mobile menu Меню
Рубрики новостей

Кто разрушит «единогласие» маслихатов? print

12.03.2016 574 просмотра

На выборах в маслихаты Костанайской области всех уровней на каждое депутатское место претендуют как минимум 3 человека. В аналогичной кампании 2012 года на один депутатский мандат было по 2 кандидата. Ровно столько, чтобы обеспечить законодательное требование о наличии альтернативности. Чем вызвана теперешняя активность? Повышением роли маслихатов во властных структурах? Возросшей активностью политических партий? Или на то есть другие причины?, передает "Наша газета".

Трамплин в большую политику?

Тенденция характерна не только для Костанайской области. Оказывается, увеличение до трех выдвиженцев на одно место зафиксировано по всему Казахстану. Значит, мы имеем дело с обстоятельствами, общими для всей республики.

Некоторые эксперты попытались их выявить. В частности, политолог Максим КАЗНАЧЕЕВ корреспонденту газеты Central Asia Monitor заявил, что рост числа кандидатов в депутаты вызван изменениями принципов отбора госслужащих, в результате чего некоторые предприниматели и общественники работу в маслихатах рассматривают в качестве трамплина в большую политику. К тому же вместе с депутатским мандатом они получают возможность неформального контакта с местной властью для решения своих вопросов.

6-1.jpg

- В условиях экономического кризиса эти возможности особенно востребованы, - считает политолог. - Региональный малый и средний бизнес, представители многочисленных НПО заинтересованы в укреплении контактов с акиматами через участие в работе маслихатов.

Определенную роль, по мнению Казначеева, сыграло и расширение полномочий маслихатов, которое произошло в годы их становления. Они получили возможность избирать акимов сельских округов, контролировать исполнение местного бюджета, выбирать сенаторов, утверждать программы развития региона. К этому можно было бы добавить еще и обязанность акимов регулярно отчитываться перед депутатами.

Все это так. Вот только опросы избирателей показывают, что наличие таких прав особого авторитета их избранникам не добавило. Во всяком случае, многие граждане не знают, какую роль во всех этих делах играет человек, за которого они голосовали. То ли депутат ведет себя пассивно, то ли он активен, но люди об этом не информированы. Если посмотреть результаты опроса, который ведется на сайте Костанайского областного маслихата, там 9 марта было зафиксировано: из 73 пользователей лишь 34% заявили, что они знают депутата своего избирательного округа. Это, конечно, не самый репрезентативный опрос, но в нем участвовали не случайные люди. Раз они заходят на сайт маслихата, значит, работа депутатов им интересна.

6-3.jpg

6-4.jpg

В 2013 году Молодежная информационная служба Казахстана (МИСК) провела опрос, в котором участвовали 2 634 респондента, представлявшие пять избирательных округов города Алматы. Из них 85% заявили, что не знают своего депутата, 89% ответили, что им ничего не известно о его деятельности. При этом выяснилось, что даже в случаях, когда избиратели ничего не знают о деятельности своего депутата, узнав его фамилию, сразу же начинают его критиковать. При таком негативном отношении граждан вообще к депутатскому корпусу, тем более удивительно, что количество желающих быть избранными в маслихаты сейчас увеличилось. Значит, для этого действительно есть какие-то весомые причины. 

Попробуй голосовать против!

Может прав политолог Казначеев, ссылаясь на «особый» интерес к этой структуре со стороны предпринимателей? Ведь их в теперешнем составе маслихатов республики 46,1%. За ответом на этот вопрос «НГ» обратилась к предпринимателю Сергею МИРОЛЮБОВУ, который с помощью депутатских полномочий пытался кое-что изменить в окружающей его действительности на заре 2000-х годов. По его оценке, если в работе этого органа с тех пор что-то изменилось, то далеко не в лучшую сторону.

- К 1999 году, когда меня избрали депутатом, я уже 7 лет занимался бизнесом и считал себя состоявшимся предпринимателем, - вспоминает Миролюбов. - У меня не было иллюзий относительно того, что через депутатство в Казахстане можно сделать политическую карьеру. Мне казалось, что я неплохо знаю ситуацию с бизнесом, с уплатой налогов, с тем, как эти налоги эффективно распределять. Я видел, как большие налоги приводят к тому, что многие люди их вообще не платят, и считал, что налоги должны быть простыми и небольшими, но жестко собираться. Видел и то, что проводимая тогда легализация капитала и межведомственные зачеты были лоббированы крупным бизнесом, который хотел только легализовать нечестно нажитые деньги. Экономический фон тогда был неблагоприятным, ассоциации предпринимателей еще только создавались, и депутатство было возможностью служения обществу не только в качестве предпринимателя, исправно уплачивающего налоги.

Действительность оказалась не такой радужной. Желание публично разобраться в обоснованности бюджетных затрат по некоторым статьям наткнулось на сопротивление чиновников. Они зачастую обещали учесть замечания депутатов, и проект бюджета до окончательного его утверждения действительно корректировался, но только по позициям, которые депутатами не обсуждались. Еще тогда Миролюбов критически относился к бюджетному финансированию футбольного клуба «Тобол».

6-5.jpg

6-6.jpg

- Почему на поддержку профессионального клуба нужно отдавать чуть ли не половину бюджетных средств, которые выделяются для развития всех видов спорта в области? - недоумевает Миролюбов. - Было бы понятно, если б эти деньги направлялись на строительство стадиона, но тратить их на высокие гонорары заезжим футболистам - это дикость.

Но все решалось голосованием, и тут успеха добиться оказалось невозможным. Однажды Миролюбова поддержали 14 депутатов, но все кончилось тем, что тогдашний аким области оставил их и начал разбираться, почему они проголосовали против. Разборка оказалась настолько жесткой, что после нее желающих «иметь особое мнение» резко убавилось.

В такой ситуации люди, по мнению Миролюбова, если идут в депутаты, то лишь для получения возможности быть ближе к акиму и решать свои вопросы.

- Если у бизнеса нет реальных способов решать свои проблемы, предприниматели выбирают этот путь, - констатирует Сергей Миролюбов. - Что касается публичных решений на сессии, то достаточно иметь в маслихате две трети лояльных акиму депутатов, и можно принять любое решение. Для этого депутатов обычно набирают из числа руководителей государственных структур, из работников бюджетной сферы. Они не задают вопросы, не выступают, но голосуют, как захотят чиновники.

И действительно бывая на заседаниях комиссии по бюджетным вопросам областного маслихата, не раз обращал внимание: чаще задают вопросы именно представители предпринимательской среды. Но в том-то и дело, что их предложения уходят в бюрократический «песок», где решение отлеживается неопределенный срок. Проще «забивать» эти темы вне публичного рассмотрения, через личные контакты с руководителями управлений акимата, с самим акимом или его заместителями. Вот тут-то и всплывает степень лояльности к ним депутата. Попробуй в таких условиях хотя бы однажды проголосовать против. 

Депутаты не ответственны

Правда, участие предпринимателей в депутатской деятельности имеет и другую сторону. Чтобы хотя как-то оправдать доверие своих избирателей, они начинают вкладывать средства в различные социальные объекты. Там выделят деньги на ремонт сельской школы или амбулатории, где-то построят за свой счет спортивную площадку или окажут спонсорскую помощь инвалидам, а то, глядишь, проявят и меценатство к творческим работникам. Что касается крупных затрат на объекты в их избирательном округе, которые может потянуть только бюджет города, района или даже области, тут все решают чиновники. Там своя система, в хитросплетениях которой представителям от народа разобраться бывает не под силу.

Получается так, что, сколько не расширяй полномочия маслихатов, на активность депутатов это сильно не влияет. По оценке кандидата юридических наук Людмилы МАЦУПЫ, которая длительное время работала руководителем аппарата Костанайского областного маслихата, законодательство дает этим органам достаточно полномочий, чтобы депутаты реально могли воздействовать на исполнительную власть. Вплоть до крайней меры - объявить недоверие акиму. Другое дело - как народные избранники этими правами пользуются. И тут, оказывается, что декларированные права вступают в противоречие со всей структурой политической системы.

- Раньше это был представительный орган, а сейчас маслихат - государственный орган и прежде всего защищает государственные интересы, - поясняет Мацупа. - Это государственная структура, которая укрепила себя со всех сторон, чтобы депутатов тоже не подводить, и депутаты туда идут спокойно.

То есть у депутатов маслихатов сегодня нет наказов, они не обязаны отчитываться перед избирателями, их нельзя отозвать.

- Государство таким образом защищает депутатов от их избирателей, не имея сегодня бюджетных средств, чтобы в достаточной степени удовлетворить интересы населения, - добавила Мацупа.

6-9.jpg

6-8.jpg

В условиях реальной конкуренции между кандидатами возрастает роль избиркомов

Что касается роли партий на выдвижение кандидатов, то большая часть претендентов на депутатский мандат - самовыдвиженцы. Лишь «Нур Отан» выдвинул своих представителей в каждый избирательный округ, «Ак жол» - 11 кандидатов, «Ауыл» - 2, КНПК - 1. При таком раскладе ждать конкуренции между партиями не приходится. Тем не менее три кандидата на одно место - это уже ситуация для реальной конкуренции. Тем более что в некоторых округах есть даже по 4 или 5 кандидатов.

Но давайте не будем спешить с выводами. Ожидания острой борьбы, в ходе которой в маслихаты пройдут «буйные», могут не оправдаться. Нельзя исключить, что речь идет о применении специальной политтехнологии. Когда во время выборной кампании в обществе сильны протестные настроения, то при наличии альтернативы избиратели только из чувства протеста могут отдать голоса другому человеку, а не кандидату от партии власти. Чтобы нейтрализовать такой расклад, партия власти в каждом округе негласно обеспечивает несколько своих кандидатов, с помощью которых протестные голоса рассеиваются. В этой ситуации основной кандидат набирает хотя и немного, но вероятность, что этого будет достаточно для избрания, возрастает.

Разумеется, это лишь предположение. Но даже если оно верно, не исключено, что кто-то из «подставных» выйдет из-под контроля властных структур и  поведет самостоятельную кампанию. Тогда, может, хотя бы они, будучи избранными, оживят работу маслихатов? Да еще если сессии будут транслироваться в сети Интернет, как это записано в новом законе «О доступе к информации».

В избранное
Нравится





Поделиться

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей