mobile menu Меню
Рубрики новостей

В Аркалыке продается… мечеть. За миллион долларов США. print

23.05.2013 8383 просмотра

Цена на повышение
Именно столько хочет получить за объект культа предприниматель Болат Абдибеков, сообщает корреспондент "КН".

А вообще, он продает три мечети – в Торгае, Амантогае и Аркалыке. Так получилось, что в 90-х годах ему, руководителю строительной фирмы, не заплатили за внутреннюю отделку этих мечетей сорок два миллиона тенге. Абдибеков стал их собственником, отсудив эти объекты у городского Аркалыкского фонда по завершению строительства мечетей (этого фонда уже не существует). Судились долго. Но в итоге расплатиться не сумели, и Болату мечети просто отдали. Мол, делай с ними что хочешь. А хочет предприниматель за эти мечети миллион двести шестьдесят пять тысяч долларов, то есть примерно в пять раз больше своих затрат.
VcUIM0NrBCw.jpg

Все мозаики в мечети эксклюзивны.

Красота и вандалы
Самый большой из объектов продаж – Аркалыкская мечеть. Когда-то она считалась областной. Была у нее своя паства, но ушла вслед за имамом – мол, мечеть стала нечистой – на ней долги. А само по себе здание впечатляет – массивное, с несколькими куполами и высоким – 17,5 м – минаретом. По замыслу, мечеть должна была стать одним из красивейших архитектурных строений Костанайской области. А потому за оформление ее брались мастера своего дела. Сам Болат – профессиональный лепщик, и к делу подошел с фантазией. Работой над несколькими панно, например, занимался мастер по керамике и фарфору Малик Абдильдин. Одно из них состоит из сорока семи плиток, одновременно пропущенных через муфельную печь. Испорти одну – уже не восстановишь всю мозаику. Михраб (молитвенная ниша в мечети, в стене, обращенной к Мекке) состоит уже из двухсот плиток. И все мозаики эксклюзивны. Похожие работы, по словам Болата, есть только в мавзолее Ходжи Ахмета Яссауи. Свод, рядом с михрабом, тоже ручной работы, которой занимались мастера, приглашенные Абдибековым из Узбекистана. Оттуда же мужчина привез семь колонн и семь дверей, изготовленных из чинары. Все колонны – из цельного дерева, с резьбой опять же ручной работы. Теперь они свалены в кучу в одной из комнат мечети. Лишь пара таких дверей осталась на одном из входов мечети. Изнутри они подперты – чтобы лихие люди не вошли. Но уберечь мечеть не получается. Нижние части тех самых уникальных дверей выщерблены. Вандалы не стыдятся тащить домой батареи и пластиковые окна из мечети. Ажурные гипсовые потолки обломаны. Дело в том, что внутри плитки тонкая медная проволока. Из-за нее разорители и старались.

– Да у нас здесь даже кладбища растаскивают. Мусульмане же и тащут, – объяснил сын Болата Корганбек.

На разрушение красоты аркалыкчанам понадобилось всего два года. Этого времени хватило на то, чтобы испортить инженерные коммуникации: электричество, воду, канализацию, тепло – все это теперь разворовано, трубы сняты, провода оборваны. Болату и Корганбеку пришлось даже взять в руки оружие, чтобы охранять свою собственность. Иногда сын забирается на крышу КамАЗа с биноклем: смотрит на мечеть, не околачивается ли кто вблизи. Благо, что дом Абдибековых находится прямо напротив мечети.
5XoMRx86XJM.jpg

Колонны с резьбой ручной работы, привезенные
 из Узбекистана, теперь свалены в кучу.

Торг уместен?
Сейчас молиться аркалыкчане ходят в другую мечеть, она построена на месте бывшего детского сада в центре города. Болат говорит, что молятся там неправильно: во время молитвы смотрят не в сторону Мекки, а в сторону Оренбурга. Мол, здесь, в заброшенной мечети, напротив, все сделано по правилам. Однако же на объявление о ее продаже пока не отреагировал никто, кроме журналистов.

– Я говорю всем, что торг уместен. Но дело в том, что никто не торгуется, она никому не нужна, – говорит предприниматель.

– Может быть, это потому, что просите за нее много?

– Я не считаю, что прошу много. Посудите сами, здание практически новое, очень красивое и просторное. Я думаю, что это здание можно было бы использовать иначе. Например, как Дворец бракосочетания. Здесь и свадьбы можно играть. Только без спиртного, место ведь все-таки святое.

Насчет «святого места» собственник мечети явно погорячился. Потому что святым место делают благородные, добрые, бескорыстные дела и поступки людей – из раза в раз, из года в года, из века в век. А если вокруг него идут склоки, судилища и торги – откуда же святости взяться? Думаю, совсем не случайно здание стоит сегодня как бы в мертвой зоне – те, кто в первую очередь могли стать прихожанами мечети, в трудные времена из этой части города съехали. С одной стороны открывается великолепный вид – красивое озеро, где водится рыба и буйная зелень. С другой – картина удручающая: целый район пустых коробок жилых домов, разрушенная поликлиника. Хоть очередную часть «Обители зла» снимай...

Позиция имама
Ратуя не столько за карман предпринимателя, сколько за архитектурное строение, которое погибает от рук вандалов, мы обратились за комментарием к имаму аркалыкской мечети Бектурсыну Уалиеву.

– Я обескуражен тем, что Болат торгует мечетью, делать этого нельзя, – считает он. – В истории ислама подобных случаев не было. Мы пытались договориться с предпринимателем, но он просит неподъемную для нас сумму. Посудите, мы купим мечеть за миллион долларов, но еще столько же нужно вложить в ее ремонт. Пусть понизит цену – мы готовы искать решение. Там хорошее место, живописное, мы бы хотели взять его под свое крыло, да и посетители бы для нее нашлись.

Позиция власти
Как правило, в вопросах религиозного толка власти не остаются в стороне. Во-первых, верующие – это большая часть общества. Во-вторых, экстремизм в последние годы все чаще приобретает религиозную окраску. Но вот какой, на мой взгляд, показательный диалог произошел между журналистом и заместителем акима Аркалыка Есланбеком Маметековым.

– Есланбек Женисович, вы знаете, что в Аркалыке продается мечеть?

– По нашим обычаям мечеть никогда никто не продавал. Мы хотели купить это здание, но Абдибеков дорого за него просит. Да и зачем нам две мечети? В этом году мы хотим еще сделать перестройку – за новой мечетью построим новое двухэтажное здание под учебный центр и столовую.

– То есть вы не будете решать вопрос с мечетью, даже если Болат снизит цену?

– По этому поводу я ничего сказать не могу.

– В мечети находятся уникальные колонны, много ручной работы. Это ведь ценно, сохранить не хотите?

– Нет.

– А что, если привести эту мечеть в порядок? Разве такое здание не украсит Аркалык?

– Да кто в нее пойдет? Надо мечеть в центре строить, а не на окраине.

– Получается, вам эта мечеть не нужна?

– По-моему, да… У нас другие планы.

– А то, что мечеть разворовывают? Какое ваше отношение к этому как мусульманина и гражданина?

– У меня другие планы на строительство.

Моя хата с краю
Эта история как лакмусовая бумажка. Точнее, как зеркало, в котором отражаются человеческие слабости, к примеру, желание прикрыть красивыми словами не самые красивые поступки. Не заметили, что в последнее время мы много говорим о Боге, чаще стали ходить в церкви, в мечети? Но, по сути, Бога в душе не имеем. Ведь можно твердить про святое место, однако при этом торговаться за его цену, как меняла в храме. Можно от лица власти по великим церковным праздникам поздравлять верующих, но при этом спокойно взирать на вандализм вокруг не просто архитектурного объекта, а культового учреждения... А чего стоят сами верующие, которым, по словам заместителя акима Аркалыка, трудно добраться до мечети, потому что она находится не в центре города (причем очень маленького), а на его окраине? Но при этом совершать паломничество за тысячи километров в Мекку.

Вот Болат Абдибеков утверждает, что когда-то вложил в ремонт аркалыкской мечети 18 миллионов тенге. Это сто двадцать тысяч долларов. Теперь же хочет получить миллион – в такую сумму он оценил свои заботы о мечети. Откуда взялась эта цена? Исходя из каких подсчетов Болат на нее опирается? Ответ ошеломительный:

– А вдруг у кого-то столько денег, что их некуда девать?

Конечно, прожить на этой грешной земле без денег невозможно. И любой из нас должен получать за свой труд оплату. Другой вопрос, когда человек (а Болат к тому же говорит, что чувствует себя мессией, что Бог выбрал его для охраны святыни) хочет еще снять немалый навар с дела, которое он сам считает святым. Получить, так сказать, барыш. Как можно оценить такое деяние?

– Этот факт можно считать и позорным, и циничным, потому что с точки зрения этики продавать мечеть или другое религиозное здание недопустимо, – таково резюме руководителя Центра религиозных исследований КГУ им. А. Байтурсынова Газиза Шаймердена. – Власть от этой проблемы, я считаю, уходить не должна. А человеку, который решает продать мечеть, самое время подумать о своей душе…

Добавить к этим словам, по сути, нечего…

В избранное
Нравится





Поделиться

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей