mobile menu Меню
Рубрики новостей

Что будет, если казахские националисты придут к власти? print

06.07.2015 575 просмотров

Представим чисто гипотетически, что казахские националисты, допустим, в лице Казахского национального совета, преобразованного в партию, где-то к 2020-му придут к власти. Что изменится в стране с их приходом? Долго ли они продержатся? Смогут ли воплотить в жизнь свои программы и построить, как они сами заявляют, полноценное казахское национальное государство? Предлагаем вниманию наших читателей два полярных взгляда на эту гипотетическую ситуацию, передает Central Asia Monitor.

расул.jpg
Расул Жумалы, политолог: 

"Рано или поздно государственники, преданные национальным интересам, придут к власти" 

- Казахские националисты - это, прежде всего, государственники, которые преследуют и защищают интересы Казахстана как государства со всем его населением (казахами, русскими, украинцами и прочими). Нельзя рассматривать их как представителей отдельно взятого народа. И не должно вызывать сомнений то, что рано или поздно государственники, то есть патриотические силы, придут к власти. Когда это произойдет, сказать, конечно, сложно. Но чем раньше, тем лучше. 

- И как в этом случае изменится Казахстан? 

- Уверен, что государственники начнут строить страну, в которой было бы комфорт­но жить всем гражданам, независимо от религиозной, этнической и половой принадлежности, которой можно было бы гордиться. Добиваться этого они, конечно же, будут путем установления верховенства закона. Наверное, в числе первоочередных должен быть поставлен вопрос о том, чтобы из нашего законодательства были исключены все пункты, которые противоречат принципу равенства всех граждан, декларации о суверенитете РК, национальным интересам. Республика будет двигаться к парламентской форме правления как к более демократичной, более представительной власти, для которой главным условием будет единение с народом. Причем высшей ценностью и высшим достоянием государства должен стать гражданин, и власть будет работать во благо его интересов. Поэтому речь пойдет о подотчетности власти перед народом, об общественном контроле за ее деятельностью, о том, чтобы чиновники были на службе у народа - своего главного работодателя, а не наоборот. 

Большое внимание будет уделяться укреплению нациоконсолидирующих ценностей. Имеются в виду патриотизм, социальные, экономические и политические гарантии, достижение казахским языком своего конституционного статуса, уважение к казахской культуре, истории. То есть мы начнем путь, пройденный наиболее цивилизованными странами мира, которые на на­цио­кон­солиди­рую­щих началах создали общности людей из разных этносов, из разных диаспор, - сегодня они объединены такими понятиями как француз, испанец, итальянец и т.д. 

Государственники будут стремиться к тому, чтобы наши граждане имели равный доступ к сырьевым богатствам в виде конкретных дивидендов, поскольку опять-таки, согласно Конституции, хозяином недр и земли Казахстана является его народ, а не кучка олигархов. Сюда можно отнести и борьбу с коррупцией, создание социальных лифтов, отказ от кастовости казахстанского общества (когда богатые богатеют, а бедные беднеют). Особый акцент будет сделан на проведение сбалансированной, равноудаленной, а возможно даже, нейтральной внешней политики, где главным мерилом будут национальные интересы Казахстана, а не приверженность линии определенных супердержав. 

Активно будут решаться вопросы экологии. В частности, государственники выступят за прекращение запусков иностранных ракет, использующих вредное топливо, а также за закрытие всех военных баз на своей территории, кому бы они ни принадлежали. Здесь тоже нужно действовать без компромиссов. 

Государственники займутся возвращением народу разворованных активов, которые были незаконно приватизированы либо вывезены за рубеж. Расследование таких случаев, пересмотр кабальных контрактов с иностранными транснациональными корпорациями, особенно в сфере недропользования, станут одним из основных направлений деятельности. 

Этот список можно продолжать еще очень долго. Хотя многое из того, что я успел перечислить, уже прописано в Конституции, но так и не было выполнено. Самое главное - это то, что у наших патриотов, государственников есть не просто голые декларации и популистские заявления, но и опытные кадры в различных сферах деятельности с конкретными программами действий. 

- Но казахских националистов, в частности тот же КНС во главе с Мухтаром Шахановым, часто критикуют за отсутствие ярких и харизматичных лидеров, а также профессионалов, которые могли бы достойно оппонировать власти, предлагать альтернативные решения и тем более воплощать их в жизнь... 

- А разве сам Мухтар Шаханов не является харизматичной личностью? Пожалуй, это один из самых авторитетных и узнаваемых лидеров в нашей стране. Тут, мне кажется, и доказывать нечего. 

Что касается КНС, то он объединяет самых активных и неравнодушных граждан. Его деятельность заключается не в том, чтобы тянуть одеяло на себя, а, наоборот, в том, чтобы объединить казахских националистов. Ведь в Казахстане много других патриотических сил, групп по интересам, с которыми КНС координирует усилия, сотрудничает. К примеру, это движение "Антигептил", Общество поддержки государственного языка… То есть я хочу сказать, что среди казахских националистов нет конкуренции, их интересы перекликаются, они взаимодополняют друг друга. 

А что касается "профессионалов", то достаточно посмотреть наши списки - там очень много людей с учеными степенями, с многолетним опытом государственной службы, политической, общественной деятельности. Причем все они достаточно узнаваемы в СМИ и в обществе. Тот же КНС постоянно расширяется за счет профессионалов, просто это не рекламируется. Я знаю, что сейчас КНС готовится к новому сезону, у него много планов и проектов. Работа кипит. А о том, что у казахских националистов нет настоящих лидеров или программ, говорят те, кто хочет выдать желаемое за действительное….


талгат.jpg
Талгат Исмагамбетов, политолог:
 
"Наши национал-патриоты никогда не ставили целей, которых бы смогли достичь сами" 

- Представим чисто гипотетически: 2020 год, казахские националисты в лице КНС пришли к власти… 

- Почему именно 2020 год? Это совершенно фантастический сценарий... Если не ошибаюсь, КНС - это объединение общественных деятелей, а не ассоциация юридических лиц. Вполне возможно, что оно до сих пор не зарегистрировано. 

КНС даже не может трансформироваться в партию, потому как казахстанское законодательство запрещает создание партий на национальной, религиозной или гендерной основе. Даже если ее активисты попытаются завуалировать свою на­цио­нал-патриотическую направленность и им это удастся, то вряд ли среди них найдутся харизматичные лидеры, способные пройти через все процедуры на пути к посту президента или премьера… 

Да, в восточных государствах избиратели готовы передать власть другой партии или клану, если правящая партия и действующий режим исчерпали потенциал своих возможностей и вызывают все большее недовольство среди населения. Как правило, в такие моменты и появляются ожидания от прихода альтернативной силы, предлагающей какой-то свой путь преодоления этих трудностей. Так было, например, в Японии, где в 1990-х гг. после почти сорокалетнего правления ЛДП избиратели передали власть представителям семи партий, вошедших в коалиционное правительство. То есть японцы предпочли устаревшей стабильности новый курс на развитие и преобразования. В последующем ЛДП то приходила к власти, то уступала ее оппонентам. 

У нас пока никто не смог предложить ничего подобного. Во всяком случае, национал-пат­рио­ты пока не выдвигали альтернативных вариантов решения проблем, накопившихся в стране. 

- Вы говорите о невозможности прихода к власти казахских националистов. Но как бы фантастически это ни выглядело, предлагаю все же вернуться к сути вопроса и представить другой Казахстан, у руля которого оказались именно они. 

- Ну, хорошо… Представим, что Мухтар Шаханов, как в сказке "Алиса в стране чудес", завтра проснется президентом или премьер-министром Казахстана… На первых порах будет сплошная эйфория. Не сомневаюсь, что прежде всего они начнут с реализации программ по ускоренному внедрению казахского языка, в том числе по переводу на него всего делопроизводства в стране. Это потребует огромных расходов, плюс быстро приведет к всплеску эмиграции и нехватке специалистов в разных отраслях экономики. Тогда придется либо закрыть глаза на утечку кадров, либо увеличить расходы - в частности, на расширение штата переводчиков. Чаще всего в этой роли выступают менее квалифицированные специалисты в той или иной отрасли экономики или государственного управления, но отличные знатоки казахского языка. Параллельно будет расти недовольство со стороны части населения, особенно той, которая не успевает освоить язык. Тем более что он наверняка будет насаждаться топорными методами… 

Впрочем, языковыми вопросами еще можно как-то управлять. А как быть с бедностью на селе, с другими застарелыми и нерешенными проблемами - коррупцией, отсталостью сельского хозяйства и т.д.? В итоге национал-патриотическая группировка расколется на умеренных, которые будут вести гибкую политику, и радикалов, то есть сторонников жестких мер. Возможно, благодаря умеренным что-то удастся смягчить, но избежать споров и разногласий не получится. Естественно, все это надолго отвлечет "новую власть" от решения действительно злободневных проблем. Будет много эмоций, громких заявлений, но не будет главного - результатов во внешней политике, экономике, не будет технологического прорыва… 

- Чем вы это объясните? 

- Нельзя забывать, что в КНС собрана почти сплошь гуманитарная интеллигенция. В нем нет людей, имеющих многолетний опыт работы в промышленности, хотя бы на уровне начальника отдела какого-нибудь завода, не говоря уже о более ответственных постах; нет сильных финансистов и т.д. Они не знают практических потребностей экономики, неспособны принять адекватные меры для решения существующих в ней проблем. 

Возьмите того же Шаханова. Он был руководителем предприятия, города, поселка, института? Нет. Он был только главным редактором журнала и всегда занимался сугубо общественной деятельностью. Как вы знаете, за ним до сих пор тянется шлейф республиканского общественного комитета по проблемам Арала и Балхаша. В 1980-90-х годах люди с большим энтузиазмом сдавали деньги в одноименный фонд, но до сих пор никто так и не отчитался за собранные средства. 

И вот представьте, к власти приходят люди, которые никогда не были на руководящих должностях, никогда не занимали ни хозяйственных, ни политических постов... Конечно, у них начнется "головокружение от успеха", им будет казаться, что вот теперь-то все в их руках и что им все по плечу. Но уже через месяц они столкнутся с практическими проблемами и обнаружат, что надо либо быть более реалистичными, либо действовать по принципу "мы за ценой не постоим", даже если он будет проведен в жизнь ценой экономических, технологических, культурных и прочих потерь. 

Чтобы ответить на ваш вопрос, достаточно вспомнить приход к власти умеренных исламистов в Тунисе или "братьев-мусульман" во главе с Мухаммедом Мурси в Египте. Вначале были громкие заявления, но затем выяснилось, что люди, которые до этого занимались чисто общественной деятельностью, не в состоянии решить ни экономические, ни социальные проблемы. Естественно, такая власть продержалась недолго. И если в Тунисе ее сменили вполне мирно, посредством выборов, то в Египте дело обернулось серьезными столкновениями между противоборствующими политическими лагерями, и для восстановления порядка в стране пришлось вмешаться армии, которая и взяла власть в свои руки. А Мурси и его соратники сегодня ждут исполнения смерт­ного приговора, вынесенного им недавно уголовным судом Каира. 

Еще одно важное обстоятельство. Наши национал-патриоты никогда не ставили целей, которых бы смогли достичь сами. Обычно их просто используют. Так, в начале 1990-х они понадобились власти для создания своего рода идейного поля. Правда, никого из них до высоких постов так и не допустили, хотя в какой-то степени они сыграли определенную роль в легитимации власти. Вторая волна началась в 2005 году, когда упавший "этнический флаг" решила поднять оппозиция, испытывавшая острый дефицит новых идей. К примеру, предыдущий "Ак жол" предложил Концепцию национальной политики. Перехватить козырную карту у национал-патриотов пыталась и ОСДП. Даже Коммунистическая партия позабыла о своем интернационализме... Но эти попытки ни к чему не привели. 

- А как вы считаете, насколько цели, озвучиваемые сегодня казахскими националистами, соответствуют интересам Казахстана?

 - Пожалуй, основное направление их деятельности - это акцентирование внимания на проблеме казахского языка. Но, по большому счету, в регионах она уже решается и без националистов - это видно по степени распространения образования на государственном языке и демографическим показателям. Надо заметить, что у жителей некоторых регионов больше трудностей возникает со знанием русского языка (когда они приезжают в Алматы или Астану), нежели казахского. 

Другое дело, когда в правительстве и в парламенте нечасто слышна казахская речь, но это уже вопрос времени. Вряд ли здесь можно добиться 100-процентного результата. Скажем, в той же Индии далеко не все говорят на хинди и еще долго к этому не придут по вполне понятным причинам. 

Насчет целей и интересов. Если какая-то организованная политическая группа (в данном случае вы называете националистов) ввязывается в борьбу за власть, то это вызов правящей элите. Ответ со стороны последней до сих пор был один - ограничить влияние и изолировать любую силу, покушающуюся на ее интересы. Кроме того, наши националисты не являются политическим течением, которое могло бы охватить более или менее широкий спектр социальных, экономических интересов хотя бы казахского этноса.

В избранное
Нравится





Поделиться
Теги данной новости

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей