я не могу бегать за каждым сайтом и изображать из себя правозащитника. Но если завтра разблокируют ЖЖ, то я буду считать, что живу на этой земле не зря, по чуть-чуть, помаленьку, но я что-то делаю. Вы же знаете наше государство: когда его долбишь, оно начинает шевелиться. С государством надо говорить конкретно, а не лозунгами, вот есть четыре-пять пунктов по ЖЖ, мы все их выполнили – и пожалуйста, отвечайте.

- Ну не ответили же! Извините, но вы весь разговор то рекламщиков, то ЖЖ в пример приводите. Не самые удачные примеры ведь, которые как раз противоречат всему тому, о чем вы говорите.

- Сегодня мы уже близки к тому, чтобы ЖЖ открыли.

- Я это уже год слышу.

- С 2013-го.

- Тем более. Хорошо, Шавкат, давайте вернемся к разговору о хакерах, от которых вы и сами пострадали, ведь они вскрыли вашу переписку.

- Мою переписку они не вскрывали. Они вскрыли огромное количество почтовых ящиков государственных органов.

- Да, и в том числе генеральной прокуратуры, с которой вы ведете активную и довольно-таки личную переписку.

- У меня с ними подписан меморандум о сотрудничестве, поэтому я с ними активно переписываюсь. Ничего удивительного.

- Но из переписки складывается впечатление, что вы скорее защищаете государство от интернета и его пользователей, нежели интернет и его пользователей – от государства. Хотя Интернет Ассоциация – это общественная организация, у общественников принципиально другие задачи. Это похоже на то, как если бы я наняла вас в качестве адвоката, а потом узнала, что вы с прокурором, который меня обвиняет, каждую неделю вместе ходите в баню.

- Гульнара, во-первых, в баню я ни с кем не хожу. Во-вторых, у меня хорошие отношения не только с заместителем генерального прокурора, но и с министрами, и с вице-министрами. С прокурором я начал общаться, когда он еще не был генералом, а только-только начинал. Я никогда не скрываю отношения с друзьями, что плохого в дружбе? Когда работаешь, рано или поздно наступает момент, что вы становитесь друзьями, независимо от того, кто на какой должности. Во-вторых, это личная переписка, а я уже говорил – я за личную переписку ни перед кем оправдываться не буду. Но вам скажу: тут вскрыли переписку государственного органа, государственного чиновника – это уголовное наказание. Операция грандиозная, конечно, миллион долларов на нее потратили, думаю: джимэйл, мэйлру взломать – это непросто. Тут уже переступили через границы. Если бы они вскрыли мою личную почту и выставили на обозрение, что я там пишу… с пацанами… «о, мы вчера в баню сходили,  клево погуляли с девчонками», то это другое дело. Они собрали в кучу из десяти мэйлов одно письмо и что-то представили, так пусть  у них голова болит, пусть они оправдываются. Те письма, которые там приложены, там ничего страшного нет, обычная переписка с генеральной прокуратурой, причем рядом у него лежали письма, касавшиеся ЖЖ, их почему-то хакеры не опубликовали.

- Они опубликовали только те письма, которые характеризуют ваши отношения, которые не назовешь независимыми.

- Вы о том, что мы с ним на ты? Ну об этом только ленивый не знает. Об этом знают все! Да, мы давно работаем, и мы друзья, но у меня много друзей, например Саша Белович (владелец строительной компании Базис-А) тоже мой друг, мы с ним в начале 90-х открыли малое предприятие, и его жена одно время даже была у меня главным бухгалтером. С Раимбеком Баталовым тоже хорошие друзья, потому что тоже работали, пересекались. И таких друзей, таких отношений очень много – ну и что? Это мои друзья.

- Все как обычно, все повязаны круговой дружбой, а потом, когда вам нужна помощь, вы не знаете, к кому обратиться, потому что прокурор, судья, полицейский и аким области – лучшие друзья. Страна лучшайших друзей.

- А вы не знаете анекдотов казахских? Каждый где угодно обязательно найдет друга или брата. Но почему вы считаете, что чья-то дружба вредит вам?

- Опыт и интуиция подсказывают. А если друг в погонах попросит вас сообщать ему по-дружески на какие-нибудь неблагонадежные статьи и блоги – им ведь тяжело проверять эту бездонную виртуальную бочку, – неужели откажете, другу-то?
- Конечно, откажу.

- Просто там в вашем диалоге есть какой-то непрямой намек на то, что такое имеет место быть в ваших взаимоотношениях.

- Я сказал уже, это было слеплено из нескольких писем. Знаете, я завтра использую фотошоп, слеплю с вами что-нибудь, и вам придется оправдываться, что вы не верблюд. Зачем это мне? Если вы хотите обсудить переписку заместителя генерального прокурора – пожалуйста, обращайтесь к нему. Если же вы хотите поковыряться в моем прайвеси, так и скажите: я сейчас буду копаться в твоем прайвеси, в твоем белье, давай поговорим. Когда вся эта история произошла, Алишер Еликбаев и Слава Абрамов писали ведь: копаться в личной переписке – это самое последнее дело.

- Если эта переписка вскрыла что-то скрытое доселе от общественности, то деваться некуда, надо обсуждать. На Западе не одного политика, любителя слишком юных мальчиков или девочек, разоблачили из-за хакерских атак, и они уходили в отставку, а не вставали в позу моралистов, вспоминая о прайвеси. Я, конечно, ни в коем случае не провожу параллель между вами. 

- Хорошо я отвечу. В январе мы подписали меморандум о сотрудничестве между генпрокуратурой и Интернет Ассоциацией. Почему? Потому что наша горячая линия, на которую приходят сообщения о детской порнографии, терроризме, мошенничестве… о троллинге даже! Огромное количество информации поступает, но для того, чтобы ее передать, сообщить о терроризме или детской порнографии, нужен механизм, правила. Если я буду просто посылать все, что приходит к нам на горячую линию, в генпрокуратуру, то это будет выглядеть, как будто я ее распространяю. Поэтому мы заключили меморандум о том, что поступающие к нам сообщения мы передаем в генеральную прокуратуру.

- А если к вам на горячую линию придет жалоба на какой-нибудь журналистский независимый ресурс, вы тоже перенаправите жалобщиков в прокуратуру?
- Ни одного такого случая, чтобы мы написали или передали что-то про оппозиционное, не было и не может быть. Потому что мы первые, кто встает и говорит: ребята, совести у вас нету, кто так делает? Почему вы это заблокировали? И предлагаем решения – давайте так сделаем, давайте так поступим. Вот в феврале прошлого года приняли поправку, что теперь сайты можно блокировать по распоряжению генерального прокурора, мимо решения суда. Мы говорим: а как мы теперь будем делать, все-таки по решению суда или по решению генпрокуратуры? Люди должны знать, понимать, как работать.

- И что вам ответили?

 - Чего?

- Ну вы написали по поводу блокировки без суда, что вам ответили?

- Ну там длинное письмо, на двух страницах. Гульнара, у нас очень много работы, я пишу и получаю десятки писем, я не могу все упомнить. Нам жалуются даже на троллинг в интернете, и мы занимаемся, помогаем. Девочка вот пожаловалась: дружила с парнем, он снимал на мобильный, когда они занимались сексом, а после того как расстались, выложил записи на порносайт. Имя, адрес – все указал. Девочка плачет – помогите, пожалуйста.

- Помогли?

- Да, писали целую неделю, писали, просили, потому что она приходила, плакала. Писали этим порноресурсам, один раз написали, второй, пятый – удалили.

- А парня наказали?

- Не знаю, мы общественная организация, наказанием не занимаемся, это уже пусть сама девушка пишет заявление в органы. Хотя иногда приходится и самому идти вместе с заявителем. Вот пожаловались люди, что по Watsap распространяют порнографические ролики ужасного содержания, а у них в полиции не принимают заявление. Ну я посмотрел, вернее даже не смог смотреть, и пошел вместе с человеком в полицию.
- Приняли?

- Приняли.

- А почему до этого не принимали?

- Да сидел там дежурный за решеткой, ну отфутболил, не знаю, что он там ответил. Для меня важно, что мы, как вступившие в международную ассоциацию INHOPE, должны этим заниматься, у нас даже есть временной промежуток, сутки, в течение которых после поступления жалобы на детскую порнографию мы обязаны принять меры.

- Значит, с нехорошими опасными роликами надо идти к вам?

- Не надо к нам идти. У нас есть сайт, safekaznet.kz,, вот туда надо писать, только чтобы обязательно был указан урл адрес.

- Кроме порнографических роликов на что еще жалуются пользователи Казнета?

- Да много всего, вот в Фэйсбуке началась волна, девочки шантажируют наших мальчиков: переписываются, она перед ним раздевается, а потом шантажирует – 5 тысяч долларов не заплатишь, выложу в казахстанском интернете. Или приходит сообщение: вы, мол, ходили на порносайт, заплатите 15 тысяч тенге, а если не заплатите, мы оставляем за собой право сообщить средствам массовой информации. Со страху все идут и платят. Я по телефону разговариваю с человеком – вышлите мне скриншот; высылают – бред, не может МВД собирать штрафы в электронные кошельки. «Ой, балам, я лучше заплачу, а то какой позор, скажут я гей-порно смотрел». А там еще так красиво написано, как ни разубеждаю, все равно идут и платят. Сейчас еще много сайтов, которые продают наркотики: мы вам продадим три ампулы морфия по цене пять тысяч за ампулу, если заплатите на этой неделе. Человек перед монитором радуется – ура! мне сразу пять штук! – идет и платит. А потом ждет с моря погоды, ни денег, ни морфия. (смеется) Понятно, что он жаловаться не пойдет, но мы и тут помогаем, хотя бы информацией, что это мошенничество. Не попадайтесь!

- Большинство мошенников ведь из-за границы работают, как вы достаете их?

- Пишем, например, в организацию, которая управляет доменными именами,  например, в домен ру: у вас тут мошенники сидят, они проверяют сайт – и точно мошенники, закрывают. Казахстанцы ведь остались раздетыми, незащищенными, нужна не просто информация –  ликбез нужен, общее образование. Почему на днях случился этот всеобщий спам в Фэйсбуке? Никого там не взламывали, просто кому-то прислали в личку 2-3 ссылки…

- Зачем люди открывают такие непонятные ссылки? Мне тоже прислали, я не открыла.

- А там не надо ничего открывать, достаточно нажать, человеку приходит сообщение, ну может от красивой девочки или красивого мальчика, он нажимает, а там ничего не открывается, он ничего не понимает, а уже мгновенно все разлетелось. Злоумышленник использует твои же куки, с твоего компьютера, не надо тебя взламывать, все уже разлетелось, за тебя опубликовали и разослали все на свете. Человек не понимает, как дурачок пять раз нажимает и делает еще хуже.

- Какую пользу получают люди, которые все это делают?

- Помните неприличные картинки с ссылками на порносайты, которые потом появились в постах?

- Да, у меня на стене появилось несколько десятков ссылок с веселыми фотографиями и припиской, что я там была.

- Да, и у меня тоже, у всех, а в конечном итоге выгода очень простая: ссылка же ведет на порносайт и человек, устроивший все это безобразие, получает по 10 центов за каждый переход. Учитывая, что там, в Фэйсбуке, на картинку уже нажали тысячи человек, считайте его заработок за этот маленький налет. Так они и зарабатывают, за переходы, за клики. Но тут ведь другая проблема, это говорит об очень низком образовательном уровне людей. Мы сегодня рассуждаем о высоких материях, о свободе слова, а пользователи, оказывается, даже не образованы. Государству надо этим озаботиться, устраивать ликбез, курсы, иначе мы все помрем в этом спаме, в этом дерьме.
- Интересно, вот я никаких курсов не проходила, но меня как-то хакеры, педофилы и наркоторговцы не атакуют.

- Ну вы как Тамара Калеева из «Адил соз», которая говорит: а что вы тут придумываете, бегаете что-то, нет проблемы! Но мы каждый день с этим сталкиваемся, поскольку работаем с этим. Вот вы полчаса просидели, это же ваше время. Или компьютер ваш завис, вы ругаетесь на Казахтелеком, а на самом деле это ваш компьютер зомбировали и весь канал забит левым трафиком, либо перекачивают, либо спам шлют.

- Умные же люди, хакеры, а некоторые занимаются такой ерундой. Но что будет дальше со всеми нами? Может быть, хакеры заставят всех нас с утра до ночи смотреть порносайты? Или начнется мировая кибервойна? Или Казахстан закроет свои виртуальные границы, как Китай?

- Ну это слишком мрачная картина. Не беспокойтесь, никто не заставит вас смотреть это, мы вас защитим. И границы не закроют. Хотя это как раз то, чего я очень боюсь. Мы сейчас пытаемся превентивно донести до властей, чтобы в чью-нибудь светлую голову не дай бог не пришла идея закрыть глобальные социальные сети и сервисы. Дурной пример заразителен. Что тут самое опасное, о чем мы говорим и доказываем властям? Закройте Твиттер, закройте Фэйсбук, и это больно ударит по экономике. Отечественный бизнес уже слишком интегрирован в мировое виртуальное пространство, реклама, баннеры, контакты, договоры – все это происходит через глобальные сервисы. Закройте их – и все как домино обрушится.

А войны… ну войны уже идут. В Голландии я понял, что глобальная проблема сейчас это юрисдикция, еще год-два назад, до того, как произошли известные события (война на Украине, конфронтация России и Запада), страны начали договариваться, чтобы была одна юрисдикция, чтобы правонарушителей наказывали. А теперь, когда одна страна идет на другую, вопрос юрисдикции опять стал проблемой номер один.

- Какие страны, по вашему мнению, более других увлекаются кибершпионажем, кибертерроризмом и другими киберпакостями?

- Такие страны, где в интернете царит хаос, где нет порядка, где в законе вообще не говорится про интернет. Хакеры сидят там, где существует полный отрыв.

- Где это чудесное место?

- В Гонконге, в Индии, в Киргизии вообще нет законодательства по интернету. Чтобы уберечься от хакеров, необходимо правовое поле, в законе должно быть четко прописано, что этого и этого делать нельзя –  преступление. А если вы этого не делаете, то хакеры чувствуют себя замечательно, сидят и атакуют ваш компьютер, зарабатывая на этом деньги.

-  А какие спецслужбы занимаются кибершпионажем?

- Не знаю, не знаю. Ну пишут, что вот это сделали китайские специалисты, а это российские, но у всех есть родина, все где-то родились. Но имейте в виду, что пятнадцать первых самых известных, самых крутых хакеров – все американцы. Ну что вы смеетесь, я же не говорю, что это потому, что там нет законодательства. Продвинутые просто. У киберпреступности нет границ и гражданства, этим американским ребятам все равно где и на кого работать.

- А боты, что с ними делать? Особенно с политическими?

- А вот здесь я не могу сказать вам что-то утешительное, ботов будет все больше и больше, и они с каждым днем будут все умней и интеллектуальней. Робот будет автоматически с вами спорить, обсуждать, пытаться затроллить, переговорить. Технологии уже есть, используя морфологию русского языка, они задают программу роботу, который пишет комментарии и вызывает вас на спор, цель которого – вывести из себя, довести до белого каления, чтобы вы начали вести себя неадекватно. Когда это происходит, вы выходите из себя и начинаете ругаться на весь Казнет, в дело включается человек и начинает вас раскладывать по полочкам. Скоро они легко будут все это проделывать с нами. 

В избранное
Нравится





Поделиться
Теги данной новости

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей