mobile menu Меню
Рубрики новостей

Не дали 300 млн и убили проект на 3 млрд print

14.09.2016 390 просмотров

Главный акционер АО «Комсомольская птицефабрика» считает, что ему умышленно не дали работать, сообщает ng.kz.

В длинной эпопее, связанной с этим предприятием, есть одна бросающаяся в глаза странность. Несмотря на то, что крупный инвестпроект входил в госпрограмму, ни на одном из специальных совещаний по развитию бизнеса Богдевича не бывало. О нем говорили - да. Последние пару лет - как о неэффективном руководителе, который не наладил правильный менеджмент и т. д. Но ему слова не давали.

Иной раз хозяева копеечных фирм выслушивались с участием, иногда аким области разносил кого-то в пух и прах... Голос главного акционера «Комсомолки» не звучал. Новый глава области с ходу начал предлагать фабрику новым инвесторам. И вроде таковой нашелся, но фабрика продолжает стоять. После публикации об этом «Минус 5 000 т куриного мяса» (№ 35 от 1.09.2016 г.) в «НГ» позвонил Генрих БОГДЕВИЧ и сказал, что хотел бы изложить свое видение ситуации.

- По поводу моего неприсутствия нигде, кстати, - пояснил он. - Так не приглашали. Удобно было публично создавать мне репутацию плохого руководителя, с которым власть возится, а он доверия не оправдывает. При этом с прежним акимом области по проекту лично мы общались часто и я, признаться, долго не понимал, что слова у него - одно, а дела - другое.

- Погодите, Генрих Эдуардович, но Нуралы Садуакасов (бывший аким Костанайской области - «НГ») публично на совещаниях поднимал, например, представителя «КазАгроФинанса» и говорил о том, что надо, наконец, решить вопрос по оборотным средствам для птицефабрики, дать возможность работать. А что еще может делать власть, когда речь идет о взаимоотношениях частного бизнеса и института развития?

- А вы откройте Интернет. Посмотрите. В соседней Акмолинской области закладывается птицефабрика. И местная исполнительная власть объявила тендеры на прокладку к ней коммуникаций. А я это делал за собственные деньги. Обратился в акимат за помощью. Мне сказали: средств на это в бюджете нет. Совсем недавно, в прошлом году, прошла информация, что вроде бы на реабилитацию птицефабрики в бюджете закладывается около миллиарда. Ну и где они?

Я сравниваю: на прокладку коммуникаций для домостроительного комбината в Костанае средства есть, на те же нужды птицефабрике - нет. Я не против комбината. Вопрос в другом: почему для одних финансы находятся, а для других - нет. Мой ответ: потому что вторые - конкуренты. Все же знают, что бывший аким области имел и имеет отношение к бройлерной птицефабрике «Жас канат». Но ее производительность месячная - это производительность одного птичника «Комсомольской», а у нас их - 18. Мы только начали работать, произвели 700 т курятины, и «жасканатовские» продажи пошатнулись. У меня есть достоверные данные, что господин Садуакасов делал звонки не в нашу пользу и в «КазАгроФинанс», и в суд, когда мы пытались получить решение, разрешающее нам реабилитацию.

- Генрих Эдуардович, вы же понимаете, что это совершенно недоказуемо. Суд у нас независимый. Обязанность акима любого уровня - поддерживать бизнес, тем более, что за проколы, связанные с инвестпроектами, могут и с работы снять.

Предлагаю все-таки поговорить о нынешней ситуации на предприятии. Его вообще, на ваш взгляд, можно запустить? В чьей собственности сегодня его имущественный комплекс? Продолжаются ли суды? Кто вы сегодня на птицефабрике? Мы задали эти вопросы представителям АО «НК «КазАгроФинанс», но ответов неделю спустя так и не получили.

- Я был и остаюсь главным акционером в АО «Комсомольская птицефабрика», где всего 650 акционеров. Судебные споры продолжаются. В частности, мы не согласны с тем, по какой стоимости КАФ забрал себе залоговое имущество предприятия. В феврале 2015 года оно «АгроФинансом» же было оценено в 1,3 млрд тенге, а два месяца спустя ушло к нему всего за 500 млн. Не было взрывов, пожаров, наводнений, разрушений. С чего вдруг оно так подешевело? Это называется - «за бесценок». Мы проиграли в двух судебных инстанциях, но дойдем до Верховного суда и докажем, что правы.

- А что вообще собой представляет имущественный комплекс фабрики, что из него заложено?

- Имущество фабрики стоит на 200 га. Представляете? У нас четыре площадки: Верхняя Гурьяновка, Нижняя Гурьяновка, в Карабалыке - убойный цех, центральные ремонтные мастерские, склады, тупик, плюс отделение Веренка. И 10 тыс. га земли в аренде на 49 лет. Почти все из того, что я назвал, мы предоставили при оформлении договора лизинга в залог «КазАгроФинансу».

- Много.

- Много, но далеко не все. За нами остаются те самые коммуникации, о которых я говорил, мы же сами провели газ, сделали канализацию. Кроме того, на фабрике немало имущества, которое ей не принадлежит. Его финансировали люди, которые верили в реализацию проекта. Они его собственники. Так что не в залоге, кроме коммуникаций, инкубатор, холодильники.

- Каким же образом сюда может войти новый инвестор?

- Меня спрашиваете? Впрочем, я объясню. КАФу не принадлежит вся фабрика, как об этом стали сегодня говорить. При этом ему не принадлежит та часть, без которой невозможно начать работать. Ее новому инвестору придется выкупать. Это я еще оставляю за скобками продолжающийся судебный спор.

- Скажите, а директор ТОО «Жас канат-2006», которого на апрельской встрече с теперь уже бывшим министром сельского хозяйства представили новым инвестором «комсомольского» проекта, в курсе этих тонкостей?

- Да, был он у меня, сидел на вашем месте. Мы с ним посещали и «КазАгроФинанс», он прояснил для себя финансово-юридическое положение вещей. Так что он, как и любой другой инвестор, пусть платит за то, что я обозначил, и упражняется здесь. Я, честно говоря, устал.

- И готовы все отдать при названных условиях?

- Да, но оставить свои акции. Я же понимаю, что меня хотят просто далеко задвинуть. А я, между тем, вложил в проект 393 миллиона собственных денег как 15% софинансирования по лизингу. Их тоже надо вернуть на родину.

- Какая-то тупиковая ситуация получается.

- Ничего подобного. Это местной власти удобно было меня выставлять человеком неуживчивым, который заявляет какие-то нелепые требования. А я компромиссный, предпочитаю договариваться. Вот вы написали, что на фабрике побывало множество потенциальных инвесторов. Со всеми были у меня нормальные контакты. Но люди, как правило, наносили визит в областной акимат и больше ко мне не возвращались. Ни один. Вы говорите - «тупик». Есть выход. Вернуть прежнее положение вещей - дать фабрике время на реабилитацию, перестать ставить палки в колеса, и при этих условиях у меня есть инвестор в Астане. Работает в Казахстане, имеет хорошую деловую репутацию.

- Генрих Эдуардович, но ведь один раз так уже начинали и все лопнуло. Почему в этот раз должно получиться?

- Я уже объяснил: мне умышленно не давали работать. Даже если без персоналий, вы оцените абсурдность ситуации. Новому инвестору сейчас нужны от «КазАгроФинанса» миллиарды, а мне не дали 300 млн тенге на оборотку и загубили проект.

- Откуда взялась эта цифра, поясните.

- На пике скандала пресса любила писать, что мне дали 2,7 млрд тенге денег КАФа. Да не давали, это сумма лизинга, на которую эта организация поставляла на фабрику оборудование. А дали мне на ремонт помещений, строительные работы 242 млн тенге. Мы же потратили 760 млн. Значительную часть - на те самые коммуникации. Я запросил в КАФе дополнительного финансирования. Приезжала комиссия, которую создал Союз птицеводов Казахстана - главные инженеры нескольких птицефабрик, сошлись на том, что требуется около 300 млн на оборотные средства. Столько я и попросил, предоставил дополнительные залоги - сети, холодильники. Мне обещали деньги быстро. Мы на то, что у нас было, купили яйцо, цыплят, зерно, запустились.

Я уже говорил, что 700 т мяса произвели. Но подпитки денежной на оборотку не было. А бройлер - штука нежная. Кормишь по технологии - он вес набирает неуклонно, за 37 дней до двух с лишним килограммов. А если допущен сбой в кормлении, он больше нормально вес набирать не будет. А нам корма не на что покупать. Я ездил в КАФ, говорил: зачем мы вообще это затеяли, птицу посадили, вы же обещали финансирование. Это людям можно сказать: мол, потерпите, завтра будут деньги, завтра накормим. А птица... Фабрика еще в начале 2013 года дышала - мы немного яичным направлением занимались, продержались бы. Но ожидая со дня на день денег КАФа, скормили поголовью семенное зерно.

Вот теперь скажите: это не дикость - прицельно угробить многомиллиардный проект, не дав 300 млн? И что, это не делалось в чьих-то интересах? Я не сработал? Так это тоже не логично - у меня в софинансировании сумма зависла совсем не маленькая.

- С новым главой региона вы не встречались?

- Нет. Не звали.

- А хотели бы?

- Да. Повторю, я сторонник того, чтобы все разъяснить и договориться о нормальной работе.

В избранное
Нравится





Поделиться

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей