mobile menu Меню
Рубрики новостей

Рейтинг Путина – реальность или вымысел социологов? print

08.07.2015 274 просмотра

На днях Левада-центр зафиксировал рекордный уровень одобрения деятельности Владимира Путина, его рейтинг достиг 89%. Тут же на социологов посыпались обвинения в ангажированности, продажности, непрофессиональности, невозможности мерить общественное мнение в авторитарной стране. Президентский рейтинг, по мнению некоторых наблюдателей, ведет себя аномально и необъяснимо. Такого просто не может быть, говорят они, в стране, где власти притесняют граждан и набирает обороты экономический кризис, Московский центр Карнеги.

При этом обычно забывают несколько деталей. Всего полтора года назад наблюдался острый кризис легитимности всей политической системы, и, казалось, ничто не может остановить это падение рейтингов – ни Олимпиада, ни предвыборная агитация. Если рассматривать все 15 лет пребывания Путина у власти, а не только последние полтора года, то обнаруживается, что его популярность достигает такого высокого уровня уже в четвертый раз. Кроме того, изменения происходят сразу по многим показателям, позволяющим нарисовать гораздо более сложную картину происходящего, чем видится многим комментаторам.

Четыре пика

Первый пик популярности В. Путина приходится на конец 1999 года, когда одобрение его деятельности на посту премьера стремительно выросло с 31% в августе до 80% в ноябре – на фоне террористических взрывов жилых домов в российских городах, последовавшей второй чеченской войны и начавшегося оживления экономики. К январю 2000 года рейтинг Путина помог ему избраться на пост президента в первом туре. Второй пик популярности (86%) пришелся на декабрь 2003 года, когда полным ходом шла избирательная кампания, проходившая под аккомпанемент «борьбы с олигархами» и разногласий с США из-за войны в Ираке.
В третий раз рейтинг поднимался до 86–87% в разгар предвыборной кампании 2007–2008 годов, в ходе управляемой передачи власти от Путина Медведеву. Это был зенит «путинской стабильности», ни о каком кризисе еще не было речи. При этом наивысшей точки (88%) рейтинг Путина достиг в сентябре 2008 года, сразу после короткой российско-грузинской войны.

Затем на протяжении четырех лет поддержка постепенно снижалась, вплоть до февраля 2014 года. В этот период Путин потерял около трети своих сторонников. Наконец, в четвертый раз максимальных показателей рейтинг достиг уже в 2014 году – после присоединения Крыма и развернувшегося противостояния с Западом. Особенность сегодняшнего момента в том, что рейтинг не падает уже больше года. Хотя в 2007–2008 годах он тоже не опускался ниже 80% на протяжении почти двух лет.

Часто упускается из виду, что можно отследить изменение общественного мнения в отношении президента не по одной, а сразу по нескольким различным переменным. Все они в прошлом году показали положительную динамику. Так, если в январе 2014 года о своем доверии Путину говорили только 34%, то в марте уже 51%, сегодня – 59%. В начале прошлого года разрыв между доверием Путину и следующим за ним по популярности политиком (Шойгу) составлял 15 процентных пунктов, сегодня этот разрыв составляет 35 пунктов.

Что касается готовности голосовать за Путина на президентских выборах, эти показатели тоже выросли: в начале 2014 года за Путина были готовы проголосовать около 30%, в конце марта – уже 46%, в августе – 57%. С тех пор этот показатель колеблется в районе 55%. А если учитывать только мнения тех, кто принял решение пойти на выборы, нужно говорить уже о 80% избирателей, готовых переизбрать президента. 

Также изменились эмоции, которые испытывают люди по отношению к Путину. Если два года назад преобладало безразличие (около 50%; при этом 20% говорили о положительных чувствах, 25% – об отрицательных) и от Путина начинали уставать, то сегодня положительное отношение к нему высказывают в 2,5 раза чаще (10% говорят о восхищении, 37% о симпатии), а о нейтральных и негативных чувствах говорят реже (40% и 11% соответственно). Наконец, изменилось соотношение ответов на вопрос о том, «почему многие люди доверяют Путину». Два года назад доминировало убеждение, что главная причина поддержки президента в том, что «люди не видят, на кого другого они могли бы положиться» (42%). Сегодня этот показатель сократился почти в два раза (до 23%), а наиболее распространенным стало убеждение, что «Путин успешно и достойно справляется с решениями проблем страны» (за два года этот показатель вырос с 14% до 38%).

Тонкости поддержки

Однако одобрение деятельности президента, поддержка власти в целом и отдельных направлений государственной политики – все это разные показатели, с разными значениями. И смешивать их не стоит. Так, если действия Путина одобряют 89%, то деятельность Медведева на посту премьера – только 66%, доверяют ему и вовсе всего 19%. Но и отставки правительства большинство сегодня не хочет. Деятельность правительства в целом поддерживают 62%. Или другой пример: с мнением, что Путина поддерживает большинство населения, готовы согласиться около 70%, аналогичное высказывание о «власти в целом» поддерживают чуть меньше 40%.

Неоднозначно оцениваются населением различные направления путинской политики, в том числе и по Украине. Например, положительное отношение к присоединению Крыма за год не изменились: 88% приветствовали это событие в марте 2014 года, и столько же год спустя. Однако сильно поменялись представления о приемлемом развитии ситуации на востоке Украины. Если в марте 2014 года 74% готовы были поддержать российское руководство в случае открытого военного конфликта между двумя странами, то к февралю 2015 года их число сократилось до 44%. Сходным образом изменилось мнение о судьбе восточных территорий: если сначала преобладало мнение, что эти территории надо включить в состав России (48%), то сегодня сторонников такого варианта развития событий в три раза меньше (15%).

Можно отметить еще пару важных моментов. Отношение населения к Путину заметно менялось на протяжении всех 15 лет его правления. С 2009 до начала 2014 года он потерял около трети своих сторонников, но 2014 год благодаря чрезвычайным обстоятельствам оказался переломным. Отношение к Путину заметно улучшилось по всем имеющимся показателям. Сегодня он похож на докризисного Путина образца 2008 года.

Неоднократные серьезные изменения рейтингов в считаные недели позволяют усомниться в обоснованности критики со стороны тех, кто склонен объяснять указанные колебания недостатками опросного метода. Дело в том, что и уровень недостижимости респондентов, и доля людей, которые оставляют свои контакты после завершения интервью (чтобы можно было выполнить контроль проведения опроса), и опасения респондентов из-за возможных последствий в случае «неправильных» ответов – все эти показатели являются постоянными величинами на протяжении последних 10–15 лет. Вопросы качества опросной методики проблема важная, но постоянная. Ни происходящие колебания, ни высокие показатели последнего года она не объясняет. Причины нужно искать в другом.

Основы легитимности

Многие эксперты объясняют высокий рейтинг Путина и стабильность российской политической системы умением режима манипулировать общественным мнением с помощью пропаганды в СМИ, которая стала особенно активной с началом украинского кризиса. То, что украинские события вследствие избыточного присутствия в информационном пространстве захватили чуть ли не все внимание россиян в 2014 году, подтверждается результатами опросов общественного мнения. На протяжении года в списке «Наиболее важных и заметных событий», который отслеживает Левада-центр, происходящее вокруг Украины (присоединение Крыма, бои на востоке, гуманитарные конвои и прочее) регулярно занимало от 6 до 8 позиций из первой десятки событий. При этом изнутри страны действия России выглядят совершенно по-другому, чем снаружи. Например, только 30% россиян считают, что между Россией и Украиной идет война, в то время как такого мнения придерживаются 70% украинцев. Для большинства россиян роль России сводится лишь к гуманитарной поддержке страдающего мирного населения, отсылке гуманитарных грузов и добровольцев.

Однако эффективность пропаганды ошибочно объяснять лишь тем, что люди не имеют доступа к альтернативным источникам информации. В масштабах всей страны регулярно обращаются хотя бы к одному из существующих независимых каналов получения информации около 30% населения, в Москве и крупных городах эта цифра достигает 60% (а украинская политика Путина там лишь немногим менее популярна, чем среди населения в целом). Значительное число россиян знают о других мнениях, но не хотят слушать и принимать их в расчет.

Так происходит потому, что присоединение Крыма подарило ощущение того, что Россия вновь, впервые после крушения СССР, вернула себе статус великой державы (весной прошлого года с этим утверждением готовы были согласиться 80%). Иллюзия величия страны дает пьянящий эффект, от которого у большинства нет ни сил, ни желания очнуться. Пропаганда не дает людям опомниться еще и потому, что ее фокус последовательно смещается с одной темы на другую: с присоединения Крыма на преступления украинской армии, потом на злокозненность Запада, который вводит санкции, и так далее. Пропагандисты постоянно ищут новые сюжеты, чтобы внимание публики не ослабевало.

Другим инструментом, обеспечивающим поддержку режима, является его безальтернативность. Как уже упоминалось, от четверти до трети населения поддерживают Путина, потому что рядом с ним нет никого другого. И действительно, независимые кандидаты отлучены от телевизионного эфира, а их возможность участвовать в выборах разных уровней сильно ограничена. Появление альтернативного кандидата может быстро и сильно изменить ситуацию, достаточно вспомнить хотя бы выборы мэры Москвы в 2013 году, когда Алексей Навальный за несколько месяцев увеличил долю своих сторонников в несколько раз, получив 27% голосов. Что касается электората Путина, то почти половину его сторонников составляют люди без четких политических предпочтений, которых политика не интересует. Эти люди особо подвержены давлению пропаганды, начальства, местных властей. Именно они демонстрируют нейтральное отношение к Путину («не могут сказать о нем ничего плохого» или «ничего хорошего»). По большому счету, им все равно, за кого голосовать.

Однако не стоит списывать отсутствие политической альтернативы исключительно на действия власти. Часть ответственности несет и оппозиция. Проблемы, которые волнуют большую часть населения, практически не отражены в политической повестке внедумских оппозиционных партий. О наиболее острых общественных проблемах, волнующих большинство населения, говорит сегодня прежде всего российская власть. Коррумпированная и забюрократизированная, по мнению большинства населения, она тем не менее остается чуть ли не единственной инстанцией, куда человеку можно обратиться за помощью. Оппозиция, напротив, зачастую неуважительно относится к большинству. Неудивительно, что в отношении оппозиции преобладает мнение, что она «озабочена только стремлением прийти к власти, до простых людей ей нет дела». Не согласны с этим высказыванием лишь 11%.

Наконец, ключевой инструмент обеспечения поддержки Путина – это политика поддержания социальной стабильности. Эта мера особенно важна, если учесть, что почти половина населения считает, что ей было бы трудно прожить без поддержки государства. С именем Путина связаны тучные 2000-е годы. Одно из наиболее серьезных испытаний путинской популярности было вызвано как раз с потерей социальной стабильности. В 2005 году монетизация льгот вызвала заметное сокращение поддержки президента (до 60%) и волну всероссийских протестов. Реформу пришлось свернуть на полпути. Произошедшее, видимо, стало серьезным уроком для 

Путина и его команды и привело к пониманию ценности социальной стабильности для сохранения политического порядка.

Именно под лозунгом сохранения «путинской стабильности» происходила управляемая смена власти в 2007–2008 годах. И сегодня сохранение социальных гарантий является главным приоритетом правительства. Как представляется, сохранение рейтингов Путина на высоком уровне стало возможно лишь благодаря решительным действиям правительства в конце прошлого года по остановке начавшейся паники, стабилизации курса рубля. Именно эти меры привели к тому, что общественные настроения, рухнувшие в декабре, восстановились уже к началу весны.

Неприятие статус-кво

В завершении стоит еще раз вернуться к критике результатов опросов общественного мнения со стороны либеральной общественности. Критика эта идет уже много лет, периодически активизируясь, – например, в 2011 году, когда результатами опросов были недовольны наблюдатели на выборах, чей опыт наблюдения – на ограниченном количестве участков – не совпадал с теми результатами, которые давали социологи в масштабах всей страны (наши данные тоже позволяли говорить о возможных фальсификациях, но в более скромном масштабе). Опросные центры упрекают в том, что они своими результатами деморализуют протестную публику. При выступлениях в оппозиционно настроенных аудиториях социологов обязательно просят «чем-нибудь порадовать».

Так получилось, что на рубеже 2011–2012 годов интересы противников статус-кво совпали с настроениями 35–40% населения, разочарованных на тот момент во власти, – значительное число пришедших на Болотную площадь участвовали в митингах впервые, не одобряли оппозиционных лидеров, не разделяли часть звучавших лозунгов. Власть быстро оценила ситуацию и предприняла усилия, чтобы отделить активистов от сочувствующего им, но довольно пассивного населения. В течение нескольких месяцев протестующие были дискредитированы в глазах населения, протестная волна была остановлена. Однако вернуть симпатии разочарованного населения власть смогла только после присоединения Крыма. В свою очередь, сторонникам перемен в России нужно понять, что без апелляции к широким слоям населения они всегда будут оставаться на обочине. Мнение большинства нужно не ругать, а попытаться понять.

Что касается прогноза о том, какой может быть динамика путинского рейтинга в дальнейшем, история социологических наблюдений позволяет сказать, что присоединение Крыма и противостояние с Западом придало рейтингу Путина (но не рейтингам других политиков и одобрению власти в целом) тефлоновый налет. Какое-то время он будет оставаться высоким. Профессиональная пропаганда, основанная на контроле за ведущими СМИ и эксплуатации существующих у населения комплексов и страхов, будет тормозить снижение рейтинга. Но дальнейшее ухудшение экономической ситуации может подорвать главную основу популярности режима – социальную стабильность. Можно также напомнить о том, что всенародная поддержка, во многом построенная на мягком принуждении аполитичного большинства делать правильный выбор, быстро улетучивается. Вспомним хотя бы Лужкова, чей стабильно высокий рейтинг (по крайней мере, в Москве) испарился всего за несколько недель после того, как он лишился должности.


В избранное
Нравится





Поделиться
Теги данной новости

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизироваться.


Комментариев пока нет.

полезные номера
Самое интересное, топ 5
день неделя месяц

Рассылка событий

Будь в курсе последних событий.
Новости “ИА ”ТоболИнфо”

Календарь новостей