mobile menu Меню
Рубрики новостей

Жеребца Леонида Васильева отправили на колбасу и консервы print

15.03.2016 963 просмотра

Вопрос о судьбе 35 породистых скакунов, арестованных у Васильева, уже не раз поднимался в суде по второй части «большого акиматовского дела». Представители конезавода еще в самом начале судебного процесса заявили о том, что переданные им антикоррупционной службой по описи животные в буквальном смысле «объедают» их. Денег на содержание «арестантов» в бюджете у конезавода не предусмотрено, поэтому им пришлось взять возвратный кредит у фонда «Наш город» в размере 5 млн тенге. Все понесенные затраты они теперь предъявляют к подсудимому Леониду Васильеву, передает газета "Наш Костанай".

На прошлых судебных заседаниях последний поднял вопрос о том, что большая часть из арестованных лошадей (25 животных) принадлежит не ему.

- Моих там только 10 лошадей и на них имеются ветпаспорта, остальные без документов, так как они чужие. Да и те 10 лошадей я четыре года по дарственной переписал на своего сына, когда с одним чемоданом ушел из дома и не жил с семьей, - пояснял Васильев. – Сейчас меня заботит судьба этих лошадей, так как кормить их на конезаводе нечем и уже один жеребец пал. Я хотел бы, чтобы в таком случае лошади были переданы на ответхранение моим родственникам, пока идут все эти тяжбы.

Сегодня, 15 марта, в суде были допрошены ветеринары конезавода и из Зареченского сельского округа.

- Жеребец по кличке Галоп поступил к нам осенью в болезненном состоянии, с частыми коликами, - рассказывал ветеринар «Казах тулпары» Кенжебек Еркинов. – Так как у него не было ветпаспорта и он не был занесен в единую базу данных, мы не знали, отчего жеребец был привит, какие заболевания перенес. Не могли назначить антибиотики, поэтому лечение проводили на свое усмотрение. Временно ему полегчало, но потом стало хуже, поэтому комиссионно с участием руководства конезавода меня и ветинспектора сельского округа было принято решение о вынужденном его забое. При вскрытии и визуальном осмотре мы увидели, что у жеребца разложилась печень, а это цирроз. В связи с чем он мог образоваться? Возможно, было какое-то химическое отравление при нахождении у Васильева. Тушу мы сдали на техническую переработку за наличный расчет. Это все запротоколировано.

- Почему о забое и вскрытии лошади вы не поставили в известность и не пригласили собственника? – задал вопрос адвокат Иманбаев.

- Мы сообщали родственникам, даже сотрудникам антикоррупционной службы, но никто из них не приехал, - пожал плечами Еркинов, при этом уже к концу своего допроса он все же признал, что никто никому не звонил и ничего не сообщал. – Кроме материального ущерба, мы испытывали моральное давление, нас родственники Васильева постоянно терроризировали, приезжая на конезавод. Мы им объясняли, что не можем допустить к лошадям, так как они находятся на карантине.

При этом дочь подсудимого Вера Васильева заявила, что это сотрудники конезавода выражались в их адрес нецензурной бранью, не допускали к лошадям, что даже пришлось прибегнуть к вызову сотрудников полиции. 
- Я – коневод с многолетним стажем, - выступил подсудимый Леонид Васильев. - Что такое колики? Это как насморк у человека. Надо было просто проколоть лошадь антибиотиками, прогулять ее, чтобы она опросталась. Цирроз у лошади! Она что, водку пила?

Ветинспектор Зареченского сельского округа Кыстаубаев подтвердил, что диагноз жеребцу был выставлен после забоя.

- Мы провели визуальный осмотр туши и для нас этого было достаточно, - отметил ветврач. – Почему не отправили на лабораторное исследование? Ни одна государственная ветлаборатория не взялась бы за это, так как у лошади не было паспорта и ни в какой базе данных она не значилась. Часто ли бывает цирроз у лошадей? Вообще, редко.

Но тут выступил Еркинов, который добавил, что раз в год такой случай бывает и в его 40-летней практике подобное с лошадьми происходило.

- Возможно, цирроз развился от плохого кормления, содержания. Может где-то продуло ее, тут много факторов, - пояснил Кыстаубаев. – Может, врожденное было, по наследственности передалось.

- А как так получилось, что без проведения лабораторных анализов туши она была сдана на переработку? – возмутился адвокат Васильева Василий Белоножко. – Может, лошадь болела сибирской язвой и могли заразиться люди!

- Ну мы же визуально определили диагноз, а цирроз печени – это не инфекционное заболевание, - заключил ветврач.

В избранное
Нравится





Поделиться

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей