mobile menu Меню
Рубрики новостей

Досым Сатпаев: Чем грозит Казахстану «перезагрузка» карабахского конфликта print

05.04.2016 518 просмотров

Реальные и потенциальные межгосударственные конфликты разного уровня и масштабов уже окружают Казахстан, и геополитическая турбулентность может представлять угрозу для нашей национальной безопасности, в том числе с точки зрения военной агрессии, передает Newtimes.kz.

Поэтому актуальным является вопрос о боеспособности наших вооруженных сил, которые составляют неотъемлемый признак любого суверенного государства.

Что касается готовности к военным конфликтам, то еще в марте прошлого года, во время заседания коллегии Министерства обороны РК, было сделано заявление о том, что боевую подготовку в Казахстане будут проводить с учетом современных военных конфликтов. Хотя вооруженные силы Казахстана пока готовы только к участию в военных конфликтах низкой и средней интенсивности. При этом «боеготовность» - довольно зыбкое понятие. Так как реальная боеспособность проверяется не благодаря статистике или военным учениям, а только в ходе реальных боевых действий, когда уязвимые места выявляются даже у вроде бы сильных армий мира.

Например, журнал «The Economist» выявил у армии CША уязвимые места, в числе которых оказались признаки ослабления технологической оснащенности американских вооруженных сил по сравнению с тем же Китаем. Как отмечает издание, ошибка США заключается в том, что военные этой страны сосредоточилась на производстве бронетехники и беспилотников, перестав работать над новыми технологиями. Но этим активно занимаются другие страны. Также выяснилось, что корабли военно-морского флота США стали уязвимыми для ракет, запущенных противниками с суши. Кроме этого, авиации США становится сложнее засекать мобильные ракетные установки, которые могут сбивать самолеты на больших высотах. Не защищены от нападения и американские разведывательные спутники.

Что касается казахстанской военной доктрины, то в ней четко говорится о том, что целевое финансирование Вооруженных сил РК должно составлять не менее 1% ВВП страны. Хотя уже звучали предложения увеличить это финансирования до уровня 1,5% и даже больше. Как гласит классическая поговорка: «Народ, который не желает кормить свою армию, будет кормить чужую». Но объективности ради, стоит сказать, что в количественном плане казахстанская армия, конечно, никогда не сможет конкурировать с нашими крупными соседями: Россией и Китаем.  Именно поэтому с самого начала,  руководство страны сделало ставку только на гарантии международных договоров и на нашем участии в многочисленных региональных объединениях. То есть длительный период национальная безопасность Казахстана зависела не столько от вооруженных сил, а сколько от многочисленных международных соглашений, которые дают трещины в последние годы в связи с кризисом системы международного права и с активизацией «дипломатии канонерок». Второстепенное отношение к качественному развитию наших вооруженных сил привело к тому, что казахстанскую армию долгое время лишь ассоциировали с коррупционными скандалами, интригами и расследованиями. И только в последние годы ситуация стала меняться в лучшую сторону.

В феврале текущего года в мировом рейтинге «Global Firepower» вооруженные силы Казахстана заняли 66 место из 126 стран. Для сравнения: Узбекистан находится на 54-м, Кыргызстан – на 78-м, Таджикистан – на 81-м, Туркменистан – на 90-м. То есть в Центральной Азии мы находимся на втором месте после узбекской армии по боеспособности. При этом, согласно официальным заявлениям, боевой потенциал ВС Казахстана увеличился в полтора раза благодаря тем мерам, которые были приняты в 2015 году. То есть речь шла о шести основных направлениях: боевая, оперативная и мобилизационная подготовка; развитие оборонно-промышленного комплекса; строительство военной инфраструктуры; совершенствование системы военного образования; международное сотрудничество; идеологическая работа в вооруженных силах РК. В частности, увеличивается количество контрактников, из которых казахстанская армия уже состоит почти на 80%.

Интересным и позитивным трендом является процесс создания в стране собственного оборонно-промышленного комплекса. К сожалению, долгое время любые действия в этой сфере часто сопровождались коррупционными скандалами или странными решениями. Например, несколько лет тому назад неожиданно возникло решение несколько десятков бронетраспортеров оснастить двигателями от тракторов. Тогда возникла шутка о том, что такими темпами к БТР-70 еще добавят косилку, чтобы затем сдавать их в аренду минсельхозу, которое постоянно жалуется на нехватку сельскохозяйственной техники. Небезызвестна история и о громком скандале, когда впервые в мировой истории на вооружение нашей армии пытались поставить израильские самоходные гаубицы и минометы, которые стреляли сами в себя.

Но лишь в последнее время наметился позитивный тренд на создание военной индустрии в Казахстане. Не так давно в республике был дан старт строительству первого казахстанского патронного завода. При этом оборудование по производству патронов будет поставлять канадская компания «Waterbury Farrel». Как было заявлено, запуск данного производства позволит Казахстану войти в число стран-производителей боеприпасов стрелкового вооружения на долгосрочный период, в том числе по экспорту продукции завода. На казахстанском заводе имени С. М. Кирова наладили производство  современных мобильных средств связи для Вооруженных сил Казахстана. Казахстанский завод АО «ЗИКСТО» готов выпустить для военно-морских сил РК донные мины. На уральском заводе «Зенит» выпускается продукция судостроения ― также для ВМС РК.

Так, в 2014 году был произведен спуск на воду корабля «Сарыарка», предназначенного для охраны морских границ. Кроме этого, на базе НИИ «Гидроприбор», совместно с французами, планируется производство подводной робототехники. Также с французской компанией MBDA, которая является мировым лидером в производстве противокорабельных ракет, обсуждается вопрос о производстве в Казахстане береговых ракетных комплексов с использованием технологий этой французской компании. На Х Международной выставке вооружения, военной техники и боеприпасов «RussiaArmsExpo-2015» в Нижнем Тагиле казахстанские специалисты представили стабилизированный дистанционно-управляемый боевой модуль (СДУБМ)  для удаленного ведения огня и наблюдения в любых погодных условиях, а также в ночное и дневное время суток.

Конечно, с точки зрения военного оснащения наша республика все еще сильно зависит от России, которая обеспечивает Казахстан, как члена ОДКБ, разными видами вооружения. Хотя чрезмерная зависимость любого государства только от военных поставок со стороны другого государства, также является уязвимым местом в системе обеспечения национальной безопасности. Кроме этого, наша республика  рассчитывает на помощь некоторых военно-политических блоков в лице, например ОДКБ, в случае появления реальных военных угроз любого уровня. Хотя, как и в случае с вооруженными силами Казахстана, боеспособность ОДКБ может проверить только реальная кризисная ситуация, а не многочисленные саммиты и рабочие встречи. В то же самое время, было наивно полагать, что защиту нашего собственного суверенитета сможет обеспечить только некий протекторат более сильных игроков. Любой призыв к другим государствам обеспечить нашу собственную военную безопасность грозит превратить Казахстан в сателлита более сильного игрока, который эту безопасность якобы захочет гарантировать. Даже нейтральная Швейцария, вроде бы в окружении мирных европейских соседей, не отказалась от собственных вооруженных сил и в случае войны готова развернуть армию численностью 350 тыс солдат. И это при населении менее 8 млн человек.

К тому же, чрезмерная военно-политическая интеграция Казахстана с каким-то более сильным геополитическим игроком, грозит серьезными проблемами в будущем, так как нас могут втянуть в чужой конфликт. Например, Москва всеми силами пытается позиционировать себя в качестве игрока, который обеспечивает геополитический баланс сил на постсоветском пространстве. То есть Россия ― своего рода бастион, защищающий постсоветское пространство от западного военно-политического влияния. Поэтому в российской доктрине, с учетом украинского фактора, НАТО в открытую указывается как структура, которая является внешней угрозой для российской безопасности, так как всеми силами приближается к границам РФ и разворачивает систему противоракетной обороны. Этот процесс действительно идет. Хотя возникает такое ощущение, что прямо или косвенно, принимая участие в украинских событиях, Кремль сам ускорил активность НАТО, которое еще несколько лет назад некоторые западные эксперты даже собирались хоронить за ненадобностью, а американскую систему противоракетной обороны в Восточной Европе сами европейцы воспринимали как ненужную красную тряпку для быка. Теперь же американцам уже не надо никого уговаривать в этом вопросе.

В то же самое время,  первое, что бросается в глаза при изучении казахстанской военной доктрины, так это пункт об отсутствии потенциального противника. Думаю, что такой пункт необходимо убрать, поскольку он в корне неверен и ограничивает нас. Ведь, за столетия ничего не поменялось. Как всегда главенствует правило: «Si vis pacem, para bellum!» (Хочешь мира ― готовься к войне!). Тем более, что в нашей военной доктрине черным по белому написано, что военно-политическая обстановка в мире постоянно меняется, она непредсказуема, поэтому никто не знает, кто завтра будет нашим врагом, а кто - союзником. Таким образом, геополитическая ситуация всегда может резко измениться не в нашу пользу, и потенциальным противником может стать любое государство или же антисистемный игрок в лице террористического интернационала или каких-либо сепаратистских организаций. 

Еще больше вопросов касается нематериальной части обеспечения военной безопасности Казахстана. Речь идет об идеологическом воспитании, формировании казахстанского патриотизма и сознательном отношения населения к обеспечению военной безопасности страны. Об этом также говорится в военной доктрине. Но по этим пунктам провалов не меньше, чем по техническому перевооружению армии. Если во время Великой Отечественной войны многие умирали со словами на устах: «За Родину! За Сталина!», то за кого или за что готовы пойти умирать граждане Казахстана в случае, если родина их призовет? А ведь еще Чингисхан говорил, что крепость стен зависит от храбрости тех, кто их защищает. Еще более непонятная ситуация с вопросом идеологической самоидентификации самих казахстанских военных, особенно офицерского состава и высшего командования. Как показали военные действия в Украине, среди «украинских» военных было немало тех, кто либо переходил на сторону сепаратистов в ДНР и ЛНР, либо сливал им секретные данные о передвижении верных Киеву украинских воинских подразделений, что приводило к печальным последствиям для последних.

В конечном счете, нам лучше учиться на чужих ошибках. Заниматься моделированием ситуации, беря в качестве стресс-теста реальные военные и прочие конфликты, которые происходят в разных регионах мира, и особенно на постсоветском пространстве. Всем нам надо четко понимать, что в международной политике нет партнеров и друзей. Есть только национальные интересы. И эффективная защита этих национальных интересов будет зависеть в первую очередь не от боеспособных вооруженных сил. Она в значительной степени зависит от общества и власти, мобилизованных вокруг общих ценностей и принципов, которые способны превратить государство в ту самую «сильную крепость», о которой когда-то говорил Чингисхан, в случае реальной угрозы для этих ценностей и принципов.

В избранное
Нравится





Поделиться

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей