mobile menu Меню
Рубрики новостей

Транзитный период в Казахстане: где мы остановились? print

17.03.2016 264 просмотра

Так и вспоминается фильм "Начало": "Кто захочет застрять во сне на 10 лет? - Зависит от сна", передает Camonitor.kz.

Мы только и слышим, что страна находится в транзитном периоде, но в чем конкретно это выражается, каковы его признаки и куда мы идем, не совсем понятно. Зато понятно, что мы, похоже, глубоко увязли в этом процессе, и даже специалисты в данных вопросах не всегда могут понять, где заканчивается один период, а где берет начало другой.

Например, в апреле прошлого года, сразу после президентских выборов, один известный политолог (по этическим причинам не будем называть его имени) заявил, что теперь-то "предстоящий период может стать решающим в плане завершения транзита Казахстана от советского тоталитаризма к современной демократической политической системе". Так и хотелось поаплодировать прозорливости его мысли, но остановило то, что он этими же самыми устами еще восемь лет назад утверждал: "С принятием конституционных изменений и проведением досрочных парламентских выборов в 2007 году политический транзит в Казахстане завершился"…

Один из очевидных признаков переходного периода - проведение системных реформ. И с этой точки зрения мы действительно постоянно находимся в транзите. С момента обретения независимости и до миллениума реформы были направлены на посткоммунистическую трансформацию, становление государственности, перевод экономики на новые рельсы.

Наиболее характерной тенденцией того времени можно считать сосредоточение полноты власти в одном ключевом институте - институте президента, что свойственно переходным обществам. Но, учитывая суть реформ, заявленных в последнее время ("Казахстан-2050", программа вхождения в "топ-30" наиболее развитых стран, Общество всеобщего труда, "Нурлы жол", 5 институциональных реформ и т.д.), вряд ли стоит вести речь о переходе от авторитаризма к либерально-демократической модели. Уместнее говорить о попытках строительства особого государства нового типа. Получается, что мы уже плотно закрыли за собой дверь в советское прошлое и вышли на новый уровень? Но если так, то почему нам не сообщили, с каким счетом сыгран первый тайм?

Аналогичная ситуация складывается и с новым транзитным периодом, который, по мнению ряда аналитиков, уже стартовал. Его начало связывают с укреплением на политическом Олимпе членов президентской семьи и "списанием в утиль" верных оруженосцев главы государства. Так это или нет, судить сложно, тем более что похожие процессы мы наблюдали и ранее, задолго до разговоров о том, что будет со страной после того, как Нурсултан Назарбаев выпустит бразды правления из своих рук.

Остальных же признаков якобы начавшегося транзита - хотя бы того же расширения полномочий парламента, который по логике должен стать в процессе перехода неким центром притяжения и гарантом политической стабильности, - как не было, так и нет, а досрочные выборы в мажилис вряд ли способны заменить собой полноценную парламентскую реформу.
В общем, как говорится, без бутылки тут не разберешься. Но попробуем. Вместе с политологом, директором Центра медийных технологий Артуром Нигметовым.

- Артур, так что же такое транзит в нашем, чисто казахстанском варианте?

- Давайте сначала определимся с понятием "транзитный период". Если подойти к нему с этимологических позиций, то это переходный период, который связан со становлением качественно новой политической и экономической системы. Применительно к Казахстану это процесс перехода от советской партийно-номенклатурной формы правления к демократической. А в экономике - от плановой к рыночно-либеральной.

- Так мы перешагнули этот порог или нет? Некоторые ваши коллеги говорят, что вот-вот решимся…

- К сожалению, Казахстан, как, впрочем, и многие другие страны постсоветского пространства, застрял в транзитном периоде. Но переход произошел, правда, не туда, куда планировалось и про­возглашалось. По сути, транзитный период в постсоветских странах оказался серьезным аргументом против сторонников "последовательности" в построении демократии, утверждающих, что сначала необходимо построить сильное государство, а уже потом переходить к демократии. Но процесс демократического транзита так и не завершился.

Даже напротив: правящие элиты, построив сильное государство, максимально монополизировали власть. Этому, конечно же, способствовал ряд неблагоприятных факторов. Скажем так, произошло сочетание рerfect storm - совково-номенклатурных элит и нефтедолларов при полной неэффективности институтов "сдержек и противовесов" (per­fect storm - "идеальный шторм" - фразеологизм, означающий ситуацию, возникшую путем такого сложения ряда неблаго­приятных факторов, в результате чего их суммарный негативный эффект существенно возрастает - прим. ред.).

Многомиллиардные нефтедолларовые ресурсы позволили правящим элитам максимально укрепить свою власть.

- То есть примерили роль Алисы в Зазеркалье? И куда нас заведет такая промежуточная остановка? Что мы в итоге приобрели и что потеряли?

- Как бы мы ни критиковали нашу власть за "гибридный" путь развития, она, в отличие от некоторых наших соседей, смогла обеспечить стабильность политической системы, общественный порядок и относительную продолжительность экономического роста.

В целом Казахстан состоялся как успешное государство с достаточно неплохим реформаторским бэкграундом. Но за 25-летний период государственной независимости мы так и не смогли найти идеальную управленческую модель, которая преодолела бы бюрократическую и коррупционную составляющую власти. Я убежден: если бы тогда реформы начались с системы управления, то итоги были бы иными.

В избранное
Нравится





Поделиться

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей