mobile menu Меню
Рубрики новостей

«Не можете состояться в Казахстане? Уезжайте!» — советует Евгений Жуманов print

10.08.2015 490 просмотров

Первый казахстанский сериал «Перекресток» помнят многие. И его актеров тоже. «Перекресток» раскрыл лишь сотую долю талантов Евгения Жуманова. С недавнего времени Евгений Нуреевич выступает как автор-исполнитель и в этом амплуа говорит со сцены достаточно острые вещи, передает 365inform.kz.

Новый проект вырос из Facebook

— Я был на вашем авторском вечере. И что-то мне навеяло и от Гришковца, и даже от Задорнова. Это ни в коем случае не обвинение в плагиате. Мне кажется, о нашей жизни рассказать таким языком еще попыток не было. Что вас побудило?


— Началось все довольно странно. В моей жизни появился один человек, но сподвигаемый неким коллективом. Но выходила на меня только одна милейшая женщина, которая долбила мне в темечко: «Неплохо бы вам, Евгений, начать писать мемуары».  Самое главное, что я никогда не любил писать и не уверен до сих пор, что умею это делать. Это было 6 лет назад. Мне тогда было 45. Она сказала: «Вы не торопитесь. Вам на горло никто не наступает. Сделайте себе подарок к 50-летию. Мы выпустим вашу книжку воспоминаний. Думаю, она будет интересна читателям». И я повелся. Я начал писать. Первые 10 страниц дались мне очень легко.

— Так всегда бывает.

— А потом ступор. И до сих пор файл книги находится у меня в компьютере. Уже 6 лет, мне сейчас 51, я смотрю в этот файл время от времени, как баран на новые ворота. Что дальше – не знаю. Когда начал писать, давал людям почитать. Говорят, что у меня интересный слог и подача: «Не бросай. Пиши.»

Я имею страничку в Facebook, поэтому время от времени пишу посты. Смотрю – люди оценивают. Оказывается, это кому-то интересно, кроме меня. И я стал отбирать лучшие посты – те, которые мне самому интересны и те, которые вызвали интерес у Facebook-сообщества. И это выродилось в авторский проект под названием «Со-Общение». Я очень не люблю выражение «творческий вечер». Если бы я играл спектакль в этот вечер – это разве было бы не творчеством?

— Когда говорят «творческий вечер», уже появляется какой-то пафос.

— Поэтому мне больше нравится — авторский проект «Со-Общение». То есть, я посылаю некое сообщение в зрительный зал и жду ответа, реакции на прочитанное мною, с удовольствием вступлю в полемику.

— Прошло уже несколько вечеров. Как вы считаете, готова ли наша публика алматинская к такому формату?

— Да. Не постыжусь и не поскромничаю. Буквально на днях у меня дивным образом прошла авторская программа «Со-Общение» в арт-галерее «Самал». Там собирается весьма непростая публика – богемный Алматы, слой его интеллигенции. Трепетно. Тем более, когда вокруг висят такие полотна – мама не горюй. Мне выделили зал и поставили стулья. Пришли человек 50. И я читал, затаив дыхание, 1 час 15 минут. И в конце зрители сказали: «Мало. Давайте еще».

— Я подтверждаю эти слова. Действительно,вс так и было. Давайте еще. Как сказал Михаил Михайлович, извиняюсь за нецензурные слова: «ПисАть надо, так же, как и пИсать, когда уже невтерпеж». Думаю, у вас именно такой момент настал.

— Понимаете, у меня в этом деле ремесленных навыков нет. В следующем 2016 году будет 30 лет как я на сцене. На сцене я  профессионал. Я ремеслом владею на очень высоком уровне профессионализма. Перейти на какие-то ремесленные вещи – это не всегда озарение. Чаще всего… Возможно, я развеваю мифы нашей профессии. Она представителями нашего цеха слишком мифологизирована. Это ремесло – трудное. И когда ты делаешь паузу – 6 лет играешь один и тот же спектакль и вдруг понимаешь, что в этом месте нужно не так – такие озарения бывают не часто. Это ремесло. А в письменном ремесле у меня нет навыков. Поэтому я нуждаюсь в каком-то вдохновении, событии, которое меня задело. И я вдруг с этого пинка начинаю писать. Сейчас у меня еще две темы в голове на еще два монолога. Но они пока не сформировались. Безусловно, программа будет обновляться. Но ремесленных навыков нет. И я жду каких-то причин, которые все это вызовут.

Между Советским Союзом и совком

— У вас потрясающие темы затрагиваются в монологах. Одна из них — тема «советскости и совковости». Вы затронули вскользь, а мне хотелось бы на ней подробно остановится. Есть несколько выигрышных тем, чтобы разжечь дискуссию на Facebook. Это Украина, геи и отношение к Советскому Союзу. И пошло-поехало: «Что вы имеете в виду?» Рассуждают о Советском Союзе даже молодые люди младше меня. Я в Советском Союзе жил 6 лет. А там люди, которые в Советском Союзе вообще не жили и начинают ностальгировать. Потрясающее явление, характерное для нашего времени.

— Вы были на этом вечере и слышали, что у меня этот опус начинается со слов: «Я принципиально не принимал участие в этой войне…» Я пишу, что и сейчас я в этой войне принимать участие не буду. Просто родилась тема этого опуса. Родилась за границей, во время общения с нашими бывшими согражданами. Выкристализировалась идея, ради которой написано все вокруг. Даже жирным у меня написано, что для меня квинтэссенция совковости – это когда ты гордишься тем, что ты стыдишься собственной страны.

— Уникальное чувство, которое сейчас сплошь и рядом.

— Посмотрите – сколько сейчас людей, которые кричат: «Мне стыдно за страну! Мне стыдно за народ!» А с какой стати? Кто тебя спрашивает? А во-вторых, стыд – чувство не очень громкое.

— Мне стыдно за страну. Мне стыдно за народ. Это легче всего сказать.

— Это не стыдно вообще. Как любить детей.

— Публично признаться, что ты обидел кого-то из своих близких, гораздо труднее.

— Это так же, как сказать – я люблю все человечество. Или любить всех детей. А я не люблю всех людей и не люблю все человечество. Я люблю близких мне людей. Я как Альбер Камю, которого очень люблю. Человеколюбие не является его самой сильной стороной.

— А где, по-вашему, разница между советскостью и совковостью?

— Именно в этом. Когда люди отчаянно отрезают свое прошлое и гордятся этим, в этом есть некая доля гордости за собственную ущербность. На мой взгляд, в этом есть что-то нездоровое.

«Я не решаю чужих проблем»

— У вас репутация тяжелого человека. Человека с тяжелым характером. Раньше, когда я вас не знал, мне говорили: «Евгений Жуманов? Ой, нет-нет. С ним общайся осторожно, а то трижды пожалеешь, что с ним связался». Как относитесь к слухам о себе? И как вы думаете, откуда такие разговоры?

— Я спокойно отношусь к слухам. Потому что их было столько, и все такие разные. А насчет моего характера, люди, которые так говорят, поступают правильно. Потому что я с годами понял, что я не должен каждому улыбаться и с каждым быть любезен.

— Вот я – тяжелый человек во всех смыслах этого слова. А вы в каком?

— Вот видите, это личная штука. Мы с вами в личной беседе без камер и микрофонов обсуждали слухи, мол, Толоконников – очень тяжелый человек. А мы с ним близко знакомы, дружим – и я душевнее человека не знаю. Это личное отношение его ко мне и мое к нему. Для кого-то я – человек тяжелый. А кому-то и легко со мной общаться.

— Лично для вас в чем измеряется эта тяжесть человеческая?

— Есть хороший принцип, который я стараюсь соблюдать в жизни и не люблю людей, которые его не соблюдают. Я не решаю чужих проблем и не создаю другим.

«Бизнес-леди в личку пишут, что я гений»

— Перейдем к совсем другой теме. Почему у нас такая убогая театральная жизнь?

— Все одновременно и просто, и сложно. Нет свежего воздуха. Мы плохо знаем современную драматургию. Европейскую, которая переведена на русский язык, и русскую. Звучит непатриотично, мои коллеги из казахских театров знают, что огромный дефицит хорошего драматургического материала на казахском языке, особенно современной драматургии. Поэтому мы находимся в некой информационной пустоте. Мы очень мало ездим на фестивали театральные, мало смотрим, кто и как работает. А если есть выезды, то они игольчатые. Прокрустово ложе – приехал театр, отыграл, немедленно по вагонам и назад. Потому что это деньги. А чтобы театр приехал и пробыл весь фестиваль, посмотрел работы, как работают другие театры драматургии – такого нет. Все считают деньги. И, наверное, имеют на это право. Наши государственные, я уже не говорю про негосударственные театры, весьма-весьма плачевны.

— Вы по долгу службы и вообще общаетесь с представителями крупного бизнеса. Среди них есть ценители культуры. Так почему же они в нее не вкладывают?

— Буквально на днях закрылся театр из-за долгов по аренде. И вроде выкладывали просьбы в Facebook. Там вроде не последние люди. У меня в друзьях и гендиректора, и кого только нет. Я лично встал рядом с Айгуль. Она выставила пост: «Люди, помогите оплатить задолженность по аренде. Иначе нас закроют». Я просто сделал перепост и поставил личную подпись: «Для себя никогда ничего не просил, а тут прошу». И знаете, все бизнесмены как вымерли. Все те, которые мне писали и говорили: «Для нас честь дружить с тобой».

— Все, кто выросли на ваших фильмах.

— И бизнес-леди, которые после спектаклей приходят домой и мне в личку пишут, что я – гений, и спектакль гениальный, и таких артистов в Казахстане больше нет. Мне не стыдно это говорить, потому что это не мои слова. Все они куда-то подевались.

— Все-таки закрыли?

— Закрыли. Айгуль все продает — кресла, осветительное оборудование. Знаете, я и не надеялся. Я знал, что никто не поможет. И их можно понять. У меня нет никаких обид. Я не так давно узнал, что у нас не развит институт меценатства и спонсорства, потому что, не говоря о том, чтобы бизнесмену, помогающему культуре, сделать послабления по налогам, оказывается, они со спонсированной суммы еще и налоги платят. Ах, у тебя есть лишние 100 тысяч? Ты театру отдал? Плати налоги! Представляете?!

— Хочешь сделать добро — плати налог на добро. И последний вопрос. Многие творческие люди таких испытаний не выдерживают. Как вам удалось выдержать? Выдерживали ли в прошлом такие испытания, как выдерживаете сейчас?

— Отвечу банально, но это так. Я по-прежнему, несмотря на то, что в следующем году буду отмечать 30-летний юбилей на сцене, по-прежнему люблю свою работу.

— Вы не разочаровались в профессии?

— Ни в коем случае. Я не намерен заканчивать. Намерен продолжать при любых обстоятельствах.

— Что делать человеку в любом возрасте, который не хочет встраиваться в нашу систему театров, кино, но хочет реализоваться как творческий человек? Что делать?

— Опять непатриотичные вещи скажу – уезжать из страны. У нас многие так поступили. Те, кто хочет и может работать уже за пределами нашей страны. К сожалению.

— Грустная нота.

— На данном этапе это так.

— Не хочется заканчивать на грустной ноте. Думаю, мы еще скоро увидим новое перерождение Евгения Жуманова в каком-то четвертом, пятом качестве.

— Не представляю, о чем вы говорите. Но посмотрим.

— Вы же не думали, что вы писателем станете.

— Ну, так громко меня называть…

— Я говорю высокопарно. Но тем не менее, родился автор Евгений Жуманов. А вдруг через 5 лет родится композитор Евгений Жуманов? Будем ждать!

В избранное
Нравится





Поделиться

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей