mobile menu Меню
Рубрики новостей

Руководителям большинства казахстанских детских домов не выгодно, чтобы их воспитанников усыновляли print

22.06.2014 538 просмотров

По данным ЮНИСЕФ, 70 процентов юношей, выпускников интернатов, становятся уголовниками, 60 процентов девушек – проститутками, 10 процентов совершают самоубийство, пишет газета "Литер".

Между тем руководителям большинства казахстанских детских домов не выгодно, чтобы их воспитанников усыновляли. Детей от потенциальных родителей прячут или рассказывают им страшилки о плохой наследственности их будущего члена семьи. Еще бы, ведь на содержание каждого ребенка из бюджета ежемесячно выделяется около 110 тысяч тенге. Тогда как пособие для усыновителей составляет от 10 до 18 тысяч тенге.

Сегодня в нашей стране более 33 тысяч сирот и каждый третий живет в детдоме или интернате.

Ежегодно эта цифра уменьшается – казахстанских детей усыновляют (в том числе иностранцы) или берут на патронатное воспитание.

О том, как складывается жизнь семей после того, как в их доме появился новый член, мало что известно. О проблемах, возникающих с неродными детьми, говорить не принято. Помощи, если с ребенком не справляешься, просить стыдно, да и признаться себе в том, что руки опускаются и все идет не так счастливо, как мечталось, – тоже. Часто усыновители остаются один на один с проблемой.

– У нас с дочкой были сложности психологического плана, – рассказывает патронатная мама с уже четырехлетним стажем 10-летней Аллочки, Ксения Шишкина. – Мы взяли ее из детдома в шесть лет, но к своим годам девочка пережила столько неприятных моментов, живя с родной матерью, что и ей, и нам было сложно наладить контакт. И когда я поняла, что сама уже не справляюсь (хотя по второму образованию я психолог), обратилась в службу психологической поддержки при гороно.

После беседы с так называемыми специалистами я чувствовала себя обгаженной. Пришла со своей бедой, а попала под жесткий прессинг. Мне открытым текстом говорили, что раз у меня есть двое родных детей, которые младше приемной дочери, то я их люблю больше, и стала патронатной мамой ради наживы. Причем с таким отношением наша семья сталкивалась неоднократно еще на этапе оформления документов. Все, начиная от врачей, психологов и заканчивая чиновницами от образования, отговаривали нас, запугивали, что у брошенных детей плохая наследственность и все пороки их родителей непременно проявятся, отпускали реплики по поводу нашего меркантильного интереса.

О том, что образцово-показательных детей прячут от потенциальных родителей, Ксения тоже рассказала. И хотя они взяли на патронат, так сказать, первую попавшуюся девочку, выбора у них не было, им просто вывели наряженную Аллочку, которой уже рассказали, что к ней приехала мама.

– Когда я увидела эту дрожащую от волнения девочку, заглянула в ее испуганные глаза, поняла, что я не имею права не оправдать ее ожиданий. Прижала к себе. Разревелась. Почувствовала, что это она, – та, кого нам так не хватало, – говорит Ксения.

Сегодня в Казахстане доступны три формы семейного устройства брошенных детей. Усыновление означает принятие в семью ребенка на правах кровного. Ребенок становится родственником – сыном (дочерью) со всеми вытекающими отсюда правами и обязанностями. Опека и попечительство предполагают принятие в дом малыша для воспитания, содержания, защиты его прав и интересов.

Опека устанавливается над детьми, не достигшими 14 лет, а попечительство – над детьми от 14 до 18 лет. Ребенок сохраняет свои фамилию, имя, отчество, а кровные родители не освобождаются от обязанностей по принятию участия в содержании своего ребенка. Патронат – альтернативная форма передачи детей в семью, при которой заключается договор между органами опеки и патронатным воспитателем. Следовательно, маме (или папе) государство выплачивает зарплату. Она зависит от стажа и квалификации и колеблется от 35 до 50 тысяч тенге. Покуда патронат – это работа, то и «принимают» на нее только тех, кто имеет диплом педагога. Таков закон. И, с одной стороны, это правильно, но с другой – сколько случаев, когда заслуженные учителя терпят крах как простые мамы в своих семьях, и сколько женщин, «институтов некончавших», умело справляются со своими материнскими обязанностями. Стоит отметить, эта зарплата не отменяет госпособий, о которых было сказано выше, но за каждый потраченный на еду или одежду тенге нужно отчитываться, предоставляя чеки. Это звучит как издевка, особенно если вспомнить, о тех сотнях тысяч, которые тратятся на содержание детей в интернатах.

Сэкономить бюджетные средства и сократить до минимума число детских домов намерены в «Нұр Отане». Недавно был запущен проект «Бақытты балалық» («Счастливое детство»). Отойти от подушевого финансирования, сделать работу интернатов прозрачной предлагают партийцы. В том числе предусмотрели и изменения в законодательный и нормативные акты, касающиеся поощрения усыновителей. В «Бақытты балалық» говорится о необходимости увеличения пособия на воспитание до 55 МРП на каждого ребенка ежемесячно (1 МРП на данный момент – 1852 тенге). При этом 30 процентов выплачиваемых средств будут удерживаться на образование (Государственный образовательный накопительный фонд), еще столько же станут зачисляться на депозит для приобретения жилья. Выходит, что на руках у родителей ежемесячно будет оставаться сумма, превышающая нынешние грошовые пособия в 3–4 раза.

Помимо денежных вопросов в «Нұр Отане» озадачились и морально-этическими. Разумеется, необходимо формировать в обществе нетерпимость к отказу от собственных детей, чтобы сам факт, когда дети оказываются брошенными родителями, воспринимался как нечто невозможное. Один из способов – старшеклассников станут привлекать к работе в детдомах, чтобы будущие мамы и папы увидели, какие обреченные глаза у растущих в казенных стенах малышей.

– Как это ни парадоксально, но мне кажется, чтобы детских домов становилось меньше, надо социальным службам работать интенсивно. Чтобы у проблемных родителей забирали детей и помещали в интернаты как можно раньше, ведь тогда у ребенка не будет накапливаться негатив, не появятся новые психологические и физические травмы, да и возраст, возможно, сыграет свою роль и ребенка усыновят, – говорит Ксения. – Первое время я спрашивала у Аллы совета, как нам с ней общаться, как поступать, если она что-то сделала неправильно или повела себя как-то не так. Она очень рассудительная девочка, но на этот вопрос отвечала: «Бей меня!» То есть шестилетний ребенок настолько привык к боли, что разговоры, объяснения, замечания ею попросту не воспринимались. Представьте, какая жизнь была у этих детей, что они вынесли из своих родных семей.

Авторы проекта «Бақытты балалық» видят необходимость подключения специалистов разных профилей, чтобы они могли проводить психолого-педагогическую экспертизу потенциальных родителей еще на этапе усыновления, а также поддерживать семьи после.

Возможно, тогда будет решена другая важная проблема: некоторые дети оказываются повторно брошенными. Усыновители просто возвращают непонравившихся, больных, «сложных» детей обратно в интернаты. А ведь, выбери они иную форму семейного устройства, возможно, удалось бы избежать новой трагедии (в некоторых регионах существует программа, позволяющая брать детдомовских детей на выходные или каникулы). Кстати, мама Ксении почти одновременно с дочерью воспользовалась такой возможностью. Но мальчик сбегал, воровал, хулиганил… Разумеется, не он тому виной. На новый эксперимент мама Ксении не решилась, а вот Шишкины иногда задумываются еще об одном ребенке.

– Мои сыновья как-то спросили: «Мама, у нас в семье два мальчика и лишь одна девочка. Нам нужна еще сестренка. Неужели в детском доме все девочки закончились?» – смеется Ксения.

В завершение беседы она попросила не публиковать ее настоящее имя, объяснив это тем, что пока не заслужила:

– Вот когда доведу Аллочку хотя бы до совершеннолетия, сумею вырастить ее настоящим человеком, тогда можно будет открыто сказать, что я как патронатная мама состоялась…

В Тему

В центре скандала – дети

В настоящее время министерства иностранных дел и образования и науки Республики Казахстан ведут расследование скандального случая, связанного со сменой пола усыновленных из Казахстана детей в Нью-Йорке.

Напомним, как стало известно из американских СМИ, смена пола была проведена двум из троих детей, усыновленных из Казахстана и России семейной парой ньюйоркцев. Кто именно был взят под опеку из РК, не уточняется. В статье газеты Timesledger сообщается, что сначала желание сменить пол выразил мальчик в четыре года, а затем смена пола заинтересовала и его сестру. Американские родители их в этом поддержали. Отметим, автор материала изменил все имена по просьбе героев статьи.

Как сообщили представители комитета по охране прав детей, у казахстанских властей нет официальной информации о том, каким детям была проведена смена пола. «В связи с тем, что в статье нет точных сведений о детях (их фамилии, место прежнего проживания), узнать подробно, о каких детях идет речь и, соответственно, предоставить какую-либо информацию о них и приемной семье, не представляется возможным», – прокомментировали инцидент в ведомстве. Чиновники уточнили, что работу по расследованию случая проводит и посольство Казахстана в Нью-Йорке.

В американском посольстве в Астане сообщили, что официальный ответ будет предоставлен правительству Казахстана в самое ближайшее время. При этом пресс-атташе Дэвид Гэмбл усомнился, что инцидент, в ходе которого в Нью-Йорке казахстанским детям была произведена смена пола, действительно произошел. «Я читал статью. Но я не уверен, является ли эта история правдой. В материале используются псевдонимы, а не настоящие имена. Все, что у нас есть, – это материал и слова людей, которые говорят, что это произошло», – сказал Гэмбл.

В избранное
Нравится





Поделиться

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей