mobile menu Меню
Рубрики новостей

Василий Розинов теряет бизнес print

25.09.2015 6952 просмотра

«Иволга-Холдинг» должен кредиторам больше 30 млрд руб. Сумма требований растет буквально с каждым днем, передает АГРО Инвест.

Одна из крупнейших в мире компаний по объему земель — казахстано-российская группа «Иволга» — перестает существовать в нынешнем виде. С начала года холдинг погряз в долгах и судебных исках. Денег на возврат кредитов и финансовое оздоровление у него нет. Лидеры рынка готовы начать раздел курского кластера компании.

Бизнес-империя «Иволга-Холдинг» в ближайшее время, очевидно, будет вынуждена расстаться как минимум с частью российских предприятий. Сбербанк, Россельхозбанк и The Royal Bank of Scotland (RBS, Королевский Банк Шотландии) оспаривают права на активы агрохолдинга. В курских компаниях «Сахар Золотухино» и «Золотухинское агрообъединение» (входят в структуру «Иволга-Центр») по искам местного отделения Сбера введено наблюдение. Финансовые претензии к компаниям предъявили банки, налоговая служба, поставщики средств производства и услуг, районные сельсоветы и частные предприниматели. Реестр кредиторов в июле еще не был подведен, однако общая сумма требований (в том числе пока оставленных без движения) только к двум компаниям приближалась к 30 млрд руб. При этом их совокупная выручка в 2013 году, согласно отчетности, составила около 1,5 млрд руб., чистая прибыль — примерно 20 млн руб.

Как начинали

В 1992 году предприниматель Василий Розинов создал в Казахстане малое предприятие «Иволга», которое стало заниматься зернотрейдингом. Начинали с небольших партий, поскольку не было собственных мощностей для хранения, затем купили элеватор, но столкнулись с нестабильностью поставок и решили самостоятельно выращивать зерно. С 1997 года стратегическим направлением компании стало сельское хозяйство — кластерное производство зерна и животноводческой продукции.

За прошедшие годы «Иволга-Холдинг» смогла в 30 раз увеличить посевы агрокультур и довести земельный банк до 1,5 млн га, говорил в одном из интервью Розинов. Компания является одним из крупнейших инвесторов республики, а ее владелец занимает 19 место в рейтинге 50 богатейших людей Казахстана-2015 по версии местного Forbes. Состояние Розинова оценивается в $329 млн.
Компания считается одной из крупнейших в мире, уступая по количеству земель лишь китайской Beidahuang Group (5,4 млн га). При этом она крайне закрыта и непрозрачна, официальный сайт длительное время находится на реконструкции, поэтому оценивать масштабы бизнеса можно лишь в общих чертах.

По данным открытых источников, кроме растениеводства и животноводства компания занимается переработкой сырья и выпуском продуктов питания, осуществляет грузоперевозки, поставляет агрохимию и сельхозтехнику, которую сама же и производит, также изготавливает пластиковые окна, стройматериалы. Кроме того, она владеет сетью нефтебаз, АЗС, фирменных магазинов, а также собственным авиапредприятием почти в 60 бортов, газетой «Костанайские новости» и телеканалом «Алау ТВ». Согласно Forbes Казахстан, холдинг засевает около 700 тыс. га в Костанайской области, а общие мощности единовременного хранения оцениваются в 3 млн т.

С начала 2000-х компания начала инвестировать и в России. «Иволга-Холдинг» и Василий Розинов через принадлежащую ему компанию РВС (95% в личном владении, 5% у челябинской «Нива-1», учредителем которой, согласно ЕГРЮЛ, также является сам бизнесмен) владеют активами в Курской, Оренбургской, Челябинской и Ульяновской областях. Также как минимум до 2011 года в состав холдинга входили краснодарские «Иволга-Юг» и «Динской элеватор». Совет директоров последнего возглавлял Василий Розинов, также в правление входили его сын Иван и тогда замгендиректора «Иволга-Холдинга» Юрий Скидан. Сейчас среди учредителей «Динского элеватора» нет компаний или лиц, аффилированных с «Иволгой». Под ОГРН, принадлежавшим «Иволге-Юг», теперь зарегистрирована компания «Золотой колос», находящаяся в процессе реорганизации; среди ее акционеров также нет представителей или «дочек» казахстанского холдинга.

В отличие от Казахстана, в России холдинг занимается выращиванием сахарной свеклы и производством сахара. Хотя это направление в структуре бизнеса, по словам Розинова, появилось случайно. Казахстанский банк ТуранАлем (БТА Банк, также известный в России как Славинвестбанк) получил от должника заложенные предприятия и предложил их своему давнему клиенту — «Иволге», причем со значительной скидкой и на условиях льготного кредитования. Так в 2005 году компании достались курские сахарные заводы Беловский, Золотухинский, «Сахаринвест», а также «Грибановский сахар» в Воронежской области (последний сейчас входит в группу АСБ — «АИ»), рассказывал бизнесмен в 2007 году журналу «Агробизнес». По информации Forbes, все эти активы вместе с сельхозблоками обошлись холдингу в $75 млн.

В 2005 году Золотухинский сахарный завод, переименованный новым владельцем в «Сахар Золотухино», банкротился с долгам в 300 млн руб. «Оборудование было изношено и технически устарело, коллектив практически распался, людям по несколько месяцев не платили зарплату, не решались вопросы в социальной сфере. Объемы поставок сырья упали до 118 тыс. т, тогда как завод был рассчитан на переработку не менее 500 тыс. т», — вспоминал в 2012 году директор предприятия Александр Сильченко (цитата по статье, опубликованной на правах рекламы в газете «Комсомольская правда» — в 2012 году у «Иволги-Центра» вышло несколько таких публикаций). Благодаря инвестициям «Иволги» уже в 2006 завод смог полноценно провести сезон, переработав 456 тыс. т сырья, в 2012-м предприятие рассчитывало выйти на 660 тыс. т и выпустить 90 тыс. т сахара.

В марте этого года Сбербанк подал иск в Арбитражный суд Курской области о признании «Сахар Золотухино» банкротом, задолженность компании составила 828,3 млн руб., следует из документов суда. В апреле на предприятии было введено наблюдение, а вскоре заявления с требованиями по этому делу стали подавать и другие кредиторы предприятия. По данным на 24 июля, с должника хотели взыскать в общей сложности около 29 млрд руб. (учитывая пока не принятые к производству иски).

Задолжали по-крупному


В феврале 2015-го арбитражный суд Краснодарского края полностью удовлетворил иск Королевского Банка Шотландии к «Иволги-Центру», «Оренбургскому хлебоприемному предприятию» и челябинскому «Троицкому комбинату хлебопродуктов» (входят в холдинг) об обращении взыскания на заложенное имущество почти на $296,7 млн. Из материалов дела следует, что в ноябре 2007 года банк (тогда он назывался ABN AMRO Bank N. V.) предоставил компании Lavion Enterprises Ltd (структура «Иволги-Холдинга») кредиты на $100 млн и $200 млн. Они должны были быть погашены до ноября 2010-го, однако заемщик не расплатился. Английская The Telegraph писала, что еще в 2011 году компания вела переговоры с RBS о реструктуризации этого кредита. Годом ранее, по данным издания, холдинг обращался в инвестиционные банки Европы и России с просьбой найти покупателя на долю в компании, но с тем, чтобы контроль остался у Розинова. Привлечь стратегического партнера компании, по всей видимости, не удалось.
Гарантами по кредитам RBS, на которых переходят обязательства должника в случае, если он не возвращает деньги, стали курские, челябинские и оренбургское предприятия «Иволги», а также компания РВС. Ответчики обжаловали решение, но 15-й арбитражный апелляционный суд оставил жалобу без удовлетворения. В мае арбитраж Челябинской области наложил арест на движимое и недвижимое имущество девяти компаний-гарантов в пределах $38,1 млн, апелляция также осталась без удовлетворения.
В мае RBS обратился в Арбитражный суд Курской области по делу о банкротстве «Сахар Золотухино» об установлении к нему требований в размере 16,2 млрд руб. как к одному из гарантов Lavion Enterprises Ltd. Пока это самое крупное требование к предприятию. Поскольку многие иски суд еще не начал рассматривать или не вынес решения о включении требований в реестр, временному управляющему завода запретили проводить собрание кредиторов.

В арбитражных судах разных регионов можно найти сотни исков к компаниям «Иволги» на сумму от нескольких тысяч до нескольких миллиардов рублей. Например, дочерний банк Сбербанка (Алматы) хочет получить все с того же «Сахара Золотухино» 6,35 млрд руб., Россельхозбанк предъявляет к нему требования на 2,6 млрд руб., а «Курскэнерго» рассчитывает взыскать всего 14,4 тыс. руб. В июне было введено наблюдение в «Оренбург-Иволга», с иском о признании компании банкротом обратился питерский «Маховик», долг перед которым составлял 1,2 млн руб., но вскоре задолженность была погашена, и истец отказался от претензий. Правда, на тот момент с иском на 3,3 млн руб. в дело вступила НПС «Семена», затем уступившая права требования «Деловому Оренбургу». С 10 по 17 июля Россельхозбанк подал 34 ходатайства о включении своих требований в реестр кредиторов по этому делу на сумму почти 3,2 млрд руб.

Кроме того, компании холдинга подают множественные иски друг к другу, поскольку практически все они связаны договорами поручительств, гарантий, поставок продукции. Суммы взаимных требований внутри холдинга тоже исчисляются миллиардами рублей.

«Когда был первый иск от Королевского банка Шотландии с непонятными адресами, мы думали, что компания делает «самострел», чтобы сохранить активы, подчистить кредиторку, — рассказывает знакомый с бизнесом «Иволги» юрист. — Но оказалось, что это не самобанкротство, а поскольку у Королевского банка Шотландии значительные требования, другие кредиторы были вынуждены включиться в процесс, иначе им точно ничего не достанется». По мнению юриста, налоговая служба могла заставить «Иволгу» подать заявление о самобанкротстве и это спасло бы компанию, но этого не произошло: в работу таких холдингов с большими социальными обязательствами мало кто вмешивается.

По его словам, поскольку на нескольких предприятиях холдинга уже введено наблюдение, судебный процесс может остановить только мировое соглашение, но вряд ли оно будет: в этом случае предполагается погашение долгов, а у «Иволги» нет денег. «Урожай, который они рассчитывают собрать в этом году, не покроет имеющиеся задолженности», — оценивает юрист.
Засуха, воровство, семейственность

Собеседники «Агроинвестора», в разной степени знакомые с положением дел в «Иволге», озвучивают несколько версий, почему компания оказалась в такой сложной ситуации. «Иволга-Холдинг» на запрос не ответила, связаться с представителями компании не удалось.

Проблемы у «Иволги» начались минимум два-три года назад, но неэффективное управление и воровство были там всегда: предприятия работали на отсрочках платежей, а менеджмент получал откаты, рассказывает попросивший не называть свое имя представитель компании, работавшей с холдингом. «Часто было такое, что товар поставлялся на «Иволгу», но через фирму-однодневку, которая после заключения сделки исчезала, не оплатив счета, — знает он. — В итоге многие просто отказались с ними сотрудничать, только «Щелково Агрохим» еще соглашалось работать в кредит, несмотря на все проблемы». По его информации, такие проблемы были только в Курской области, но из-за единого финансирования внутри холдинга пострадали компании и в других регионах.

Когда происходит такая системная ошибка, проще всего списать все на тотальное воровство, не соглашается гендиректор «Щелково Агрохим» Салис Каракотов, которого связывают не только партнерские отношения с «Иволгой-Холдингом», но и дружеские с Василием Розиновым. «Мы не видели, чтобы в Курской области наши средства защиты растений, поставляемые предприятиям «Иволги», уходили куда-то на сторону. Чего нельзя сказать, например, о челябинских проектах — там действительно в фермерских хозяйствах появлялись товары, предназначавшиеся компаниям холдинга. Но в Курске и Оренбурге таких ситуаций не было, — рассказывает Каракотов. — Мы ежегодно практически полностью обеспечиваем холдинг системой защиты растений, поставляем семена, наши агрономы круглый год работают с компаниями «Иволги» по технологическому сопровождению».

По его мнению, настолько сильно разворовать, чтобы образовались такие дыры в бюджете, просто невозможно. «Тем более могу сказать, что у Розинова очень серьезная собственная служба безопасности, о которой все знают, думаю, опасение, что ей станет немедленно известно обо всех случаях воровства, сильно сдерживает сотрудников», — добавляет он.

Каракотов знаком с положением дел в компании, по его словам, холдинг контролирует около 1,3 млн га земли: чуть больше половины банка приходится на Костанайскую область Казахстана, чуть меньше — на предприятия в Курской, Оренбургской, Челябинской и Ульяновской областях. Нынешние проблемы компании начались с засухи 2010 года, говорит он. «Мы работаем с «Иволгой» с 2005-го, и до 2010 года у нас всегда не только не было долгов по поставкам, но мы получали и авансы, — рассказывает Каракотов. — Я видел, что предприятия холдинга непрерывно росли в части капитализации по обеспечению техникой, расширяли инфраструктуру».

В 2010 году Россия пережила серьезную засуху, от которой пострадали и предприятия «Иволги», особенно в Центральном Черноземье. После этого три года подряд под засуху попадали хозяйства в Казахстане, Оренбургской и Челябинской областях, что очень серьезно ударило по финансовому состоянию компании. «Окончательно ее добил прошлый год: в Казахстане ожидался хороший сбор зерна, и ценовая конъюнктура была очень благоприятной — компания могла решить хотя бы часть проблем, но «Иволга» не смогла убрать урожай из-за дождей и ранних холодов», — делится Каракотов. Аналогичная проблема была и в 2011 году. Тогда Розинов говорил, что предприятия холдинга из-за плохой погоды обмолотили всего 63% посевов, тогда как чиновники озвучивали цифру в 83%, писала республиканская газета «Караван». Версию с засухой, от которой три года страдала Челябинская область, подтверждает местный сельхозпроизводитель, уточняя, что земли «Иволги» (около 90 тыс. га по данным регионального Минсельхоза) находятся в засушливой зоне.

С 2010 года у компаний холдинга начались сбои по платежам, тем не менее, «Щелково Агрохим» все эти годы обеспечивало хозяйства необходимыми средствами защиты растений, семенами сахарной свеклы и бобовых — поставляли в кредит, рассчитывая, что ситуация вот-вот улучшится, поясняет Каракотов. Кроме того, что несколько лет подряд компания теряла урожай из-за погодных условий, у «Иволги» наступили сроки возврата долгосрочных кредитов, продолжает он. «Нынешние проблемы холдинга — результат такого фатального стечения обстоятельств», — уверен топ-менеджер. «Щелково Агрохим» тоже вынуждено включиться в судебные тяжбы. «Российские компании «Иволги» должны нам около 2,5 млрд руб. (при пересчете части валютного долга), казахстанские — $11,8 млн», — делится Каракотов.

Собственники бизнеса часто пребывают в иллюзиях относительно того, что реально происходит в компании, в «Иволге» именно такая ситуация, делится мнением источник, близкий к компании. Он считает, что если бы в свое время на предприятиях сменилась часть руководства, то все было бы иначе. «Но в основном продолжают работать все те же люди и с той же репутацией, — знает он. — В компании поддерживалась политика решения вопросов не по закону, а за взятки».

Аналитик крупной финансовой компании советует обратить внимание на состав правления «Иволги»: семейный бизнес и корпорация не всегда бывают совместимы, уверен он. По данным Forbes Казахстан, два брата и зять Розинова работают заместителями генерального директора «Иволги-Холдинга», сестра возглавляет юридическую службу, стратегическим зерновым департаментом руководит сын бизнесмена, дочь является учредителем аффилированной «Зерновой страховой компании». «Василий Розинов не просто хозяин и генеральный директор холдинга «Иволга», он — глава клана. Бизнес-геометрия «Иволги» — это, безусловно, пирамида. Форма существования — империя. Принцип управления — единоначалие. Все нити от широченного основания сходятся к вершине управляющего офиса — единственному учредителю компании Василию Розинову», — писало издание.

«Что-то неправильно сработало»

По мнению вице-президента инвесткомпании «Атон» Ивана Николаева, причиной проблем «Иволги-Холдинга» мог стать дефицит управленческого ресурса или неэффективный менеджмент. «Иволга» — это огромный земельный банк и множество разных производств, компания слишком большая, во всей стране может не набраться столько квалифицированных специалистов, сколько нужно предприятиям холдинга, комментирует он. Пять-семь лет назад, когда деньги были дешевыми, а рынки стабильно росли, на некоторые проблемы компании можно было закрывать глаза, но теперь все иначе: денег стало меньше и их нужно считать — оптимизировать бизнес, работать аккуратно и эффективно. «В моем понимании, управлять холдингом такого масштаба, как «Иволга», невозможно», — резюмирует эксперт.

Часть земельного банка под контролем компаний «Иволги» использовалась, хотя никак не была оформлена, чтобы сэкономить на налогах, говорит юрист, знакомый с бизнесом компании. «Пока предприятия нормально работали, выплачивались зарплаты сотрудникам и все было хорошо, эти вопросы решались с руководством области», — поясняет он. Топ-менеджер курской агрокомпании слышал, что холдинг пытался оптимизировать земельный банк, но из-за того, что около трети земель не были оформлены, заключить сделки не удавалось.

В Казахстане у холдинга тоже есть проблемы. В июне костанайская «Наша газета» писала, что БТА Банк обращался в суд с иском о банкротстве четырех элеваторов «Иволги», но потом попросил оставить заявление без рассмотрения. Причины отзыва заявления не уточнялись, пресс-служба банка на запрос «Агроинвестора» не ответила. В Казахстане у холдинга 29 хозяйств, в этом году там ожидается хороший урожай, знает Каракотов. По его словам, на некоторых предприятиях идет процедура финансового оздоровления — что-то вроде санации бизнеса. «В Казахстане система участия государства в проблемах предприятий отличается от российской в лучшую сторону: там есть система финансового оздоровления государством компаний, попавших в сложное положение», — поясняет он.

По информации Минсельхоза Казахстана, принцип финансового оздоровления применяется к сельхозпроизводителям, которые не могут рассчитаться по кредитам, взятым в банках второго уровня и других финансовых институтах. Для их поддержки холдинг «КазАгро» устанавливает процентную ставку размещения по проблемным займам в размере не более 3% годовых в тенге, с учетом того, что 7% от размещенных средств будут возмещены государством в виде субсидий. Далее «КазАгро» рефинансирует обязательства путем заключения нового кредитного договора со ставкой не более 7%. Сроки возврата кредитов продлеваются до девяти лет, списываются штрафы и пени.

В сентябре прошлого года президент республики Нурсултан Назарбаев спрашивал у Розинова, как идет финансовое оздоровление холдинга. «Вопрос уже не стоит так остро, как год-два назад, — ответил бизнесмен. — Благодаря вашему указанию, банки пошли на реструктуризацию долгов. На сегодняшний день больших проблем нет» (цитата — «Наша газета», Костанай). Объемы финансовой поддержки компании не уточняются.

В кризисных условиях любого инвестора может лихорадить, причем по разным причинам, он может допускать ошибки, если по каким-то вопросам не советуется с региональными властями, комментировал в июне ситуацию с «Иволгой» в интервью «Коммерсанту» губернатор Курской области Александр Михайлов. «Я говорил об этом с президентом холдинга Василием Розиновым — по его словам, «что-то неправильно сработало». Но в принципе, как я понимаю, у него нет желания покинуть Курскую область», — рассказал глава региона. Он также отметил, что область продолжит поддерживать холдинг, потому что тот давно здесь работает. «В таких вопросах надо быть очень осторожным. Еще неизвестно, когда и кто сможет прийти на смену конкретному крупному инвестору», — отмечал Михайлов. В мае курирующий АПК замгубернатора Курской области Алексей Золотарев рассказал «Коммерсанту», что «ряд крупных агрохолдингов, в том числе «Мираторг», ведут переговоры о покупке активов «Иволги», но пока они находятся на начальной стадии».

Еще в июне прошлого года в Курской области состоялось совещание, на котором присутствовало высшее руководство холдинга, все его основные поставщики семян, средств защиты растений, техники, энергоресурсов, трудовая инспекция и т. д., рассказал «Агроинвестору» один из участников собрания. «Уже тогда у компании были многомиллионные долги, в том числе по заработной плате, но все надеялись, что за счет урожая удастся выправить ситуацию. Хотя по всем производственным показателям на тот момент и было ясно, что этого не произойдет, — делится он. — Тогда же велись переговоры о передачи части земель «Иволги» «Мираторгу», потому что под его проект (развитие мясного скотоводства — «АИ») нужно около 300 тыс. га, и набрать такой банк не получается». Также он знает, что на активы холдинга претендовали «Продимекс» и «Русагро», причем они якобы даже пытались договориться между собой о переделе — кого что больше привлекает. На рынке давно говорят, что в приобретении курских активов «Иволги» заинтересованы «Мираторг», «Продимекс» и «Русагро», уточняет Каракотов.

«Мы подтверждаем, что заинтересованы в покупке земельных активов в Курской области. Компания рассматривает все варианты их приобретения, предусмотренные законодательством, и готова участвовать в торгах по имуществу холдинга «Иволга» в рамках процедуры банкротства, — комментирует представитель пресс-службы «Мираторга». — Вопрос о цене активов — это коммерчески чувствительная информация, и мы ее не раскрываем, но будем ориентироваться на сложившуюся на рынке конъюнктуру». Холдинг рассчитывает, что губернатор и администрация области предпримут необходимые усилия, чтобы поддержать работу эффективных инвесторов в регионе и не допустить ситуации, когда банкротство крупного предприятия приведет к остановке производственного процесса и масштабным потерям для АПК Курской области, ответила компания на запрос «Агроинвестора».

Связаться с руководством «Продимекса» не удалось, «Русагро» отказалась от комментариев.

Поделят на троих?

Осенью 2014 года юристы крупного агрохолдинга обращались в «Щелково Агрохим» с предложением выкупить долговые обязательства «Иволги», рассказал участник рынка, знакомый с ситуацией. Каракотов подтвердил, что переговоры были, но сделка не состоялась, поскольку потенциальный покупатель хотел дисконт в 40%, а компания была согласна не более чем на 20%, хотя в целом не возражала против уступки долга. «Мы не смогли выяснить, чьи интересы представляли юристы», — говорит Каракотов.
В июне стало известно, что Сбербанк уступил долг предприятий «Иволги» «Русагро». Гендиректор компании Максим Басов говорил «Ведомостям», что группа выкупила права требования к семи юрлицам примерно на 900 млн руб. «Сахар Золотухино» и «Золотухинское агрообъединение», согласно документам арбитража, в сумме должны банку около 1,1 млрд руб. В исках о признании банкротами «Иволга-Центр», «Курскмакаронпром», «Курсксемнаука», «Черемесиновское агрообъединение» и РВС денежные требования не указаны. Согласно документам суда, по всем искам кроме «Иволги-Центр» и РВС Сбербанк подал ходатайства о замене в деле заявителя на «Русагро Сахар».

Сбербанк переуступил весь долг в июне, сообщила его пресс-служба в ответ на запрос «Агроинвестора». Сумма и покупатель не уточняются, однако потерь по долгу у Сбербанка нет. «Закрыт полностью весь просроченный кредит «Иволги». Сделка прошла без дисконта», — говорится в письме.

То, что «Русагро» выкупила права требования у Сбербанка, подтвердило серьезность ее намерений относительно курских активов «Иволги», потому что другие компании пока не заключали договоры цессии с кредиторами, говорит Каракотов. «Я об этом знаю, поскольку «Щелково Агрохим» участвует в процессе», — поясняет он. Его компании сейчас не поступает предложений уступить права требования по долгу.

В интервью агентству «Абирег» Басов оценивал долги «Иволги» в 25 млрд руб. и говорил, что, очевидно, холдинг не сможет с ними расплатиться. В том числе сама «Русагро» требует вернуть ей 347,3 млн руб. за пропавший сахар, который хранился на Золотухинском заводе. «Мы будем участвовать в процедуре банкротства и надеемся выкупить активы с конкурсного производства или получить свои деньги», — отмечал Басов. Если компания получит предприятия «Иволги», то сможет создать в Курской области сахарный кластер, сравнимый по масштабу с тамбовским и белгородским проектами. У «Иволги» гигантское количество долгов и кредиторов, банкротство должно было произойти рано или поздно, говорил топ-менеджер «Русагро» «Ведомостям». «Теперь у государственных банков из-за санкций меньше доступа к капиталу, и они активнее стали идти на сделки по продаже долгов. Это позволяет надеяться части отраслевых игроков на реструктуризацию отрасли», — отмечал Басов.

Каракотову позиция банков неизвестна: настроены они на продажу активов холдинга или могут пойти на какие-то послабления компании. «Уже прошло несколько предварительных переговоров между кредиторами, сейчас мы видим, что наши интересы все хорошо понимают, надеюсь, что это сохранится. В то же время для нас такая ситуация с возвратом долгов совершенно некритична», — добавляет он.

Процедура банкротства может длиться два года, и за это время никто из кредиторов не получит свои деньги. При этом, поскольку средств на финансовое оздоровление предприятий у «Иволги» нет, на стадии конкурсного производства ее активы будут распроданы, уверен юрист, знакомый с ходом процесса. «Никто из кредиторов не думает, как спасти компанию, и никто не будет ее жалеть. Акулы уже подплыли», — говорит он.

Даже если это не конец «Иволги», решить проблемы, не расставшись с частью активов, у компании не получится, считает Николаев. «Если банк, у которого есть вся информация о бизнесе, доступ к менеджменту и понимание, что происходит в компании, уступает кому-то права требования, значит, он осознает, что ситуация настолько плоха, что от долгов нужно избавляться, пусть даже с дисконтом», — поясняет эксперт. Это обычная практика: не справился один менеджер — будет справляться другой, потому что земля и активы должны работать. А Курская область — неплохой регион, по привлекательности для инвесторов не уступающий Воронежской, оценивает Николаев.

Каракотов считает, что у «Иволги» есть шансы сохранить оренбургский и челябинский проекты, абсолютно дееспособна ульяновская компания. «Вместе это около 420 тыс. га, большой актив, — подсчитывает он. — Хотя, конечно, эти регионы по привлекательности уступают Курской области». Также Каракотов не сомневается, что сохранится «Иволга-Холдинг» в Казахстане. «Курские активы, вероятнее всего, отойдут гигантам рынка, о которых упоминалось выше», — полагает он.

В избранное
Нравится





Поделиться

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей